Взятка ст 115

Автор: | 13.08.2019

Взятка ст 115

Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

Законодатель внес изменения в нормы, регламентирующие ответственность за дачу взятки

Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 40-ФЗ внесены изменения в Уголовный кодекс, Уголовно-исполнительный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации. Изменения вступили в законную силу с 20 марта 2015 года.

Так, санкция ч. 1 ст. 290 УК РФ (получение взятки) дополнена альтернативными наказаниями в виде штрафа до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, исправительных работ на срок от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Нижний предел штрафа, кратного сумме взятки, уменьшен с двадцатипятикратного размера до десятикратного, а в дополнительном наказании к лишению свободы в виде штрафа установлены нижний предел в размере десятикратной суммы взятки и альтернатива, позволяющая не назначать данное дополнительное наказание, которые в старой редакции указанной статьи не существовали.

Новая редакция ч. 1 ст. 291 УК РФ (дача взятки) также предусматривает новые виды альтернативного наказания в виде штрафа в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, исправительных работ на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Нижний предел штрафа, кратного сумме взятки, уменьшен с пятнадцатипятикратного размера до пятикратного, а в дополнительном наказании к лишению свободы в виде штрафа установлены нижний предел в размере пятитикратной суммы взятки и альтернатива, позволяющая не назначать данное дополнительное наказание, которые в старой редакции статьи не существовали.

Санкция ч. 2 ст. 291 УК РФ (дача взятки в значительном размере) также дополнена альтернативными наказаниями в виде штрафа до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, исправительных работ на срок от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Нижний предел штрафа, кратного сумме взятки, уменьшен с двадцатипятикратного размера до десятикратного, а в дополнительном наказании к лишению свободы в виде штрафа установлены нижний предел в размере пятитикратной суммы взятки и альтернатива, позволяющая не назначать данное дополнительное наказание, которые в старой редакции статьи не существовали.

В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания в кратном размере суммы взятки либо коммерческого подкупа, штраф заменяется судом на реальное лишение свободы.

Ранее срок для добровольного исполнения штрафа составлял 30 дней. Вышеназванным законом внесены поправки в ст. 31 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, согласно которым данный срок увеличен до 60 дней. Также этими поправками максимально возможный срок рассрочки уплаты штрафа увеличен до пяти лет, тогда как раньше суд мог предоставить такую рассрочку только до трех лет.

Кроме этого, законодатель установил возможность обращения взыскания уголовного штрафа на имущество осужденного. В этой связи внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, согласно которым в целях обеспечения исполнения наказания в виде штрафа органы следствия вправе наложить арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст.116, ч. 5 ст. 220, ч. 3.1 ст. 225, ч. 1 ст. 228 УПК РФ).

Статья 230 УПК РФ дополнена новой нормой, согласно которой судья по ходатайству прокурора вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению исполнения наказания в виде штрафа.

§ 4. Ответственность за взяточничество

В Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правового порядка (принят Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г.) под понятием коррупции понимается совер­шение или несовершение какого-либо действия при исполне­нии обязанностей или по причине этих обязанностей в резуль­тате требуемых или принятых подарков, обещаний или стиму­лов или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место такое действие или бездействие.

Европейская конвенция о гражданско-правовой ответствен­ности за коррупцию 1999 г. определяет коррупцию как просьбу, предложение, дачу или получение, прямо или опосредованно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества или перспектив таковых, которые искажают нормальное выполне­ние любой обязанности или поведение, требуемое от получате­ля взятки, ненадлежащего преимущества или перспектив тако­вых (ст. 2).

В Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию Совета Европы 1999 г. предусмотрены нормы о 13 коррупцион­ных преступлениях (11 из них — это варианты дачи и получе­ния взятки). Кроме взяточничества сюда же отнесено отмыва­ние доходов от преступлений, связанных с коррупцией, зло­употребление влиянием в корыстных целях и нарушение в сфере бухгалтерского учета.

Отдельные государства предприняли попытку дать законода­тельное определение коррупции. Так, в УК Китая гл. 8 имену­ется «Коррупция и взяточничество». Первая признается само­стоятельным преступлением. Статья 382 УК Китая устанавли­вает, что коррупция — присвоение, воровство, получение мошенническим путем или незаконное завладение иными спо­собами общественным имуществом государственными служа­щими и лицами, которым государственными органами, компа­ниями, предприятиями и организациями, народными объеди­нениями поручено управление и хозяйственное распоряжение государственным имуществом, с использованием своих служеб­ных преимуществ. На вид и размер наказания за коррупцию влияют ее размеры, а также тот факт, что она была групповой или индивидуальной.

Взятка — это различного рода выгоды материального харак­тера, получаемые должностным лицом за выполнение либо не­выполнение в интересах дающего или представляемых им лиц каких-либо деяний, если такое деяние входит в служебные пол­номочия субъекта либо он в силу должностного положения мо­жет способствовать таким деяниям, а равно за общее покрови­тельство или попустительство по службе.

