Защитник обвиняемого адвокат лошакова

Автор: | 14.04.2019

О ПОЛНОМОЧИЯХ ЗАЩИТНИКА ПО СОБИРАНИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПУТЕМ ОПРОСА ЛИЦ

Участие защитника в уголовном судопроизводстве — гарантия защиты прав подозреваемого (обвиняемого), провозглашенная Конституцией Российской Федерации (ст. 48), полное и последовательное закрепление которой нашло отражение в принципе «обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту», сформулированном в ст. 16 УПК РФ. Защита в уголовном судопроизводстве осуществляется не только подозреваемым (обвиняемым), но и его защитником. Предоставленное уголовно-процессуальным законом право иметь защитника неразрывно связано со всей совокупностью прав подозреваемого (обвиняемого) в уголовном процессе, а участие защитника содействует полному и реальному осуществлению этих прав.

На основе объективного анализа процессуального положения защитника в уголовном судопроизводстве (ст. 53 УПК РФ), результатов изучения материалов уголовных дел, опросов адвокатов из различных регионов Российской Федерации и слушателей повышения квалификации Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации можно сделать вывод о том, что защитник наделен действенными полномочиями. Уголовно-процессуальный закон, предоставляя широкие возможности для участия защитника в производстве по уголовным делам, усилил и его роль в доказывании, предусмотрев полномочия по осуществлению трех мер (ч. 3 ст. 86 УПК РФ), направленных на собирание адвокатом информации в пользу своего подзащитного(1).

Перечисленные полномочия защитника в той или иной мере были предусмотрены и прежним УПК РСФСР, а вот опрос лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ) стал возможен только с введением в действие УПК РФ. Как справедливо отмечают некоторые исследователи, указанные положения направлены на обеспечение принципа состязательности уголовного судопроизводства, гарантированного ст. 123 Конституции Российской Федерации(2).

Однако, как показывает следственная и судебная практика, существенные трудности, связанные с реализацией данного полномочия защитника, обусловлены в первую очередь отсутствием в уголовно-процессуальном законе определения опроса защитником лиц с их согласия,

механизма проведения такого опроса и порядка фиксации полученных сведений. Это подтверждается и позицией Конституционного Суда Российской Федерации, который отметил, что «порядок собирания защитником доказательств, в том числе путем опроса лица с его согласия, в отличие от производимых прокурором, следователем или дознавателем следственных действий по собиранию доказательств, специально не регламентируется»(1).

Полагаем, что именно эти причины приводят к тому, что в практической деятельности некоторые защитники отождествляют опрос лиц с их согласия с допросом свидетеля(2), что является в корне ошибочной позицией по ряду оснований.

Так, п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ предусматривает опрос защитником не свидетеля, а некоего лица, которое не является еще свидетелем по уголовному делу, поскольку ч. 1 ст. 56 УПК РФ определяет, что свидетелем является лицо, которое вызвано для дачи именно показаний.

Согласно ч. 8 ст. 56 УПК РФ свидетель предупреждается об уголовной ответственности по ст.ст. 307—308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний либо за отказ от дачи показаний. Защитник же при опросе лица не вправе не только предупреждать опрашиваемого об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний, но и разъяснять содержание указанных уголовно-правовых норм, поскольку опрашиваемое защитником лицо как таковых показаний не дает, а сообщает те или иные сведения. Более того, согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации наделение защитника таким правом означало бы придание — вопреки требованиям Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального законодательства — несвойственной ему процессуальной функции(3).

При опросе не применимо разъяснение лицу положений ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации, поскольку в данной норме говорится о праве не свидетельствовать против себя самого, своего супруга или близких родственников. Опрашиваемое защитником лицо имеет право не только не свидетельствовать против себя самого, своего супруга или близкого родственника, но и в любой момент без объяснения причин отказаться от дальнейшего опроса.

