Судебная практика по ч12 ст195 коап

Автор: | 05.10.2018

ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ст. 5.59 КоАП РФ
И ПОНЯТИЯ «ПУБЛИЧНО ЗНАЧИМЫЕ ФУНКЦИИ»

Одним из важнейших конституционных прав гражданин Российской Федерации является право на обращение в органы власти с различными заявлениями и жалобами. Фактически реализация этого права выступает необходимым каналом получения информации о реальном положении дел в обществе, «лакмусовой бумажкой» его состояния, отражающей результаты проводимых реформ, их эффективность. В целях надлежащего функционирования такого канала действующим законодательством предусмотрен механизм его поддержания в надлежащем состоянии.

Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ регулируются правоотношения, связанные с реализацией гражданином Российской Федерации закрепленного за ним Конституцией Российской Федерации права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также устанавливается порядок рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

В качестве элемента защиты данного права выступает предусмотренная законодательством Российской Федерации ответственность лиц, виновных в его нарушении. В частности, такая ответственность определена в ст. 5.59 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (введена Федеральным законом «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 11 июля 2011 г. № 199-ФЗ, который вступил в законную силу с 25 июля 2011 г.). При этом право на возбуждение дела по данной статье относится к исключительной компетенции прокурора (ч. 1 ст. 28.4 КоАП РФ).

За шесть месяцев 2014 года по постановлениям прокуроров Волгоградской области к административной ответственности по ст. 5.59 КоАП РФ привлечено 64 должностных лица (АППГ — 66, за 6 мес. 2012 г. — 46)(1). Это свидетельствует о неединичных нарушениях прав граждан на объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращений.

В то же время в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации постановления «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области» от 18 июля 2012 г. № 19-П в правоприменительной практике прокуратуры области возникли определенные трудности.

Названным Постановлением взаимосвязанные положения ряда статей Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они препятствуют распространению положений данного Федерального закона на отношения, связанные с рассмотрением органами государственной власти и органами местного самоуправления обращений объединений граждан, включая юридические лица, а также рассмотрению обращений осуществляющими публично значимые функции государственными и муниципальными

учреждениями и иными организациями.

Как отмечено в информационном письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации «О порядке рассмотрения обращений объединений граждан» от 6 августа 2012 г. № 28-4-2012, впредь до введения в действие нового правового регулирования Закон (Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации») должен применяться исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в указанном Постановлении.

И если в надзорной практике прокуратуры Волгоградской области обращения объединений граждан рассматривались в соответствии с Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», то распространение его требований на организации, осуществляющие публично значимые функции, вызывало определенные трудности.

Как показало изучение решений Конституционного Суда Российской Федерации, в них содержится лишь указание на конкретные организации, выполняющие публично значимые функции. К таким организациям наряду с органами военного ведомства, органами внутренних дел, таможни, избирательными комиссиями, службой судебных приставов(1) Конституционный Суд Российской Федерации относит третейские суды, адвокатуру, коммерческие банки(2).

Федеральным законом «О внесении изменений в статью 5.59 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статьи 1 и 2 Федерального закона “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации”» от 7 мая 2013 г. № 80-ФЗ в ст. 5.59 КоАП РФ внесены изменения, заключающихся в перечислении органов и должностных лиц, выполняющих публично значимые функции.

Однако единые критерии определения указанных функций ни Конституционным Судом Российской Федерации, ни законодателем в КоАП РФ не выработаны.

Сказанное может проиллюстрировать следующий пример из практики.

Гражданин С. обратился в Главное управление Центрального Банка Российской Федерации по Волгоградской области с заявлением о нарушении коммерческим банком законодательства о банках и банковской деятельности. По результатам проведенной проверки заявителю направлен ответ по истечении более 60 дней с момента регистрации жалобы, что породило обращение С. в органы прокуратуры области с жалобой на действия сотрудников Главного управления.

В целях объективного и полного рассмотрения обращения С. первоначально необходимо было определиться, выполняет ли Центральный банк Российской Федерации публично значимые функции.

Свои функции и полномочия Банк России осуществляет независимо от других федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления(3).

В систему федеральных органов исполнительной власти он также не включен(4).

Целями его деятельности являются: защита и обеспечение устойчивости рубля; развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации; обеспечение

стабильности и развитие национальной платежной системы.

Поскольку в силу ст. 75 Конституции Российской Федерации рубль является денежной единицей в Российской Федерации, а его защита и обеспечение устойчивости — основной функцией Банка России, следует признать, что последний осуществляет публично значимые функции.

При таких обстоятельствах при рассмотрении обращений граждан сотрудники Банка России должны руководствоваться требованиями Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», предусматривающего, что по общему правилу обращение должно быть рассмотрено в течение 30 дней со дня регистрации (ст. 12).

Как показала проведенная проверка, сотрудниками Главного управления это сделано не было.

Выше отмечалось, что одной из гарантий соблюдения права граждан на объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращений является административная ответственность лиц, виновных в его нарушении.

Анализ действовавшей на момент проверки диспозиции ст. 5.59 КоАП РФ свидетельствовал о невозможности привлечения виновных сотрудников Главного управления к ответственности, поскольку ответственности подлежали лишь должностные лица государственных органов и органов местного самоуправления.

В целях исправления сложившейся ситуации Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 80-ФЗ в ст. 5.59 КоАП РФ внесены изменения, согласно которым административную ответственность за нарушение установленного законодательством Российской Федерации порядка рассмотрения обращений граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц, несут, в том числе, государственные и муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций.

Указанные изменения вступили в силу с 19 мая 2013 г.

Таким образом, в период с 18 июля 2012 г. по 19 мая 2013 г. работники организаций, осуществляющих публично значимые функции, были обязаны руководствоваться Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», однако административную ответственность за его нарушение не несли, что ослабляло гарантии права граждан на объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение их обращений. Кроме того, и после вступления в силу Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 80-ФЗ должностные лица организаций, осуществляющих публично значимые функции, в соответствии с ч. 12 ст. 1.7 КоАП РФ не могут быть привлечены к административной ответственности за правонарушения, совершенные до 19 мая 2013 г.