Внешне взятка напоминает договор дарения, хотя по суще­ству не имеет с ним ничего общего, или незаконный договор подряда, где заказчиком нужной услуги выступает взяткода­тель, а подрядчиком — взяткополучатель.

С принятием и вступлением в силу части второй ГК РФ, со­держащей ст. 575 о запрете государственным служащим прини­мать подарки, стоимость которых превышает пять минималь­ных размеров оплаты труда, в литературе появилось мнение, что получение должностным лицом имущества меньшей стои­мости не может расцениваться как взятка. Подобное мнение не имеет под собой ни законодательной, ни логической основы. Данная статья не действует в отрыве от остальных норм граж­данского законодательства. Так, в ст. 572 ГК РФ содержится определение договора дарения, по которому «одна сторона (да­ритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имуществен­ное право (требования) к себе или третьему лицу либо освобо­ждает или обязуется освободить ее от имущественной обязан­ности перед собой или третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства дого­вор не признается дарением». Следовательно, на него не рас­пространяются правила, изложенные в ст. 575 ГК РФ.

Поскольку при даче взятки предполагается, что должност­ное лицо совершило либо совершить определенные действия в интересах взяткодателя или представляемых им лиц, то ни о каком договоре дарения не может быть и речи, как и о допус­тимости взятки в сумме меньшей, чем пять минимальных раз­меров оплаты труда.

Лишь в одном-единственном случае при получении после совершения желательных для лица действий заранее не огово­ренного вознаграждения за законное деяние со стороны долж­ностного лица мы имеем дело с договором дарения.

В Уголовном кодексе РФ ответственность за взяточничество предусмотрена ст. 290 (согласно Европейской конвенции об уголовной ответственности за коррупцию эта статья содержит состав пассивного подкупа) и 291 (активный подкуп). В связи с этим в юридической литературе на протяжении многих лет ве­дется дискуссия о юридической природе дачи и получения

взятки. Одни авторы[7] рассматривают их как два самостоятель-

ных преступления, другие считают взяточничество сложным

двухсторонним единым преступлением, третьи рассматривают дачу взятки как особый случай соучастия в получении взятки, выделенный законодателем в отдельный состав преступления ввиду важности и необходимости такого соучастия.

В отечественной и зарубежной литературе имеются различ­ные классификации взяток.

Так, американский исследователь В. Рейсман выделяет три типа взятки: а) деловые — это платеж государственным служа­щим с целью обеспечения и ускорения выполнения ими своих должностных обязанностей; б) тормозящие — плата должност­ному лицу за приостановление действия соответствующей нор­мы или неприменение ее в деле, где она в принципе должна быть применена; в) прямой, или тотальный, подкуп — это по­купка не услуги, а самого должностного лица с тем, чтобы оно, оставаясь на работе в государственном или муниципальном ор­гане или учреждении и внешне соблюдая полную лояльность, на деле пеклось о своекорыстных интересах взяткодателя. Это как бы взятка замедленного действия. Эту взятку А. М. Яковлев

назвал «тотальным подкупом» .

По предмету (хотя в литературе до сих идут споры чем счи­тать, то, что передают должностному лицу: предметом или средством) можно выделить следующие виды взяток:

— деньги (российская и иностранная валюта, находящаяся в обращении в виде монет, банкнот или на счетах) и ценные бу­маги. Ценные бумаги как предмет взятки могут быть в россий­ской и иностранной валюте, документарной и бездокументар­ной форме. Обязательным признаком данного предмета являет­ся то, что ценные бумаги должны находиться в обращении. Они могут быть выпущены юридическим или частным лицом, государством российским или иностранным, в том числе и не­существующим в данный момент (например, СССР, ГДР, ЧССР), но при условии, что какое-либо государство или лицо взяло на себя обязательство производить выплаты по этим бу­магам.

При передаче поддельных денег или ценных бумаг действия взяткополучателя необходимо квалифицировать как покушение на преступление по ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК РФ, а действия взят­кодателя — как сбыт поддельных денег и ценных бумаг по ст. 186 УК РФ и соучастие (подстрекательство или пособниче­ство) в покушении на получение взятки по ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК РФ;

— предметы, имеющие материальную ценность. Имущество может быть движимым и недвижимым.

К предмету взятки следует относить и бесплатное угощение. Еще в 1929 г. Пленум Верховного Суда СССР признал, что «все случаи получения должностным лицом магарыча, т. е. всякого рода угощений в каком бы то ни было виде, подлежат квалифи­кации как получение взятки».

Стоимость предмета взятки не оговорена законодателем. Поэтому конкретный размер взятки по общему правилу не влияет на решение вопроса о наличии или отсутствии составов преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291 УК РФ. Но если

стоимость предмета ничтожна, слишком мала, то имеются все основания для признания деяния малозначительным и приме­нения ч. 2 ст. 14 УК РФ.