На то, что опрос лиц с их согласия не является допросом, обращают внимание многие исследователи. Например, по мнению А. П. Рыжакова, отличие заключается уже в том, что допрос обеспечивается государственным принуждением. Дача показаний на допросе в большинстве случаев — обязанность, при опросе — всего лишь право. Допрос следственное действие, а опрос таковым не является(4).

Е. Карякин рассматривает опрос лица защитником как беседу защитника с гражданином, выразившим согласие на это, осуществляемую с целью получения сведений, относящихся к уголовному делу и позволяющих доказать невиновность или меньшую виновность подзащитного, результаты которой фиксируются в произвольной форме. В качестве формы фиксации может выступить протокол с указанием места и времени начала и окончания опроса, анкетных данных опрашиваемого и защитника(5).

Н. П. Царева, рассматривая опрос как «письменное или устное изложение в оправдание чего-нибудь, признание в чем-нибудь, то, что разъясняет, помогает понять что-нибудь»(6), высказывает мнение, что «под опросом, производимым защитником, следует понимать способ собирания информации о фактах совершенного преступления, проводимого в любом месте и в любой обстановке в форме беседы адвоката с гражданами, которые предположительно имеют доказательственные сведения, оправдывающие или смягчающие ответственность,вину подозреваемого

или обвиняемого… результаты беседы должны фиксироваться в опросе, который составляется защитником в присутствии собеседника. К нему могут прилагаться аудио-, видеозапись, кино-, фотоматериалы, которые могут иметь процессуальные последствия при доказывании»(1).

Обратившись к значению слова «опросить», которое буквально означает собрать ответы на какие-нибудь вопросы(2), а также проанализировав предложенные в теории уголовного процесса определения, можно сделать вывод о том, что под опросом лица защитником необходимо понимать способ собирания сведений, предположительно имеющих доказательственное значение по уголовному делу, оправдывающих или смягчающих ответственность либо вину подзащитного, со слов опрашиваемого лица, реально или вероятно обладающего ими, проводимый в любом месте и в любой обстановке в форме беседы защитника с гражданами.

Полагаем, что результаты опроса лица защитником должны фиксироваться в определенной форме на бланке «опрос лица защитником», регламентированной уголовно-процессуальным законом. Фиксировать результаты опроса должен защитник с учетом предъявляемых к форме протокола обязательных требований, по аналогии с протоколом следственного действия (ст. 166 УПК РФ).

Обязательными составляющими протокола опроса лица являются:
название документа;
место и дата проведения опроса;
время начала и окончания опроса (в часах и минутах);
полные реквизиты защитника, проводящего опрос (Ф. И. О., принадлежность к адвокатской палате, номер в реестре, реквизиты удостоверения);
сведения, которые позволяют опрашиваемому быть уверенным, что опрос проводится именно по конкретному уголовному делу и в интересах конкретного лица (например, номер уголовного дела; Ф. И. О. подзащитного);
сведения об опрашиваемом лице (Ф. И. О., место проживания, место работы, паспортные данные и иные сведения, которые позволяют установить опрашиваемое лицо и при необходимости вызвать его для последующего допроса и проверки сообщенных сведений);
удостоверенную подписью опрашиваемого запись о добровольном согласии на опрос, данном перед началом опроса;
замечания опрашиваемого, если они есть;
подписи сторон: защитника, опрашиваемого и иных лиц (в случае участия).

К протоколу опроса лица должны прилагаться аудио-, видеозапись и фотоматериалы (при наличии таковых), которые могут иметь процессуальные последствия при доказывании по уголовному делу.

Таким образом, протокол опроса лица — это сведения, указывающие на источник получения доказательств, а не доказательство в значении, предусмотренном ст. 74 УПК РФ. Лицо, опрошенное защитником, после представления протокола опроса субъектам, которые наделены правом собирать доказательства (ч. 1 ст. 86 УПК РФ), и в случае признания этих сведений относимыми, должно быть допрошено в обязательном порядке, и только после этого его показания становятся уголовно-процессуальным доказательством.