Однако даже при закреплении законодателем административной ответственности организаций, осуществляющих публично значимые функции, их понятие осталось нераскрытым.

Представляется, что деятельность таких организаций осуществляется правомочно, т. е. в соответствии с законодательно определенными полномочиями; публично, т. е. открыто для широкого круга лиц; принимаемые ими решения обязательны для исполнения лицами, которым они адресованы либо в отношении которых они приняты, и имеют экономическую и социальную значимость.

Исходя из изложенного публично-значимой функцией является осуществление полномочий, экономически и социально важных для населения, принятие решений, обязательных для исполнения лицами, к которым они обращены либо в отношении которых они реализуются, уполномоченными на это юридическими лицами, их структурными подразделениями и индивидуальными предпринимателями.

Обзор практики применения судами Саратовской области статей 9.1, 19.5, 19.7 КоАП РФ (утв. президиумом Саратовского областного суда 27 июня 2011 г.)

Обзор
практики применения судами Саратовской области
статей 9.1, 19.5, 19.7 КоАП РФ
(утв. президиумом Саратовского областного суда 27 июня 2011 г.)

Обобщение судебной практики рассмотрения судами Саратовской области в 2010 году дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 9.1 , ст. 19.5 , ст. 19.7 КоАП РФ, проведено в соответствии с планом работы Саратовского областного суда на 1 полугодие 2011 года на основе изучения дел об административных правонарушениях, поступивших от районных (городских) судов и мировых судьей Саратовской области.

В ходе обобщения изучены дела об административных правонарушениях рассмотренные районными (городскими) судами и мировыми судьями Саратовской области в 2010 году:

по ст. 9.1 КоАП РФ — 37 дел;

по ст. 19.5 КоАП РФ — 3 310 дел;

по ст. 19.7 КоАП РФ — 1 127 дел.

Состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 19.5 КоАП РФ

В соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами РФ уполномоченные государственные органы (должностные лица) вправе осуществлять надзорные (контрольные) функции в отношении граждан, должностных лиц и организаций по вопросу соблюдения ими законодательства Российской Федерации.

При осуществлении деятельности по государственному надзору (контролю) уполномоченными органами (лицами) могут выноситься обязательные для исполнения предписания (постановления, представления, решения) об устранении нарушений тех или иных норм закона.

Часть 1 статьи 19.5 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства.

Объектом данного административного правонарушения является установленный законом порядок управления, и в частности контрольно-надзорные правоотношения, возникающие между субъектами контроля (надзора) и субъектами, деятельность которых подвергается контролю (надзору).

Объективную сторону правонарушения составляет невыполнение в установленный срок законного предписания органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства.

Субъектом ответственности являются граждане, должностные лица, юридические лица.

Субъективную сторону правонарушения характеризует умысел.

Состав правонарушения формальный, наступления вредных последствий не требуется.

Анализ мер административной ответственности, предусмотренных в ст. 19.5 КоАП РФ, показывает, что виновному назначается или административный штраф, или дисквалификация. Дисквалификация — назначается только судьей. Штраф по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ налагает судья.

Учитывая диспозицию ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, одним из обстоятельств, подлежащих выяснению, при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном данной статьей, в соответствии со ст. 26.1 КоАП РФ является законность предписания, выданного органом государственного надзора (контроля).

Законность заключается в том, что как государственный орган, так и должностное лицо, действующее от его имени, выдавшие предписание об устранении нарушений законодательства должны обладать компетенцией на проведение надзорных мероприятий. Помимо этого, законность предписания означает, что оно выдано в установленном законом порядке, без нарушений прав проверяемых субъектов.

Перечень органов (должностных лиц), осуществляющих государственный контроль и надзор, достаточно широк.

К должностным лицам, уполномоченным на осуществление государственного надзора и контроля, в частности, относятся: сотрудники органов внутренних дел, налоговых, таможенных органов, органов санитарно-эпидемиологического, ветеринарного, фитосанитарного, пожарного надзора, экспортного и валютного контроля, органов по надзору в сфере торговли, качества товаров и защиты прав потребителей, органов экологического, технологического и атомного надзора, органов надзора в сфере природопользования и ряда других органов исполнительной власти, осуществляющих надзорно-контрольные функции.

В зависимости от сферы, в которой осуществляется государственный надзор (контроль), правомочия того или иного органа (должностного лица) на его осуществление регламентированы нормативно-правовыми актами различных отраслей права.

Изучение дел об административных правонарушениях показало, что в большинстве случаев проблем с определением, обладает тот или иной орган (должностное лицо) правомочиями на проведение надзорных мероприятий и выдачу предписаний об устранении нарушений законодательства у судей не возникает.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области от 12.01.2010 г. прекращено за отсутствием состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, производство по делу об административном правонарушении в отношении Ф.Д.А.

В отношении указанного лица был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, судебным приставом-исполнителем Балаковского РОСП, в связи с невыполнением его требования от о предоставлении арестованного имущества.

Прекращая производство по делу, мировой судья правильно указал на то, что данное требование судебным приставом-исполнителем заявлено в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании судебного приказа о взыскании денежных сумм, а не в связи с установлением нарушений законодательства РФ.

При этом был учтен Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2006 года, утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 27.09.2006 г., в котором отмечено, что невыполнение должником добровольно в установленный приставом-исполнителем срок действий, указанных в постановлении о возбуждении исполнительного производства, не является административным правонарушением против порядка управления, установленной главой 19 КоАП РФ, следовательно указанное правонарушение не может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Вместе с тем имеются и такие недостатки.