В Модельном Уголовном кодексе СНГ, принятом 17 фев­раля 1995 г., предусмотрено, что не является преступлением в виду малозначительности подарок должностному лицу за за­конные действия, врученный после их осуществления без пред­варительной договоренности на сумму не более одного мини­мального размера оплаты труда, установленного законодатель­ством.

Предметы могут быть переданы взяткодателю бесплатно ли­бо проданы по заведомо заниженным ценам. Пленум Верхов­ного Суда РФ в своем постановлении от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерче­ском подкупе» не разъяснил судам вопрос о том, что за имуще­ство и каким путем полученное передается в качестве взятки. Представляется, что если предметом взятки выступает имуще­ство, изъятое из гражданского оборота либо оборот которого ограничен (оружие, наркотические средства, психотропные, ядовитые, сильнодействующие вещества, взрывные устройства и т. д.), то содеянное должно квалифицироваться по совокуп­ности ст. 290 и 291 УК РФ либо соответствующей статье УК РФ, предусматривающей сбыт либо приобретение назван­ных предметов.

В юридической литературе и судебно-следственной практи­ке до сих пор не нашел однозначного решения вопрос о том, следует ли относить к предмету взятки фиктивные дипломы, трудовые книжки, удостоверения и т. п. Сами по себе они не представляют материальной ценности, но их использование позволяет в дальнейшем извлечь имущественную пользу: занять определенную должность с более высокой оплатой труда, полу­чать пенсию, пособие и т. п. Одни авторы[8] предлагают считать вручение подобных документов должностному лицу взяткой, другие[9] расценивают это как злоупотребление должностными полномочиями. Более логичной нам представляется позиция первых авторов, так как получение подобных предметов в ко­нечном счете преследует корыстную цель и приносит имущест­венную выгоду.

Несмотря на неоднократно высказанное в литературе мнение об отнесении к предмету взятки вещей, представляющих незна­чительную материальную ценность или вообще ее не имеющих, но дорогих для должностного лица (например, письма, фотогра­фии близких), судебная практика логично не считает переда­чу этих предметов взяткой. Достаточно часто должностные ли­ца получают взятку за счет средств, добытых преступным путем. В этом случае возможны различные варианты квалификации их поведения,если:

взятка вручалась в завуалированной форме под видом опла­ты якобы выполненных работ и вознаграждение было получено лично должностным лицом, то его действия квалифицируются по ст. 290 и чаще всего по ст. 160 УК РФ, а действия взяткода­теля — по ст. 291 и 160 УК РФ;

должностное лицо получает вознаграждение из средств, до­бытых преступным путем (обычно путем хищения, незаконного предпринимательства, контрабанды и т. п.), и обещание при­нять эти средства оно дало до совершения соответствующего преступления, то его деятельность должна квалифицироваться по ст. 33 (интеллектуальный пособник), соответствующей ста­тье Особенной части Кодекса и ст. 290 УК РФ;

взяткополучатель осведомлен о том, что эти средства добы­ты преступным путем, но до совершения преступления он не давал согласия на то, что примет указанные средства в виде вознаграждения, то содеянное квалифицируется по ст. 290 и 175 УК РФ;

должностному лицу не было известно происхождение пред­мета взятки, то его действия квалифицируются только по ст. 290 УК РФ.

В тех случаях, когда должностное лицо вместе с другими субъектами занимается хищением материальных ценностей с использованием своего служебного положения, а потом часть похищенного берет себе, то вести речь о взятке нельзя. Здесь на­лицо одно преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 160 УК РФ;

— выгоды имущественного характера. К выгодам имущест­венного характера относятся прежде всего услуги имуществен­ного характера, т. е. оказываемые безвозмездно, но подлежа­щие оплате, например: предоставление путевок, проездных би­летов, квартир, ремонт и строительство домов и квартир, оказание косметологических, медицинских, юридических ус­луг, пошив одежды, перевозка товаров и т. п. Услуга как объект гражданских прав заключается в совершении определенных действий, некоторые из которых могут не иметь материального выражения (например, медицинские, образовательные, инфор­мационные). Но эти услуги поддаются имущественной оценке в денежном эквиваленте[10]. Сложно определить стоимость неза­конных и преступных услуг (например, сексуальных услуг, за­казного убийства и т. п.).

К выгодам имущественного характера следует относить пре­доставление должностному лицу в пользование жилых и иных

помещений ; занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами, уничтожение долговой расписки, отзыв имущественного иска из суда, оплату долга, предложение высокооплачиваемой рабо­ты, продвижение по службе, связанное с материальной выго­дой, и т. п. Все перечисленные выгоды и услуги должны полу­чить в приговоре денежную оценку.