По мнению Ю. П. Гармаева, если защитник требует приобщить к делу протокол опроса нужного ему лица — предполагаемого свидетеля защиты, но следователь по тем или иным объективным причинам не может допросить указанное лицо (свидетель тяжело болен, выехал в неизвестном направлении и т. п.), такие показания не являются допустимыми доказательствами и не имеют юридической силы. Если это лицо не явится в суд, то даже ссылаться на его показания защитник не вправе(3).

Это подтверждается следственной и судебной практикой. Нередки случаи, когда опрос лица, оформленный защитником в письменной форме, по его ходатайству на стадии предварительного расследования приобщается к материалам уголовного дела, однако опрошенное защитником лицо в качестве свидетеля не допрашивается. Позже вызванное по ходатайству стороны защиты в суд уже в качестве свидетеля опрошенное ранее лицо дает показания, существенно отличающиеся от содержащихся в оформленном ранее опросе. В этом случае суд не вправе по ходатайству стороны защиты огласить находящийся в материалах уголовного дела опрос лица, оформленный защитником(1), поскольку ч. 3 ст. 281 УПК РФ предусматривает возможность оглашения именно показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

Некоторые исследователи предлагают представляемые защитником объяснения опрошенных лиц, полученные в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, приобщать к уголовному делу как «иные документы», которые, исходя из перечня предусмотренного ч. 2 ст. 74 УПК РФ, допускаются в качестве доказательств(2).

Подобное суждение вряд ли может считаться состоятельным, поскольку не соответствует положениям уголовно-процессуального закона (ст.ст. 74—86 УПК РФ). И в данном случае необходимо помнить о том, что предоставленное защитнику право опрашивать лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ) является законоположением, «которое должно применяться во взаимосвязи с иными нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о видах доказательств, о круге лиц, осуществляющих практическую деятельность по доказыванию»(3).

Так, в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются показания свидетеля, однако допустимые показания свидетеля это только те сведения, которые он сообщил на допросе, проведенном в ходе производства по уголовному делу или в суде (ст. 79 УПК РФ), но не показания, данные лицом в рамках опроса, проведенного защитником.

Именно поэтому протокол опроса лица, составленный защитником, содержит лишь сведения, сообщенные лицом, которые могут быть процессуально преобразованы только посредством проведения допроса этого лица в качестве свидетеля уполномоченным субъектом доказывания (ч. 1 ст. 86 УПК РФ), а не через приобщение протокола опроса в качестве «иного документа» (ст. 84 УПК РФ)(4).

Нельзя обойти вниманием и вопрос о том, насколько обязан защитник представлять собранные им сведения в рамках проведенного опроса лица для защиты прав и интересов своего подзащитного при производстве по уголовному делу. В отношении термина «обязан» мы в полной мере разделяем позицию тех, кто считает, что результаты опроса могут служить основой для формирования как обвинительных так и оправдательных доказательств. Однако полагаем, что если результаты опроса не будут соответствовать интересам доверителя, защитник не обязан сообщать о проведении опроса и о его результатах,

а также представлять протокол опроса лица органам предварительного расследования или в суд(1).

Согласно п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ защитник вправе выявлять лиц, которые могут выступать свидетелями со стороны защиты, опрашивать их и фиксировать, сведения о событиях, свидетелями которых они являлись. И делать это необходимо, если уголовно-процессуальный закон предоставляет защитнику такую возможность. Но принимать меры по установлению конкретного лица или нет, проводить его опрос или не проводить, определяет сам защитник, руководствуясь интересами подзащитного, а также тактическими приемами, выбранными применительно к определенной ситуации.