Постановлением мирового судьи Саратовской области М.И.Н. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Из постановления мирового судьи следует, что М.И.Н. не исполнено требование межрайонной ИФНС России N 9 по Саратовской области об уплате задолженности по транспортному налогу в срок до 13.04.2009 г., что было выявлено по результатам проведенной прокуратурой проверки исполнения налогового законодательства и явилось поводом для вынесения заместителем прокурора постановления о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Принимая решение о привлечении М.И.Н. к административной ответственности, мировым судьей не учтено, что подп. 2 п. 1 ст. 32 Налогового кодекса РФ (далее НК РФ) на налоговые органы возложена обязанность осуществлять контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах. Налогоплательщики, в свою очередь, обязаны выполнять законные требования налогового органа об устранении выявленных нарушений законодательства о налогах и сборах ( подп. 7 п. 1 ст. 23 НК РФ).

Согласно ст. 31 НК РФ налоговый орган вправе взыскивать недоимки, а также пени и штрафы в порядке, установленном НК РФ.

Абзацем 3 п. 1 ст. 45 НК РФ предусмотрено, что неисполнение или ненадлежащее исполнение налогоплательщиком обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога.

Неисполнение налогоплательщиком обязанности по уплате налога влечет применение налоговым органом процедуры принудительного взыскания налога и начисленной пени в порядке, предусмотренном ст.ст. 46 , 47 НК РФ, а также привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности.

Таким образом, с учетом подп. 8 , 9 п. 1 ст. 31 НК РФ, ст.ст. 1 , 6 , 10 Федерального закона от 21.03.1991 г. N 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации», налоговый орган вправе требовать исполнения обязанности по уплате налога при проведении налогового, а не государственного контроля, проведение контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах осуществляется в рамках налогового законодательства, и ответственность за неуплату налогов также предусмотрена НК РФ.

Между тем, привлечение к ответственности по ст. 19.5 КоАП РФ осуществляется за невыполнение в срок законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а не налоговый контроль.

Поскольку в данном случае требование об уплате налога вынесено инспекцией в рамках налогового контроля и по существу является требованием об уплате налога, ответственность за неуплату налога также должна устанавливаться нормами НК РФ.

КоАП РФ не предусматривает административную ответственность лиц за неисполнение обязанности по уплате налогов.

При таких обстоятельствах, в действиях М.И.Н. отсутствовал состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

При изучении дел было установлено необоснованное возвращение протоколов об административном правонарушении, составленных Государственной жилищной инспекцией Саратовской области в отношении ТСЖ, управляющих организаций, в связи с неисполнением ими предписаний инспекции по устранению выявленных нарушений Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госстроя РФ от 27.09.2003 г. N 170. Основанием для возврата явилось отсутствие права у жилищной инспекции выдавать предписания указанным организациям.

Так, определением мирового судьи в государственную жилищную инспекцию возвращен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении ООО.

В качестве основания для возвращения протокола мировой судья указал на то, что Государственная жилищная инспекция не вправе выдавать предписание об устранении нарушений ООО, так как п. 6 Положения о государственной жилищной инспекции в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 26.09.1994 г. N 1086, содержит исчерпывающий перечень субъектов, которым жилищная инспекция вправе давать предписания об устранении выявленных нарушений — это собственники, владельцы и пользователи жилищного фонда, общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме и придомовых территорий. Доказательств того, что ООО является собственником, владельцем или пользователем жилищного фонда не имеется.

По протесту прокурора решением судьи Н-ского районного суда вышеуказанное определение отменено.

В решении указано на то, что в силу п. 3 Положения о государственной жилищной инспекции в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ от 26.09.1994 г. N 1086, главная государственная жилищная инспекция и органы государственной жилищной инспекции субъектов Российской Федерации в своей деятельности руководствуются Конституцией РФ, законами Российской Федерации, указами и распоряжениями Президента РФ, постановлениями и распоряжениями Правительства РФ, законами, иными правовыми нормативными актами органов государственной власти республик, краев, областей, автономных образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга, приказами Государственного комитета РФ по жилищной и строительной политике, а также настоящим Положением.

Постановлением Правительства Саратовской области от 12.05.2005 г. N 152-П утверждено Положение о Государственной жилищной инспекции Саратовской области.

Согласно п. 10 Положения, инспекция имеет право проводить инспекционные обследования и проверки любого подконтрольного объекта независимо от его ведомственной подчиненности и форм собственности; требовать в пределах своей компетенции представление в ходе проверки необходимых информации и документов от собственников жилищного фонда и общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, а также организаций, оказывающих жилищно-коммунальные услуги независимо от формы их собственности и подчинения; давать предписания собственникам, владельцам и пользователям жилищного фонда, общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме и придомовых территорий, управляющим многоквартирными домами организациям, товариществам собственников жилья (их ассоциациям, союзам), жилищно-строительным и жилищным кооперативам об устранении выявленных нарушений (в редакции постановления Правительства Саратовской области от 05.04.2006 г. N 131-П , от 20.03.2008 г. N 94-П ).

На основании указанной нормы судья районного суда правомерно посчитал незаконным вывод мирового судьи о том, что Государственная жилищная инспекция Саратовской области не вправе выдавать предписания управляющей многоквартирным домом организации, что повлекло отмену определения о возвращении административного протокола.

Неправильный вывод мировых судей о том, что у Государственной жилищной инспекции Саратовской области отсутствует право выдавать предписания об устранении выявленных нарушений управляющим многоквартирными домами организациям и последние не относятся к субъектам правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, по некоторым делам привел к необоснованному прекращению производств по делу об административном правонарушении за отсутствием состава административного правонарушения.

Помимо того, что предписание должно быть вынесено органом, в компетенцию которого входит осуществление государственного надзора (контроля), для признания его законным необходимо, чтобы оно было выдано в установленном законом порядке, с соблюдением прав поднадзорного субъекта.