Не следует относить к предметам взятки дефицитные иму­щественные блага, полностью оплаченные должностным лицом (выделение земельного участка в престижном районе, возмож­ность приобрести уникальную антикварную вещь и т. п.).

Долгие годы судебная практика не признавала взяткой сек­суальные услуги, оказываемые должностному лицу с целью до­биться желательного поведения по службе. Еще в 1920-х гг. Верховный Суд РСФСР признал, что «если женщина отдается должностному лицу, желая этим выиграть дело, находящееся в ведении этого лица, то в ее действиях нет состава преступле­ния».

Аналогичную позицию занимает в настоящее время и Н. А. Лопашенко[11], которая не относит к предмету коммерче­ского подкупа (во многом сходном со взяткой) названные услу­ги. Полагаем, что подобная позиция сегодня должна быть скор­ректирована. И социологами, и правоведами, и самим законо­дателем (в КоАП РФ) признано, что в России существует проституция, суть которой составляют платные сексуальные ус­луги. Поэтому если должностному лицу предоставляют мужчи­ну или женщину, чьи услуги оплачены, о чем субъект осведом­лен, то принятие такой услуги, без сомнения, должно квалифи­цироваться по ст. 290 УК РФ. Аналогично должен решаться вопрос и в случае, если лицо, постоянно занимающееся про­ституцией, вступает в половой контакт с должностным лицом безвозмездно, пытаясь добиться нужных действий по службе.

Действия неимущественного характера не могут выступать в качестве предмета взятки (например, положительная характе­ристика, рекомендация, статья в газете, предложение друже­ских отношений, зачисление лица или его близких в вуз на бес­платное обучение и т. п.).

По способу вручения различают два вида взятки: явная, при которой, вручая предмет взятки, оговаривают те деяния, кото­рые требуют от должностного лица, и завуалированная, которую маскируют под передачу денег в долг, подарок к торжественным датам, фиктивно оформленную страховку, проигрыш в карты, явно завышенную оплату каких-либо работ или услуг и т. п. По времени вручения выделяют два вида взяток: взятка-подкуп, вручаемая до совершения должностным лицом желаемого дея­ния; взятка-благодарность, которая передается после выполне­ния обусловленных действий. Передачу такого вознаграждения . можно признать взяткой лишь в случае, если оно было заранее оговорено между взяткодателем и взяткополучателем либо пере­давалось пусть и без предварительной договоренности, но за со­вершение незаконных действий. В противном случае мы имеем дело с гражданско-правовым договором дарения.

По характеру деяний, совершаемых за взятку, выделяют еще два вида данного преступления:

1) взятка-мздоимство, которая вручается за законное пове­дение должностного лица. При отсутствии квалифицирующих признаков эта взятка квалифицируется по ч. 1 ст. 290 и ч. 1 ст. 291 УК РФ;

2) взятка-лихоимство, вручаемая за незаконные действия. Если при этом взяткополучатель совершает должностной про­ступок, то содеянное квалифицируется только по ч. 2 ст. 290 и ч. 2 ст. 291 УК РФ (у взяткодателя). Если же в результате полу­чения мзды субъект совершит какое-либо преступление (на­пример, предусмотренное ст. 160, 285, 286, 292, 301, 303 УК РФ), то содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. 290 УК РФ и названных статей (п. 19 постановления Плену­ма Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6). Действия взяткодателя в этом случае надо расценивать как подстрека­тельство к этим преступлениям.

Любой из рассмотренных выше видов взяток обладает сле­дующими признаками:

это имущественное вознаграждение, которое носит матери­альный характер;

оно вручается должностному лицу государственного органа или учреждения либо органа местного самоуправления;

передача вознаграждения обусловлена совершением либо несовершением в интересах дающего каких-либо действий, ко­торые входят в компетенцию данного должностного лица и ко­торые оно правомочно или обязано выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями, либо не­правомерные действия, которые вытекают из служебного поло­жения должностного лица или совершаются вопреки интересам службы, в том числе действия, содержащие признаки преступ­ления или иного правонарушения (п. 10 вышеуказанного по­становления Пленума Верховного Суда РФ). В приговоре необ­ходимо указать, за выполнение каких конкретных действий (бездействия) должностное лицо получило взятку.

Взятка может передаваться и за общее покровительство или попустительство по службе. К общему покровительству по службе могут быть отнесены действия, связанные с незаслужен­ным поощрением, внеочередным необоснованным повышени­ем в должности, совершением других действий, не вызываемых необходимостью. К попустительству по службе следует относить непринятие должностным лицом мер за упущения и нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия (п. 4 этого же постановления Пленума Верховного Суда РФ).