Таким образом, на сегодняшний день в уголовно-процессуальном законе имеется определенная несогласованность норм, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 53 и чч. 1, 3 ст. 86 УПК РФ. Анализ положений норм уголовно-процессуального закона позволяет нам констатировать, что ч. 3 ст. 86 УПК РФ является в своей основе декларативной нормой(2), и ее декларативность определяется тем, что в ч. 1 ст. 74 УПК РФ говорится о доказательствах, которыми являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Защитник как субъект уголовного судопроизводства по собиранию доказательств в данном определении отсутствует. Не упоминается защитник как субъект, уполномоченный собирать доказательства, и в ч. 1 ст. 86 УПК РФ, согласно которой собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ дознавателем, следователем, прокурором и судом.

Поскольку в ч. 2 ст. 74 УПК РФ определены процессуальные формы закрепления сведений, указанных в ч. 1 этой же нормы, которые после оформления субъектами, уполномоченными на это (ч. 1 ст. 86 УПК РФ), становятся доказательствами по уголовному делу, напрашивается вывод о том, что защитник не наделен уголовно-процессуальным законом правом оформлять в процессуальную форму собранные им сведения — это прерогатива исключительно стороны обвинения и суда.

Уголовно-процессуальным законом не определена процессуальная форма фиксирования собранных защитником сведений, соответственно, невозможно проверить и юридические свойства собранных и представленных защитником сведений по признакам относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств, как этого требует ч. 1 ст. 88 УПК РФ. Следовательно, собранные защитником доказательства не отвечают требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам, а значит, нет оснований говорить о том, что защитник путем опроса лиц с их согласия собирает именно доказательства. Однако при этом необходимо помнить, что «полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела»(3).

Имеют ли показания Вересова доказательственное значение?

Задачи.

В отношении Пегасова было возбуждено уголовное дело по ст. 115 УК РФ, которое расследовалось в форме дознания. В качестве свидетеля по данному делу был привлечен гражданин Лапонов, который явился на допрос с адвокатом Гусевой. На вопрос следователя о его взаимоотношениях с Пегасовым, Лапонов отвечать отказался. Адвокат Гусева, сославшись на ч. 2 ст. 79 УПК РФ указала, что свидетель может быть допрошен только о своих взаимоотношениях с обвиняемым, а Пегасов является подозреваемым.

Разрешите возникшую ситуацию.

Решение: Ст. 79 УПК РФ указывает, что свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. В данной статье говорится, что свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, имеющих отношение к уголовному делу — поэтому данная норма истолкована защитником ошибочно.

Обвиняемый Вересов признал свою вину в совершении разбоя и раскаялся, однако фактические данные, характеризующие время, способ совершения преступления, потерпевшего и похищенные ценности им указаны не были.

Имеют ли показания Вересова доказательственное значение?

В соответствии с ч.2 ст. 77 УПК РФ — признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Показания обвиняемого (подозреваемого) являются не только источником доказательственной информации, но и его правом на защиту, поэтому на указанных субъектах не лежит обязанность дачи полных правдивых показаний. Показания обвиняемого ( подозреваемого) должны оцениваться по общим правилам оценки доказательств, в совокупности с собранными по делу доказательствами, не имеют заранее установленной юридической силы. Таким образом, показания обвиняемого Вересова будут иметь доказательственное значение при подкреплении их собранной по делу совокупностью доказательств.

Допрошенный по делу обвиняемого Лагутенко свидетель Лошаков, бывший очевидцем преступления, заявил о том, что у него сложилось впечатление о том, что обвиняемый Лагутенко был знаком со свидетелем Марченко, который, возможно является не свидетелем, а соучастником преступления. Однако объяснить, откуда у него возникло данное предположение, не смог.

Будут ли показания Лошакова иметь доказательственное значение?

Показания Лошакова, в части его предположений о знакомстве и соучастии, не могут иметь доказательственного значения, т.к. в соответствии с ч. 2 ст. 75 недопустимыми доказательствами являются показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Тем не менее, указанная информация может быть принята ко внимания следователя и проверена.