Порядок проведения мероприятий по контролю, осуществляемых органами государственного контроля, их обязанности, а также права юридических лиц при проведении государственного контроля установлены Федеральным законом от 26.12.2008 г. N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

В соответствии со ст. 14 вышеуказанного закона проверка юридических лиц, индивидуальных предпринимателей органами, уполномоченными на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля проводится на основании распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля. Проверка может проводиться только должностным лицом или должностными лицами, которые указаны в распоряжении или приказе руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля.

Изучение дел показало, что в нарушение указанных требований закона не во всех делах находятся распоряжения или приказ руководителя органа государственного контроля (надзора), муниципального надзора, проводившего проверку, что свидетельствует о формальном отношении судей к вопросу установления законности предписания.

В этой связи невозможно установить обоснованность проведения проверки, следовательно, и законность предписания.

Отсутствие в представленных на рассмотрение мировому судье материалах распоряжения о проведении проверки, актов проверки, предписания являлось основанием для вынесения определения о возврате протокола об административном правонарушении для устранения недостатков.

Для установления состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, необходимо, чтобы предписание, выданное органом, должностным лицом, осуществляющим государственный надзор, содержало требование об устранении нарушений конкретного законодательства и конкретный срок для этого.

Постановлением мирового судьи Саратовской области директор ГУ Н.Н.И. освобожден от административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в связи с малозначительностью административного правонарушения, с объявлением устного замечания.

Из материалов дела следует, что главным специалистом Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Саратовской области в Балашовском районе выдано предписание директору ГУ Н.Н.И. об устранении допущенных нарушений: СанПин 2.1.31375-03 «Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию и эксплуатации больниц, родильных домов и других лечебных стационаров» — стены комнат для проживания окрасить светлыми силикатными красками (пункт 1 предписания); п. 21 Инструкции об организации медицинского обслуживания, противоэпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий в домах-интернатах для престарелых и инвалидов от 05.08.1976 г. — привести к санитарным нормам количество проживающих человек на 1 кв.м площади помещений (7 кв.м на 1 человека) (пункт 3 предписания).

При рассмотрении дела мировым судьей было установлено, что ГУ в соответствии с п. 12 ст. 17 ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в РФ», с Уставом ГУ оказывает социальные услуги престарелым гражданам и инвалидам 1 и 2 групп и не относится к лечебным стационарам, в связи с чем на него не может распространяться СанПин 2.1.31375-03 «Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию и эксплуатации больниц, родильных домов и других лечебных стационаров» и соответственно предписание в указанной части (пункт 1) мировым судьей было признано незаконным.

Кроме того, по делу было установлено, что Инструкция об организации медицинского обслуживания, противоэпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий в домах-интернатах для престарелых и инвалидов от 05.08.1976 г., нарушение п. 21 которой также вменялось директору интерната, утратила силу в связи с принятием Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г. и Закона РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 19.04.1991 г.

Вместе с тем директор был признан виновным в неисполнении пункта 3 предписания, поскольку аналогичные положения о том, что спальные комнаты должны быть отведены в домах-интернатах для престарелых и инвалидов из расчета на человека не менее 7 квадратных метров предусмотрены п. 20 Инструкции об организации медицинского обслуживания, противоэпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, утвержденной приказом Минсоцзащиты населения РФ от 28.07.1995 г. N 170.

О допущенных нарушениях при выдаче предписания главным специалистом Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Саратовской области доведено мировым судьей до сведения начальника территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Саратовской области в представлении.

При разрешении дел рассматриваемой категории следует учитывать, что предписание выносится конкретному лицу — юридическому лицу, должностному лицу, индивидуальному предпринимателю, гражданину. В этой связи протокол об административном правонарушении в дальнейшем должен быть составлен в отношении лица, не выполнившего возложенные на него обязанности.

Так, главным государственным инспектором района по пожарному надзору вынесено предписание муниципальному учреждению культуры в лице законного представителя юридического лица директора Ф.И.А. об устранении в срок до 25.12.2009 г. нарушений требований пожарной безопасности, выявленных в результате проверки на территориях, в зданиях и помещений МУК и его филиалах. Предписание получено директором МУК Ф.И.А. 15.12.2009 г.

16.01.2010 г. государственным инспектором района по пожарному надзору составлен протокол об административном правонарушении, в котором указано, что должностное лицо, директор филиала МУК С.С.В., ответственная за пожарную безопасность филиала, не выполнила предписание в установленный срок.

Указанному обстоятельству мировым судьей не дано никакой оценки. Директор филиала С.С.В. была освобождена от административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в связи с малозначительностью административного правонарушения с объявлением устного замечания.

Напротив, постановлением судьи районного суда Саратовской области обоснованно было прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении и.о. главы муниципального образования Саратовской области Б.А.В. в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

По делу было установлено, что предписание об устранении в срок до конца июля 2010 г. выявленных нарушений требований пожарной безопасности вынесено в адрес муниципального учреждения и вручено главе муниципального образования Б.С.А. Протокол об административном правонарушении от 29.09.2010 г. составлен в отношении и.о. главы муниципального образования Б.А.В., назначенного на период отпуска главы муниципального образования Б.С.А. с 16.09.2010 г. по 20.10.2010 г.

Учитывая, что на Б.А.В. не возлагались обязанности по исполнению предписания и обязанности главы муниципального района на него были возложены после истечения срока, установленного на устранение выявленных нарушений, судья пришел к обоснованному выводу о том, что в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Также постановлением мирового судьи Саратовской области от 25.05.2010 г. прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении дорожного мастера К.В.Н. за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, по тем основаниям, что предписание об устранении нарушений в содержании железнодорожных переездов было вынесено в адрес главного инженера Б.О.В.

По аналогичным основаниям постановлением мирового судьи Саратовской области прекращено за отсутствием состава административного правонарушения производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении инженера ООО Н.Е.Н., поскольку предписание об устранении нарушений было выдано генеральному директору ООО К.Н.И.