В подобных ситуациях взяткодатель передает материальные ценности, не оговаривая конкретного деяния, но рассчитывает, что при необходимости должностное лицо предпримет выгод­ное для него действие либо не будет препятствовать его неза­конной деятельности («тотальный подкуп»). При этом важно

установить содержание вины и взяткодателя, и взяткополучате­ля. Первый должен сознавать, что он передает взятку должно­стному лицу для того, чтобы тот при необходимости действовал нужным образом в его интересах. Второй должен понимать, что, принимая взятку, как бы обязуется действовать в интере­сах взяткодателя.

Фактическое совершение или несовершение в будущем ка­ких-либо действий со стороны должностного лица значения для квалификации по ст. 290 и 291 УК РФ не имеет. Но полу­чение должностным лицом материальных ценностей якобы за совершение деяния, которое оно не может выполнить из-за от­сутствия служебных полномочий или невозможности использо­вать свое служебное положение, следует квалифицировать не как получение взятки, а при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК РФ (п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Оба состава, предусматривающие ответственность за взяточ­ничество, являются по конструкции формальными, т. е. счита­ются оконченными с момента принятия должностным лицом хотя бы части вознаграждения (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ). При вручении незаконного вознагражде­ния в виде услуг, взятку следует считать принятой с момента начала пользования такими услугами. Не является покушением на дачу или получение взятки высказанное намерение лица дать (получить) предмет взятки в случаях, когда лицо для реа­лизации высказанного намерения никаких конкретных дейст­вий не предпринимало.

Взятка может быть получена лично должностным лицом ли­бо с его ведома или согласия другими лицами (супругом, деть­ми, секретарем и др.). Если эти лица были осведомлены о том, что через них передается взятка для должностного лица, их сле­дует признать физическими пособниками в преступлении, пре­дусмотренном ст. 290 УК РФ. Но принятие взятки посредни­ком еще не образует оконченного состава преступления.

Взятка всегда вручается за деяния, совершаемые с использо­ванием служебного положения, должностных полномочий.

оказать воздействие на другое должностное лицо своим служеб­ным авторитетом или связями. Взятка может быть получена должностным лицом, которое хотя и не обладало полномочия­ми для совершения деяния в пользу взяткодателя, но в силу своего должностного положения могло способствовать испол­нению такого деяния другим должностным лицом. Эти лица используют значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отноше­нии которых осуществляется руководство со стороны взяткопо­лучателя (использование должностного положения в широком смысле слова). Использование личных отношений, если они не связаны с занимаемой должностью, не может рассматриваться как использование должностного положения (п. 4 вышеупомя­нутого постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Воздействие на другое должностное лицо с использованием авторитета должности и личных связей по службе возможно в двух случаях:

— так называемое воздействие «по вертикали», когда долж­ностное лицо, на которое оказывается воздействие, находится в определенной зависимости от лица, которое оказывает воздей­ствие (например, начальник налоговой службы и руководитель муниципального учреждения);

— воздействие «по горизонтали», когда оба должностных лица имеют примерно равный правовой статус и независимы друг от друга (например, два начальника отделений милиции).

Первый случай теория и практика однозначно относит к ис­пользованию должностного положения, т. е. действиям, за ко­торые может быть получена взятка. Более спорной является вторая ситуация. На наш взгляд, воздействие «по горизонтали» является разновидностью использования личных связей, кото­рые установились при исполнении служебных функций. Следо­вательно, получение вознаграждения за подобные действия не может расцениваться как получение взятки. При наличии необ­ходимых признаков такое поведение может быть расценено как злоупотребление должностными полномочиями. Владелец пе­реданных ценностей в таких случаях несет ответственность за оконченное покушение на дачу взятки, если передача ценно — стей преследовала цель совершения желаемого для него деяния должностным лицом.

Взятка передается за деяния, которые должны быть совер­шены в интересах передающего вознаграждение или в интере­сах лиц, представленных им. Это могут быть друзья, родствен­ники, партнеры по бизнесу и т. п.

И дача, и получение взятки могут быть совершены только с прямым умыслом. Сознанием виновного должно охватываться, что вознаграждение ему вручается только за действия, которые он может совершить с использованием своего служебного по­ложения. Если лицо, передающее ценности, не осознавало, что имущество вручается должностному лицу за совершение им с использованием служебного положения определенного деяния, то не может быть речи о наличие взятки.

Субъектом получения взятки является должностное лицо. В ч. 3 ст. 290 УК РФ предусмотрен особый вид должностных лиц — лица, занимающие государственные должности Россий­ской Федерации, государственные должности субъектов Рос­сийской Федерации или главы органов местного самоуправле­ния. Субъект дачи взятки — общий: вменяемое физическое ли­цо, достигшее возраста 16 лет.

Если должностное лицо заставляет подчиненного передать взятку другому лицу, то взяткодателем будет являться само должностное лицо, а действия подчиненного должны быть ква­лифицированы по ст. 33 и 291 УК РФ (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6).