Гражданин Ушаков, управляя автомобилем ВАЗ –2106 в нетрезвом состоянии, не справился с управлением, выехал на пешеходную часть улицы, сбил пешехода и совершил наезд на киоск «Союзпечать». При расследовании уголовного дела в отношении Ушакова точно не был установлен размер вреда, нанесенного владельцам киоска. Предположительно было установлено, что он составляет более 200 тысяч рублей.

Можно ли считать, что все обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному уголовному делу, установлены и направлять дело в суд?

П. 4 ч. 1 ст 73. УПК РФ устанавливает, что при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Если указанные в ст. 73 обстоятельства не установлены, то собранную по делу совокупность доказательств нельзя считать достаточной для разрешения уголовного дела.

В ходе расследования преступления об уклонении от уплаты налогов ООО «Самоцвет» в отношении главного бухгалтера Симочкиной органами предварительного следствия из компьютера, находящегося в офисе ООО «Самоцвет» была извлечена информация, имеющая значения для расследования данного уголовного дела, которая была переписана на электронный носитель – диск.

Будет ли данный диск являться доказательством по уголовному делу? При каких условиях и в каком качестве данный диск может быть приобщен к материалам уголовного дела?

В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных действий и иные документы.

Иные документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде (ст. 84 УПК РФ). К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном законом для собирания доказательств.

На наш взгляд, электронные документы относятся именно к иным документам, указанным в ст. 84 УПК РФ.

Таким образом, под электронным документом как доказательством по уголовному делу необходимо понимать сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, в форме, пригодной для хранения и передачи с использованием электронных средств связи. При этом они должны быть получены с соблюдением процессуального порядка их собирания.

В качестве доказательства по уголовному делу в отношении Герасименко в суде был представлен протокол обыска в его квартире. Обыск, как следственное действие был судом в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ признан законным. Однако защитник обвиняемого адвокат Григорович заявила о том, что протокол обыска не может быть признан доказательством по данному уголовному делу, поскольку в нем отсутствует время окончания обыска и подпись одного из понятых.

Будет ли этот протокол являться доказательством по данному уголовному делу?

Ст. 75 УП РФ устанавливает, что доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу. Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации(О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия : постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 31 окт. 1995 г. № 8. П. 16.), в свете положений ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных уголовно-процессуальными нормами. Таким образом, данный протокол может быть признан судом недопустимым доказательством.

Потерпевший по делу о мошенничестве Лобунов изложил свои соображения по данному делу в письменном виде, собрал у предполагаемых свидетелей письменные объяснения и представил все это следователю с просьбой приобщить к уголовному делу в качестве доказательств в порядке ч. 2 ст. 86 УПК РФ.

Как надлежит поступить следователю?

Ст. 86 устанавливает процессуальный порядок собирания доказательств в уголовном судопроизводстве, ч. 2 ст. 86 предусматривает, что потерпевший вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

Процесс собирания доказательств потерпевшим представляет собой поиск, обнаружение, истребование, получение и фиксация доказательственной информации в виде сведений, документов или предметов такими способами, которые не запрещены действующим законодательством. Обязанностью государства является не только предотвращение и пресечение в установленном законом порядке посягательств, способных причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечение прав и законных интересов потерпевшего, стало быть, и собирать доказательства для защиты своих законных интересов любыми не запрещёнными законом способами . Собирать доказательства потерпевший может посредством получения предметов, документов и иных несекретных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок и иных документов от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций. Согласно статье 24 Конституции РФ все органы государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица обязаны дать потерпевшему возможность ознакомиться с документами и материалами, которые непосредственно затрагивают его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, выдавать ему затрагивающие его интересы документы или их копии.