Изучение дел показало, что не все предписания содержат конкретный срок его исполнения. Нередко в предписаниях указывается: «устранить выявленные нарушения на следующий день», «в течение 7 дней с момента получения предписания», «немедленно», «постоянно».

В таких случаях не представляется возможным установить срок давности привлечения к административной ответственности, поскольку указание в предписании на точный срок его выполнения необходимо для исчисления срока давности привлечения лица к административной ответственности.

В случае совершения административного правонарушения, выразившегося в форме бездействия, срок привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующего за днем периода, предоставленного для исполнения соответствующей обязанности.

Так, управлением государственного автодорожного надзора по Саратовской области 24.07.2009 г. выдано предписание индивидуальному предпринимателю Л.Р.М. об устранении нарушений требований законодательных и нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность на транспорте, в котором содержался один пункт нарушения, срок исполнения установлен «с 24.07.2009 г. постоянно».

Мировым судьей Саратовской области постановлением Л.Р.М. признана виновной в неисполнении предписания и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 1 000 руб.

В данном случае срок «постоянно» не является конкретным. При проверке исполнения предписания неясно, с какой даты образуется состав административного правонарушения.

Мировым судьей в постановлении оценка указанным обстоятельствам не дана. Вместе с тем, поскольку срок давности привлечения к административной ответственности индивидуального предпринимателя, несущего ответственность как должностное лицо, составляет 1 год, а предписание содержит указание на его исполнение «с 24.07.2009 г.» мировой судья вынес постановление в пределах срока давности привлечения к административной ответственности.

Неверно дату, с которой образуется состав административного правонарушения определяют и должностные лица при составлении протоколов об административных правонарушениях.

Межрайонной ИФНС России N 2 по Саратовской области 19.05.2010 г. в адрес ИП Д.А.В. вынесено представление об устранении нарушений требований законодательства РФ о применении контрольно-кассовой техники при осуществлении денежных расчетов, в котором содержалось требование об установке контрольно-кассовой техники, без указания конкретного срока исполнения. О принятых мерах указано сообщить в течение месяца со дня получения представления, которое было получено 19.05.2010 г.

29.06.2010 г. главным государственным налоговым инспектором Межрайонной ИФНС России N 2 по Саратовской области составлен протокол об административном правонарушении, в котором указано, что ИП Д.А.В. не выполнил представление и письменно не сообщил о принятых мерах по устранению нарушения в установленный срок до 19.06.2010 г.

Мировой судья Саратовской области постановлением от 19.07.2010 г. привлек Д.А.В. к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, поскольку последний не сообщил о принятых мерах по устранению нарушения в срок до 19.06.2010 г.

Данная позиция представляется ошибочной, поскольку наличие в предписании указания должностного лица на необходимость сообщения об исполнении предписания в определенный должностным лицом срок не является в случае несоблюдения этого указания основанием для привлечения лица к ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Согласно диспозиции названной статьи, административная ответственность по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ наступает за неисполнение в установленный срок предписания об устранении нарушений законодательства. Срок, который должно содержать предписание, имеющий значение для квалификации — это срок, установленный для устранения выявленных нарушений законодательства.

Отсутствие в предписании конкретного срока выполнения каждого пункта предписания, свидетельствующее об отсутствии объективной стороны административного правонарушения, явилось одним из оснований для прекращения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении главы администрации муниципального образования муниципального района Саратовской области К.А.Н. в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Для установления факта нарушения срока исполнения предписания необходимо выяснять факт вручения предписания адресату (в материалах дела должен быть документ, подтверждающий факт вручения предписания адресату — на практике этим документом является уведомление о вручении).

Отсутствие в материалах дела сведений о вручении предписания адресату являлось основанием для возвращения протокола об административном правонарушении и других материалов в орган, должностному лицу, которые составили протокол, по основаниям п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, в связи с отсутствием данных о получении лицом, привлекаемым к административной ответственности, предписания.

При рассмотрении дел данной категории подлежит проверке соблюдение контролирующими органами прав, в частности юридических лиц, при проведении проверок по исполнению выданного им предписания.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), с грубым нарушением установленных законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом обязательных требований

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 20 названного закона к грубым нарушениям относится нарушение требований, предусмотренных ч. 16 ст. 10 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», в части срока уведомления о проведении внеплановой проверки.

Пункт 1 ч. 2 ст. 10 названного закона относит проведенную инспекцией проверку по исполнению ранее выданного предписания к внеплановой проверке.

В соответствии с ч. 16 ст. 10 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» о проведении внеплановой проверки, за исключением внеплановой выездной проверки, основания проведения которой указаны в п. 2 ч. 2 указанной статьи, юридическое лицо уведомляется органом государственного контроля (надзора) не менее чем за двадцать четыре часа до начала ее проведения любым доступным способом.

Истечение срока исполнения юридическим лицом ранее выданного предписания об устранении выявленного нарушения, как основание для внеплановой проверки, установлено п. 1 ч. 2 ст. 10 Закона, и не может являться обстоятельством, при котором уведомление о проведении внеплановой проверки являлось бы не обязательным.

Ненадлежащее извещение юридического лица о предстоящей внеплановой проверке в установленный Законом срок, в результате которого юридическое лицо было лишено возможности через уполномоченных на то представителей непосредственно присутствовать при проведении проверки, давать объяснения по вопросам проверки, знакомиться с результатами проверки, указывать в акте о согласии или несогласии с ними и действиями должностных лиц органов государственного контроля, свидетельствует о невозможности принятия в качестве доказательства акта, составленного по результатам проверки, содержащего сведения о неисполнении выданного предписания об устранении нарушений законодательства.

Указанные обстоятельства имели место по административным делам, рассматриваемым мировым судьей в отношении АТСЖ, которые послужили основанием для прекращения производства по делу в отношении указанного юридического лица за отсутствием состава административного правонарушения.