Если субъект выдает себя за должностное лицо, не являясь таковым (лжевзяточник), и получает от его имени незаконное материальное вознаграждение, которое присваивает, то его дей­ствия, по мнению Верховного Суда РФ, должны квалифициро­ваться по ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), а при условии, что он склонил к даче взятки, — еще и по ст. 33, 30, 291 УК РФ. При этом если за должностное лицо себя выдает государст­венный служащий или служащий органов местного самоуправ­ления, то необходимо дополнительно вменять ст. 288 УК РФ. Нам представляется, что в описанной ситуации действия взят­кодателя необходимо квалифицировать по ст. 30 (оконченное покушение) и ст. 291 УК РФ, а действия мнимого должностно­го лица — по соответствующей части ст. 33 (подстрекательство или пособничество), 30 и 291 УК РФ.

В ч. 4 ст. 290 УК РФ предусмотрены особо квалифицирующие признаки виды получения взятки.

1. Получение взятки группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой. Группу лиц, действующих по предварительному сговору, образуют только должностные лица, являющиеся соисполнителями. Действия остальных субъ­ектов должны квалифицироваться со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Поскольку посредник в получении взятки «не вступает с взят­кодателем в самостоятельные, детерминированные его должно­стным статусом и взаимными соглашениями, отношения, со­ставляющие сущность взятки», то его участие в преступлении также не образует данного квалифицирующего признака.

Соисполнителями взяточничества могут быть должностные лица, использующие свои права и полномочия в целях совер­шения деяний в интересах взяткодателя или представляемых им лиц. Должностные лица, получившие по сговору между со­бой взятку, вовсе не должны оба совершать угодные взяткода­телю действия. Выполнить их может один чиновник с согласия или попустительства другого, Например, следователь прокура­туры с согласия прокурора за взятку прекращает дело.

Предварительный сговор может касаться как факта получе­ния одной конкретной взятки от одного лица, так и заранее оговоренной совместной деятельности в будущем, относящейся к получению взяток неоднократно от неопределенного круга лиц.

В случае, когда одно должностное лицо, получив взятку, часть ее передает другому (без предварительной договоренности с последним), чтобы добиться от него совершения желаемых действий в интересах взяткодателя, он должен быть привлечен к ответственности и по ст. 290, и по ст. 291 УК РФ. Групповая взятка считается законченной в тот момент, когда хотя бы один из участников группы принял хотя бы часть взятки с целью по­следующего дележа этого вознаграждения.

Для вменения этого квалифицирующего признака не требу­ется, чтобы взяткодатель был осведомлен о наличии несколь­ких взяткополучателей и сговоре между ними.

Организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя. В организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными, ко­торые заранее объединились для совершения одного или не­скольких преступлений. При наличии к тому основания они несут ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники получения взятки (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6).

При получении взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой лиц размер взятки опре­деляется общей стоимостью полученных материальных благ, вне зависимости от доли каждого из взяткополучателей.

2. Получение взятки, сопряженное с вымогательством. Вы­могательство взятки — это требование взятки под угрозой со­вершения таких действий по службе, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное создание таких условий, при которых он вынужден дать взятку для предотвращения вредных последствий его правоохраняе- мым интересам.

Если в результате отказа дать взятку возникла опасность на­рушения законных интересов взяткодателя, то вменять квали­фицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, нельзя (п. 16 вышеупомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Как неоднократно указывал Верховный Суд РФ, под вымо­гательством взятки понимается требование должностным ли­цом взятки под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное создание для последнего таких условий, при кото­рых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов (постановле­ние Президиума Пензенского областного суда от 11 февраля 1994 г. по делу Вашаева; постановление Президиума Тульского областного суда от 1 июля 1996 г. по делу Плоцких).

Вымогательство может быть выражено как в прямом требо­вании передачи незаконного вознаграждения, сопровождаю­щемся соответствующими угрозами, так и в завуалированном виде — в совершении (несовершении) деяний, которые ставят под угрозу законные интересы взяткодателя или близких ему лиц. В последнем случае создается такая обстановка, когда ли­цо осознает, что непередача вознаграждения приведет к причи­нению вреда его правам и свободам. Квалифицирующий при­знак — вымогательство — должен вменяться всем участникам получения взятки, которые были осведомлены о его наличии, даже если они лично не совершали действий, расцениваемых как вымогательство.

Лицу, у которого вымогается взятка, согласно п. 24 постанов­ления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6, предмет взятки возвращается, т. е. он по существу признается потерпевшим.

3. Получение взятки в крупном размере, т. е. превышающем 150 тыс. руб. Определение крупного размера дано в примеча­нии к ст. 290 УК РФ.