Проверка или исследование доказательств, представленных потерпевшим, является обязанностью органов дознания и следствия, прокуратуры и суда. Они устанавливают допустимость исходных доказательственных сведений, документов и предметов, собранных потерпевшим, определяют источники относимых и допустимых доказательств для получения искомого знания об обстоятельствах дела и выявления юридически значимых обстоятельств по рассматриваемому уголовному делу. Статья 87 УПК РФ обязывает соответствующие должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, проверять представленные им доказательства как в отдельности, так и в совокупности путем сопоставления с другими доказательствами.

Согласно правилам оценки доказательств, установленных статьей 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости , допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности –достаточности для разрешения уголовного дела.

Выступающий в судебном заседании по делу об изнасиловании Ермолаевой свидетель Терещенко негативно высказался о личности потерпевшей, указав на неблаговидные факты ее биографии и сомнительный моральный облик. Однако Ермолаева протестовала против обсуждения ее личности, заявив, что это не имеет никакого отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Разрешите возникший спор. Что входит в предмет доказывания по уголовному делу?

Статья 73. устанавливает круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, ч. 2 указанной статьи гласит, что подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. Для правильного разрешения уголовных дел против половой свободы и неприкосновенности необходимо установить возможность виктимного поведения потерпевшей, поэтому особенности ее личности могут быть учтены судом для правильного разрешения дела по существу.

В качестве свидетеля по уголовному делу в суде выступал 11-летний Тимофеенко. Защитник обвиняемого адвокат Калиниченко заявил, что показания Тимофеенко не могут считаться достоверными, поскольку ребенок не в состоянии правильно воспринять и оценить все происходящее и, кроме того, обладает пониженным зрением.

Верно ли заявление Калиниченко? Что такое достоверность доказательств?

Уголовно — процессуальный закон не устанавливает возрастных ограничений для свидетеля. Допрос несовершеннолетних имеет специфику, связанную, прежде всего, с их возрастными особенностями. При допросе несовершеннолетнего следует учитывать некоторые факторы, влияющие на точность и достоверность показаний, на их оценку. Должны быть приняты во внимание три момента:

1) возрастные и личностные особенности дающего показания (а также характеристику социальной микросреды);

2) условия, в которых воспринимались и перерабатывались впечатления, составляющие содержание его показаний, так называемая «атмосфера дела»;

3) способ получения показаний и их фиксации, форма допроса.

По делу об оскорблении гражданки Язвенко ее соседкой Докукиной в качестве доказательств в суде были использованы показания потерпевшей Язвенко и свидетеля Зосимова. Других доказательств по делу собрано не было. Защитник Докукиной ее дочь Белобородова заявила, что этих доказательств недостаточно для осуждения ее матери, а сами доказательства являются недостоверными, поскольку и Язвенко, и свидетель Зосимов, являющийся ее сожителем, являются заинтересованными лицами.

Как надлежит поступить судье в данной ситуации? Кто и в каком порядке определяет, являются ли собранные доказательства достаточными для разрешения уголовного дела?

Учитывая специфику дел частного обвинения, где по сути сами стороны являются субъектами собирания доказательств, все полномочия по проверке и оценке доказательств осуществляются судом, а стороны могут лишь заявлять ходатайства и предоставлять собранные ими в подтверждение своей позиции (защиты либо обвинения) доказательства..

Разрешите возникшую ситуацию.

Обвиняемый Вересов признал свою вину в совершении разбоя и раскаялся, однако фактические данные, характеризующие время, спрсоб совершения преступления, потерпевшего и похищенные ценности им указаны не были.

Имеют ли показания Вересова доказательственное значение?

Допрошенный по делу обвиняемого Лагутенко свидетель Лошаков, бывший очевидцем преступления, заявил, что у него сложилось впечатление о том, что обвиняемый Лагутенко был знаком со свидетелем Марченко, который, возможно, является не свидетелем, а соучастником преступления. Однако объяснить, откуда у него возникло данное предположение, не смог.

Будут ли показания Лошакова иметь доказательственное значение ?