По результатам выявленного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, должностным лицом органа государственного надзора (контроля) составляется протокол об административном правонарушении.

В соответствии со ст. 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в протоколе. При этом такому лицу должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении с целью обеспечения ему возможности представить объяснения и замечания по содержанию протокола.

Основным условием правомерности составления протокола по делу об административном правонарушении в отсутствии лица, привлекаемого к административной ответственности, является надлежащее и заблаговременное извещение этого лица о времени и месте составления протокола, а также предоставление ему возможности реализовать свои права, установленные ст. 28.2 КоАП РФ.

Составление протокола об административном правонарушении в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, и доказательств его надлежащего уведомления о времени и месте совершения данного процессуального действия является существенным нарушением процедуры привлечения к административной ответственности.

Не всегда судьями проверялись обстоятельства надлежащего уведомления лиц, привлекаемых к административной ответственности о месте и времени составления протокола об административном правонарушении.

Указанное не было учтено при рассмотрении дела мировым судьей дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении СТСЖ. Дело было рассмотрено без выяснения вопроса о соблюдении прав юридического лица при составлении протокола об административном правонарушении, что явилось основанием для отмены постановления мирового судьи о привлечении СТСЖ к административной ответственности и прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Напротив, мировой судья, установив по делу отсутствие надлежащего извещения АТСЖ о времени и месте составления протокола об административном правонарушении, прекратил производство по делу об административном правонарушении, предусмотренным ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, за отсутствием в действиях АТСЖ состава административного правонарушения.

Субъектами правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, выступают граждане, индивидуальные предприниматели, которые несут административную ответственность как должностные лица, должностные лица коммерческих и некоммерческих организаций и юридические лица независимо от их организационно-правовых форм.

Филиал юридического лица — это его обособленное структурное подразделение, которое не является юридическим лицом, соответственно не может выступать самостоятельным субъектом административного правонарушения.

Указанное обстоятельство не учтено мировым судьей, который постановлением привлек к административной ответственности филиал ФГУП за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Таким образом, при рассмотрении дел указанной категории подлежит установлению, имеются ли в материалах данные, подтверждающие статус субъекта указанного в протоколе об административном правонарушении, и обстоятельства, предусмотренные ст.ст. 2.1 , 2.4 КоАП РФ, необходимые для привлечения к ответственности должностного и юридического лица.

Особенно это касается дел в отношении должностных лиц, которые могут быть привлечены к административной ответственности только в случае совершения ими административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей ( ст. 2.4 КоАП РФ).

Таким образом, материалы дела должны содержать соответствующие документы, подтверждающие положение должностного лица — должностную инструкцию, приказ и т.п., свидетельствующие о том, что лицо выполняет организационно-распорядительные или иные функции, перечисленные в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ.

В основном в материалах, проверяемых при проведении обобщения, такие документы имеются.

Отсутствие вышеуказанных документов являлось поводом для возврата протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, в связи с неполнотой представленных доказательств.

При привлечении к ответственности юридического лица необходимо принимать во внимание, что способность нести юридическую ответственность за свои действия, в том числе и административную, у юридического лица возникает одновременно с правоспособностью, то есть в момент его создания ( ч. 3 ст. 49 ГК РФ). При этом юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. В этой связи, а также с учетом положений ст.ст. 2.10 , 26.1 КоАП РФ в материалах дела должны содержаться данные, свидетельствующие о правоспособности юридического лица.

Кроме того, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению ( ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ).

В некоторых случаях при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, такие обстоятельства не выяснялись.

Так, мировым судьей на Саратовской области постановлением от 17.03.2010 г. прекращено производство за отсутствием состава административного правонарушения по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении муниципального образовательного учреждения Саратовской области, ссылаясь на то, что данное учреждение является бюджетным и имело бы возможность исполнения предписания в случае наличия выделенных учредителем денежных средств. При этом мировой судья сослался на справку Управления образования администрации муниципального района — учредителя МОУ о том, что работы по устранению выявленных нарушений не произведены по причине отсутствия денежных средств.

Однако, материалы дела не содержат каких-либо доказательств того, что МОУ предпринимались меры к исполнению предписания. Учредительных документов, из которых можно установить источник финансирования учреждения, в деле нет.

В других случаях, прекращая производство по делу за отсутствием состава административного правонарушения, мировые судьи ссылаются на отсутствие вины лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку им предпринимались меры к исполнению предписания, однако материалами дела указанные выводы мировых судей не подтверждаются.

Так, мировым судьей Саратовской области прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении муниципального образовательного учреждения основная общеобразовательная школа, ссылаясь на то, что директором школы предпринимались необходимые меры для выполнения предписания об устранении нарушений требований пожарной безопасности, но по независящим от нее причинам, ходатайства директора школы, направленные учредителю, остались без исполнения.

При этом в постановлении не содержится ссылки на конкретные доказательства, свидетельствующие о предпринятых директором школы мерах по исполнению предписания. Материалы дела содержат только одно ходатайство, адресованное учредителю после получения предписания, и одно письмо от 19.04.2010 г., адресованное также учредителю, о необходимости выделения денежных средств для устранения нарушений требований пожарной безопасности, то есть направленное уже по истечении срока исполнения предписания (01.03.2010 г.) и составления протокола об административном правонарушении за неисполнение указанного предписания от 13.04.2010 г.

При аналогичных обстоятельствах, в связи с невозможностью исполнения предписания из-за отсутствия надлежащего финансирования муниципальных учреждений, некоторые мировые судьи освобождают лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности за малозначительностью содеянного, ограничиваясь устным замечанием в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ и прекращая производство по делу на основании ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области от 22.04.2010 г. от административной ответственности освобождено муниципальное образовательное учреждение, в связи с малозначительностью содеянного, производство по делу прекращено.