Российское законодательство до 1917 г. не придавало значе­ния стоимости предмета взятки как обстоятельству, способно­му влиять на тяжесть ответственности’. В обоснование этой по­зиции известный русский юрист Н. А. Неклюдов писал: «Дар дается обыкновенно по собственному почину дарителем, и нельзя ставить в вину служащему ту или другую случайную стоимость оного даже с точки зрения ущерба лиходателя. трудно сказать, что вреднее: крупное ли мздоимство, падающее на лиц, более или менее состоятельных, или же мелкое взяточ­ничество, берущее мзду с беднейшего люда. »[12] Еще А. Фейер­бах в 1807 г. писал: «. Тот, кто гоняется за малым, доказывает только высшую степень гнусности; долг, честь он приносит в жертву самой ничтожной выгоде, он не имеет оправдания даже и в том, что он был ослеплен величиной ее. Тот, кто продается только за большие суммы, редко может быть подкуплен; кто все берет, что предлагают, доступен и богатому и бедному».

При неоднократном получении взяток сумма вознагражде­ния не суммируется, а влияет на квалификацию каждого из со­вершенных преступлений. Если же мы имеем дело с единым продолжаемым преступлением, например при получении так называемой взятки-дани за общее покровительство или попус­тительство по службе, то незаконные вознаграждения, получен­ные в каждом отдельном эпизоде такого преступления, сумми­руются.

Для взяткодателя законодатель предусмотрел только один квалифицирующий признак — дача взятки за совершение незакон­ных действий.

Взяткодатель подлежит освобождению от уголовной ответст­венности в случае вымогательства у него взятки, или если он добровольно сообщил о факте передачи вознаграждения долж­ностному лицу в орган, имеющий право возбудить дело.

Заявление о даче взятки должно быть сделано в правоохра­нительные органы. Мотивы подобного поведения могут быть различными: раскаяние, страх перед наказанием, желание отомстить взяткополучателю, не выполнившему свои обеща­ния, уговоры знакомых и друзей, зависть и т. д. — и не влияют на решение вопроса об освобождении от уголовной ответствен­ности (п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6).

Добровольность заявления означает, что оно было сделано по собственному желанию, при осознании факта, что о взятке еще неизвестно правоохранительным органам. Ни о какой доб­ровольности не может идти речи, если заявление сделано в свя­зи с вызовом гражданина в органы следствия и суда для дачи показаний по фактам конкретных взяток.

В то же время, если в процессе расследования уголовного де­ла лицо заявляет о взятке, о которой не было известно правоох­ранительным органам, это нужно рассматривать как доброволь­ное заявление, и по этому эпизоду субъект должен быть освобо­жден от уголовной ответственности. Однако если в процессе следствия лицо заявляет о ранее неизвестных эпизодах единой взятки, вручаемой систематически, например, за попуститель­ство или покровительство по службе, то такое заявление не мо­жет служить основанием освобождения от ответственности.

Заявление следует признать добровольным и в том случае, если о факте даче-получении взятки было известно правоохра­нительным органам, но об этом не был осведомлен взяткода­тель.

Соучастники в даче взятки, чьи действия квалифицированы по ст. 33 и 291 УК РФ, если они сделают добровольное заявле­ние по собственной инициативе, также подлежат освобожде­нию от уголовной ответственности. Они подлежат освобожде­нию от ответственности и при добровольном заявлении одного исполнителя, но сделанного с их согласия, одобрения.

В ряде случаев лица, к которым предъявлено требование (в том числе и в случае вымогательства) о передаче взятки, до передачи вознаграждения должностному лицу сообщают о фак­те требования в правоохранительные органы. В дальнейшем с ведома и под контролем этих органов они передают предмет взятки с целью изобличения взяткополучателя. В описанной си­туации неправомерным следует признать освобождение от уго­ловной ответственности «взяткодателей» на основании приме­чания к ст. 291 УК РФ — добровольного заявления, так как, во-первых, оно сделано до передачи вознаграждения, а не по­сле, как того требует закон («лицо, давшее взятку»), во-вторых, взятка как вознаграждение за служебную деятельность должно — стного лица здесь вообще не имеет места. Поэтому лицо, пере­дающее подобное «вознаграждение», должно освобождаться от уголовной ответственности за отсутствием в его действиях со­става преступления, а предмет «взятки» должен быть ему воз­вращен. Действия должностного лица, считает Б. В. Волжен- кин, необходимо квалифицировать как покушение на получе­ние взятки, поскольку по причинам, от него не зависящим, он получил не незаконное вознаграждение за свою служебные дея­тельность, а лишь предмет, с помощью которого будет разобла­чена и пресечена его преступная деятельность, т. е. имела место

не взятка, а лишь ее имитация .

Весьма противоречиво на протяжении ряда лет решается в судебной практике и теории вопрос о квалификации действий лжепосредника во взяточничестве. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 24 июня 1948 г. о судебной практике по взяточничеству разъяснял, что действия лжепосредника сле­дует квалифицировать как подстрекательство к даче взятки, а действия взяткодателя — как покушение на дачу взятки[13]. Ана­логичное разъяснение содержалось в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. и в п. 8 постановле­ния Пленума Верховного Суда СССР от 23 сентября 1977 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» (в этом по­становлении уточнялось, что мнимый посредник в зависимости от обстоятельств дела может быть привлечен к ответственности либо за подстрекательство к даче взятки либо за пособничество в даче взятки).