Гражданин Ушаков, управляя автомобилем ВАЗ-2106 в нетрезвом состоянии, не справился с управлением, выехал на пешеходную часть улицы, сбил пешехода и совершил наезд на киоск «Со- 42 юзпечать». При расследовании уголовного дела в отношении Ушакова точно не был установлен размер вреда, нанесенного владельцам киоска. Предположительно было установлено, что он составляет более 200 тысяч рублей.

Можно ли считать, что все обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному уголовному делу, установлены, и имеют все основания для направления уголовного дела в суд ?

В ходе расследования преступления об уклонении от уплаты налогов ООО «Самоцвет» в отношении главного бухгалтера Си- мочкиной органами предварительного следствия из компьютера, находящегося в офисе ООО «Самоцвет», была извлечена информация, имеющая значение для расследования данного уголовного дела, которая была переписана на электронный носитель диск.

Будет ли данный диск являться доказательством по уголовному делу ? При каких условиях и в каком качестве данный диск может быть приобщен к материалам уголовного дела?

В качестве доказательства по уголовному делу в отношении Герасименко в суде был представлен протокол обыска в его квартире. Обыск осуществлялся по постановлению прокурора, однако суд в порядке ч.5 ст.165 УПК РФ признал данное действие законным.

Защитник обвиняемого адвокат Григорович заявила, что протокол обыска не может быть признан доказательством по данному уголовному делу, поскольку в нем отсутствуют время окончания обыска и подпись одного из понятых.

Будет ли этот протокол являться доказательством по данному уголовному делу?

Потерпевший по делу о мошенничестве Лобунов изложил свои соображения по данному делу в письменном виде, собрал у предполагаемых свидетелей письменные объяснения и представил все это следователю с просьбой приобщить к уголовному делу в качестве доказательств в порядке ч. 2 ст. 86 УПК РФ.

Как надлежит поступить следователю?

Выступающий в судебном заседании по делу об изнасиловании Ершовой свидетель Терещенко негативно высказался о лич-

ности потерпевшей, указав на неблаговидные факты ее биографии и сомнительный моральный облик. Однако Ершова протестовала против обсуждения ее личности, заявив, что это не имеет никакого отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Разрешите возникший спор. Что входит в предмет доказывания по уголовному делу?

В качестве свидетеля по уголовному делу в суде выступал 11- летний Тимофеенко. Защитник обвиняемого адвокат Калиниченко заявил, что показания Тимофеенко не могут считаться достоверными, поскольку ребенок не в состоянии правильно воспринять и оценить все происходящее и, кроме того, обладает пониженным зрением.

Верно ли заявление Калиниченко? Что такое достоверность доказательств?

По делу об оскорблении, гражданки Язвенко ее соседкой Докукиной в качестве доказательств в суде были использованы показания потерпевшей Язвенко и свидетеля Зосимова.

Как надлежит поступить судье в данной ситуации? Кто и в каком порядке определяет, являются ли собранные доказательства достаточными для разрешения уголовного дела?

В суде рассматривался вопрос о законности задержания гражданина Яблочкина по подозрению в совершении преступления. Для решения данного вопроса в суд были приглашены два оперативных работника, участвовавших в задержании.

Могут ли оперативные работники быть допрошены в качестве свидетелей по данному уголовному делу?

№22 При расследовании уголовного дела о заказном убийстве следователю Петухову поступила оперативная информация о том, кто может быть непосредственным заказчиком и организатором данного преступления, полученная на конфиденциальной основе от 44 лица, сотрудничающего с органами, осуществляющими оператив- но-розыскную деятельность.

Может ли данная информация быть использована при расследовании уголовного дела ? Каковы условия использования данных, полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности, в уголовном судопроизводстве ?

При производстве по уголовному делу, возбужденному по признакам ч.1 ст.290 УК РФ в отношении доцента кафедры технического университета Евстеева, к следователю, ведущему производство по данному уголовному делу, подошел студент Кучкич и предоставил аудиокассету, в которой был записан эпизод передачи денег доценту Евстееву за предстоящий зачет. Следователь объяснил студенту, что, к сожалению, данная кассета не может быть доказательством по данному уголовному делу, так как получена не следственным путем.