В постановлении мировой судья указал, что директором учреждения предпринимались меры к исполнению предписания, он обращался к учредителю о выделении денежных средств для выполнения предписания, но денежные средства выделены не были. В связи с этим был сделан вывод об отсутствии в действиях учреждения умысла, неосторожности, бездействия в неисполнении в установленный срок законного предписания.

Указанные мировым судьей обстоятельства, подтвержденные соответствующими доказательствами, свидетельствуют об отсутствии вины лица в совершении правонарушения, а значит и состава административного правонарушения, в связи с чем освобождение лица от административной ответственности по причине малозначительности правонарушения представляется в данном случае неправильным.

Санкция ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ предусматривает в качестве ответственности административный штраф, который различен для граждан, должностных лиц и юридических лиц.

В соответствии с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (индивидуальные предприниматели), несут административную ответственность как должностные лица.

Указанное обстоятельство не всегда учитывалось мировыми судьями при назначении наказания.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, главе крестьянско-фермерского хозяйства К.А.В. назначено наказание в виде административного штрафа в размере 300 руб.

Назначая наказание в пределах санкции, установленной для граждан, мировой судья не учел, что К.А.В. привлекался к административной ответственности как индивидуальный предприниматель глава КФХ, в связи с неисполнением предписания об устранении нарушений земельного законодательства , допущенных им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

Постановлением мирового судьи к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ привлечено юридическое лицо — Муниципальное общеобразовательное учреждение с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 1 000 руб., тогда как санкция ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ предусматривает ответственность для юридических лиц в виде административного штрафа в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Постановлением мирового судьи Саратовской области от 28.06.2010 г. Ж.Н.Н. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 1 000 руб., тогда как санкция ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ предусматривает ответственность для граждан в виде административного штрафа в размере от трехсот до пятисот рублей.

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи Саратовской области признал виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, заместителя директора по перевозкам ОАО Б.А.В. и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 300 руб., тогда как санкция ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ предусматривает ответственность для должностных лиц в виде административного штрафа в размере от одной до двух тысяч рублей.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ.

Статья 19.7 КоАП РФ носит общий характер и предусматривает ответственность за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде.

Объектом административного правонарушения, предусмотренного в ст. 19.7 КоАП РФ, выступают общественные отношения в сфере контроля и надзора. Одним из способов осуществления государственного надзора (контроля) выступает сбор уполномоченными органами информации. Федеральным законом могут быть предусмотрены случаи и обязанность субъектов права представлять определенную информацию в уполномоченные государственные органы.

Объективная сторона анализируемого правонарушения состоит в том, что виновный:

1) не представляет совсем (т.е. полностью игнорирует исполнение своей обязанности) либо несвоевременно представляет в госорган (должностному лицу) соответствующие сведения. При этом нужно иметь в виду, что речь идет о сведениях:

а) круг (перечень, состав) которых установлен законом;

б) необходимых для осуществления госорганом (должностным лицом) возложенных на него законом функций (при осуществлении им своей деятельности). Если сведения выходят за рамки указанного круга, то непредставление их не образует состава данного правонарушения;

2) представляет в госорган (должностному лицу) упомянутые выше сведения:

а) в неполном объеме (например, лишь часть требуемой информации);

б) в искаженном виде (т.е., по существу, речь идет о представлении недостоверной информации).

Оконченным данное правонарушение считается с момента, когда оно было совершено. Оно совершается как в форме действий (например, представление неполной информации), так и бездействия (например, непредставление информации совсем).

Субъектами анализируемого правонарушения являются: граждане, должностные лица, юридические лица.

Субъективная сторона административного правонарушения характеризуется либо умыслом, либо неосторожностью.

Анализ мер административной ответственности, предусмотренных в ст. 19.7 КоАП РФ, показывает, что виновному назначается или административный штраф, или по правонарушениям, совершенным после 13.08.2010 г., предупреждение.

Изучение дел указанной категории показало, что к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ в 2010 г. привлекались граждане, должностные и юридические лица, как за непредставление или несвоевременное представление сведений, которые подлежат представлению в силу закона, так и за непредставление или несвоевременное представление запрашиваемых госорганом (должностным лицом) сведений, необходимых для осуществления возложенных на него законом функций.

Большинство дел указанной категории возбуждены судебными приставами-исполнителями и касаются случаев привлечения к административной ответственности лиц, в отношении которых возбуждены исполнительные производства и которые не представили в определенный срок либо несвоевременно представили судебному приставу-исполнителю запрашиваемые им сведения для осуществления законной деятельности либо сведения, которые лицо должно представить в силу закона.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечен К.В.К. в связи со следующими обстоятельствами.

03.06.2009 г. К.В.К. постановлением начальника КМ РОВД был привлечен к административной ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 250 руб.

11.08.2010 г. судебным приставом исполнителем РП ССП района Саратовской области возбуждено исполнительное производство.20.09.2010 г. К.В.К. под роспись извещен о необходимости в срок до 23.09.2010 г. представить судебному приставу-исполнителю квитанцию об оплате задолженности, паспорт, сведения о наличии имущества. Указанные документы представлены не были, в связи с чем мировой судья пришел к выводу о наличии в действиях К.В.К. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи Саратовской области от 15.02.2010 г. к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечен К.С.А. в отношении которого возбуждено исполнительное производство о взыскании алиментов и который в нарушение п. 2 ст. 111 СК РФ не сообщил судебному приставу-исполнителю в трехдневный срок о перемене места жительства.

По ст. 19.7 КоАП РФ привлекались и должностные лица за несвоевременное возвращение исполнительных листов.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области главный бухгалтер МУЗ Саратовской области О.Э.Г. привлечена к административной ответственности за то, что в нарушение требований ст. 111 СК РФ несвоевременно возвратила в РОСП судебный приказ о взыскании алиментов с К.К.М., уволившегося с больницы.