Подобная квалификация, с нашей точки зрения, нелогична, ибо не соответствует общим правилам квалификации. Согласно этим правилам квалификация деяний соучастников обычно за­висит от квалификации исполнитель. За редким исключением соучастники должны нести ответственность за соучастие в пре­ступлении на той стадии, на которой его завершил или прервал исполнитель. В данном же случае Верховный Суд предлагал действия взяткодателя квалифицировать как покушение, а дей­ствия лжепосредника как соучастие в оконченном преступле­нии. Тем более что сознанием лжепосредника охватывается тот факт, что исполнитель не доведет преступление до конца по причинам, от него не зависящим.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 мар­та 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о взяточничест­ве» исключил упоминание о квалификации действий лжепос­редника как пособничества в даче взятки. В остальной части рекомендаций по квалификации деяния мнимого посредника суд остался на прежней позиции.

Таким же образом решен вопрос и в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О су­дебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», который гласит, что если субъект получает предмет взятки якобы для передачи должностному лицу, но обращает его в свою собственность (лжепосредник), то действия взятко­дателя надо квалифицировать по ст. 30 (оконченное покуше­ние) и ст. 291 УК РФ, а действия лжепосредника — по ст. 159 УК РФ (определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 22 июня 1996 г. по делу Шайхулова), а при условии, что он и склонил к даче взятки, — еще и по ст. 33, 30, 291 УК РФ (по­становление Президиума Владимирского областного суда от 20 декабря 1991 г. по делу Ларина). При этом не имеет значе­ния, называлось ли конкретное должностное лицо, которому предполагалось передать взятку.

На наш взгляд, действия взяткодателя в этой ситуации сле­дует квалифицировать как оконченное покушение по ч. 3 ст. 30 и ст. 291 УК РФ, а действия лжепосредника — как подстрека­тельство либо пособничество в покушении на дачу взятки.

Случаи имитации взятки и передачи ее под контролем пра­воохранительных органов необходимо отличать от провокации взятки, когда инициатива в ее получении-передаче исходит от сотрудников правоохранительных органов или иных лиц, стре­мящихся «изобличить» чиновника. Провокация взятки являет­ся недопустимым методом выявления взяточничества. Прово­кация заключается в том, что провокатор возбуждает у другого лица намерение совершить преступление с целью последующе­го изобличения этого лица либо его шантажа, создания зависи­мого положения и т. п.

Запрет на провокацию появился в УК РСФСР 1922 г. Ста­тья 115 предусматривала провокацию дачи взятки. Статья 119 УК РСФСР 1926 г. устанавливала состав преступления — про­вокацию получения взятки.

Провокацию необходимо отличать от оперативного экспе­римента, предусмотренного в п. 2 ст. 7 Федерального закона от 5 июля 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятель­ности». Основанием для проведения последнего является став­шие известными органам ОРД сведения о признаках подготав­ливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния. Эксперимент правомерен лишь тогда, когда субъект сам, без инициативы со стороны лиц, пытающихся его уличить, начинает предварительную преступную деятельность. «Выдви­жение оперативной версии и ее проверка путем эксперимента должны производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер. Речь идет о принятом и зафиксированном в установленном законом порядке заявле­нии об имевшем место факте вымогательства или предложения взятки, подкрепленном опросом заявителя, выполнением иных проверочных действий»’. Следовательно, при оперативном экс­перименте инициатива на получение этого вознаграждения ис­ходит от самого должностного лица, а не от сотрудников орга­нов правопорядка.

При провокации взятки, если «взятка» передается должност­ному лицу без его ведома и согласия и это лицо отказывается ее принять, то действия лиц, провоцирующих взятку, следует квалифицировать по ст. 304 УК РФ.

Если же должностное лицо согласился принять эту «взятку», т. е. провокатор возбудил у него желание принять незаконное вознаграждение, то его действия должны быть квалифицирова­ны по ст. 30 и 290 УК РФ[14], а деяния лица, спровоцировавшего

«взятку», — по ст. 33, 30 и 290 УК РФ как подстрекательство к получению взятки. О подобном роде провокации говорилось в ст. 115 УК РСФСР 1922 г. и ст. 119 УК РСФСР 1926 г. Если субъект, склонивший должностное лицо к принятию «взятки» с целью его изобличения или шантажа, в дальнейшем доброволь­но заявит об этом в органы, имеющие право возбудить уголов­ное дело, то он не подлежит освобождению от уголовной ответ­ственности по основанию, предусмотренному в примечании к ст. 291 УК РФ, так как является не взяткодателем, а подстрека­телем к покушению на получение взятки.