Оцените правильность действия следователя. Можно ли признать данную аудиокассету доказательством по данному уголовному делу? Каким из видов доказательств она будет являться в случае ее признания допустимым доказательством?

На месте совершения преступления присутствовал кинолог со служебно-розыскной собакой, которая привела сотрудников милиции к заброшенному дому, в котором находились похищенные вещи. Кинологом Архиповым был составлен рапорт о результатах использования служебно-розыскной собаки в поисках похищенного имущества.

В ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу сторона защиты ходатайствовала об исключении данного вида доказательства в связи с тем, что в ст. 74 УРК РФ нет такого вида доказательства и поэтому оно не является доказательством по уголовному делу.

Оцените правильность доводов стороной защиты. Является ли рапорт кинолога о результатах использования служебно-розыскной собаки доказательством по уголовным делам ?

Контрольная работа: Уголовный процесс — Практикум 4

План работы:

Преимущества покупки этой готовой работы:

– После заполнения формы Вам придет письмо с условиями Вашего заказа и разъяснениями.

  • Данная работа является авторской, в Интернете такой работы НЕТ.
  • Вы получите эту работу сегодня в самые кратчайшие сроки (от 15 минут до 4-х часов).
  • По Вашему желанию мы можем скрыть название и оглавление приобретенной Вами работы с нашего сайта на срок Вашей сдачи.

Отзывы наших клиентов

Вера! Всё получила 5! За всё огромное Вам спасибо! Буду помнить Вас всегда и всем Вас рекламировать. Татьяна, 17.12.2014 Ознакомилась с работой. Все отлично! Долго конечно ждала но сама виновата, я пропустила что в выходные у вас могут быть задержки.. Через 4 часа решила что все, кинули. Спасибо за объяснения и спасибо за работу! Буду Вас рекомендовать другим! Ирина, 17.02.2011 Cпасибо большое за честность и быстроту!) Аня, 14.01.2015 Здравствуйте, Вера. Спасибо! Я Вас в интернете нашла, когда искала информацию по гражданскому праву (контрольную, что у вас заказывала) И решила сначала проверить с помощью этой контрольной, думала, что если я лишусь 400 руб. это не станет великой для меня потерей, но ожидания оправдались, контрольную я получила и мне ее зачли. Потому и решила довериться Вам и заказать дипломную работу))) И совершенно не жалею об этом. Вы даже не представляете на сколько мне помогли!)) Теперь я буду советовать своим друзьям, кто еще продолжает учиться Ваш сайт.)) Дарья, 09.10.2014

Доказательства и доказывания в уголовном процессе

стр.
Задача 1 3
Задача 2 7
Задача 3 10
Задача 4 12
Задача 5 16
Задача 6 18

Список использованной литературы 21

Некоторые тезисы из работы по теме Доказательства и доказывания в уголовном процессе
Задача 1

Выступающий в судебном заседании по делу об изнасиловании Ермолаевой свидетель Терещенко негативно высказался о личности потерпевшей, указав на неблаговидные факты ее биографии и сомнительный моральный облик. Ермолаева возражала против обсуждения ее личности, заявив, что это не имеет никакого отношения к рассматриваемому уголовному делу.
Разрешите возникший спор. Что входит в предмет доказывания по уголовному делу?

Ответ. .
Задача 2

Защитник обвиняемого адвокат Лошакова в порядке п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ опросила очевидца преступления гражданина Курочкина, выезжающего на постоянное место жительства в Канаду, с его согласия, о чем составила протокол. Данный протокол был представлен следователю для приобщения к материалам уголовного дела.
Является ли данной протокол доказательством по уголовному делу?
Каким требованиям должны отвечать доказательства в уголовном процессе?