Постановлением мирового судьи Саратовской области к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечена индивидуальный предприниматель Т.Е.А., которая является ответственной за удержания алиментов, за то, что в нарушение ст. 111 СК РФ несвоевременно возвратила судебному приставу-исполнителю судебный приказ в отношении должника К.А.А., уволившегося по собственному желанию 28.12.2009 г.

Мировым судьей Саратовской области 08.11.2010 г. по ст. 19.7 КоАП РФ привлечен к административной ответственности начальник отдела организации социальных выплат и пособий ГУ УСПН Ртищевского района С.О.В. за то, что не представила судебному приставу-исполнителю запрашиваемые им сведения.

Из материалов дела следует, что на запрос судебного пристава-исполнителя в рамках сводного исполнительного производства от 24.09.2010 г. о предоставлении информации о кредитной организации и номере счета, открытого на имя А.Д.В., на который перечисляются пособия на содержание малолетнего ребенка, С.О.В. 27.09.2010 г. была подготовлена запрашиваемая информация, однако судебному приставу-исполнителю данная информация направлена не была.

По перечисленным делам следует отметить, что в данных случаях судебный пристав-исполнитель вправе был самостоятельно привлечь виновных лиц к административной ответственности по ст. 17.14 КоАП РФ, которая прямо предусматривает административную ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве, как должника, не выполнившего законные требования судебного пристава-исполнителя, представившего недостоверные сведения о своих правах на имущество, не сообщившего об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, получения пенсии, иных доходов или месте жительства, так и лица, не являющегося должником, не выполнившего законные требования судебного пристава-исполнителя, представившего недостоверные сведения об имущественном положении должника, утрате исполнительного документа, несвоевременно отправившем исполнительный документ.

В соответствии со ст. 6 ФЗ «Об исполнительном производстве» законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.

В случае невыполнения законных требований судебного пристава-исполнителя он применяет меры, предусмотренные настоящим Федеральным законом.

Невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, а также воспрепятствование осуществлению судебным приставом-исполнителем функций по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Таким образом, вышеуказанный закон предусматривает возможность привлечения к ответственности именно за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, а также за воспрепятствование осуществлению судебным приставом-исполнителем функций по исполнению судебных актов, то есть содержит конкретное указание на составы административных правонарушений, предусмотренные ст. 17.14 и 17.8 КоАП РФ.

Значительное число дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.7 КоАП РФ, рассмотрено мировыми судьями в отношении должностных лиц юридических лиц за несвоевременную сдачу, предусмотренную законом, в налоговый орган расчетов авансовых платежей и деклараций по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование.

Постановлением мирового судьи Саратовской области к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечен председатель территориального общественного самоуправления Н.Т.И. нарушившая срок предоставления расчета по авансовым платежам по обязательным взносам на пенсионное страхование за 9 месяцев 2009 г.

Мировым судьей было установлено, что согласно п. 2 ст. 24 гл. 5 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в РФ» расчеты по авансовым платежам в Пенсионный фонд РФ предоставляются не позднее 2-го числа месяца следующего за отчетным периодом в налоговый орган по форме, утвержденной Министерством финансов РФ по согласованию с Пенсионным фондом РФ.

Указанный срок Н.Т.И. был нарушен, так как расчет по авансовым платежам по обязательным взносам на пенсионное страхование за 9 месяцев 2009 г. был представлен в налоговый орган 27.07.2010 г.

В данном случае квалификация действий Н.Т.И. по ст. 19.7 КоАП РФ является правомерной, так как срок предоставления вышеуказанных документов в налоговые органы устанавливается п.п. 2 , 6 ст. 24 Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», то есть обязанность представления документов (сведений, информации) установлена законом, не относящимся к законодательству о налогах и сборах.

Вместе с тем, когда лицом, привлекаемым к административной ответственности, нарушаются сроки представления документов, установленных законодательством о налогах и сборах, то его привлечение к ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ представляется неправильным.

В частности, постановлением мирового судьи Саратовской области от 01.04.2010 г. к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечен индивидуальный предприниматель А.Р.З., который в нарушение ч. 3 ст. 346.32 Налогового кодекса РФ не представил до 20.01.2010 г. в налоговую инспекцию налоговую декларацию по единому налогу на вмененный доход по итогам налогового периода — 4 квартал 2009 г.

В указанных случаях в действиях лиц, привлеченных к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ, усматривается состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.5 КоАП РФ — нарушение сроков представления в налоговый орган декларации.

К ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ мировыми судьями привлекались некоммерческие организации за непредставление в Управление Минюста РФ по Саратовской области документов, необходимых для плановой документальной проверки соответствия деятельности организации, в том числе по расходованию денежных средств и использованию иного имущества, уставным целям.

Так, 11.02.2010 г. Управлением Министерства юстиции РФ по Саратовской области составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении Саратовской региональной молодежной общественной организации по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 19.05.1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» орган, принимающий решение о государственной регистрации общественного объединения, осуществляет контроль за соответствием деятельности общественного объединения уставным целям.

В соответствии с абз. 5 ч. 1 ст. 29 указанного закона общественное объединение обязано представлять по запросу органа, принимающего решение о государственной регистрации общественных объединений, решения руководящих органов и должностных лиц общественного объединения, а также годовые и квартальные отчеты о своей деятельности в объеме сведений, представляемых в налоговые органы.

В соответствии с абз. 7 ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 19.05.1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» общественное объединение обязано оказывать содействие представителям органа, принимающего решения о государственной регистрации общественных объединений, в ознакомлении с деятельностью общественного объединения в связи с достижением уставных целей и соблюдением законодательства РФ.

Указанные нормы свидетельствуют о наличии законных оснований у Управления Министерства юстиции РФ по Саратовской области на проведение проверок соответствия деятельности общественного объединения уставным целям и соответственно о наличии законных оснований для запроса документов, необходимых для осуществления его законной деятельности.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также установив факт уведомления Организации о проведении проверки и о необходимости представления в период проверки соответствующих документов, указанных в уведомлении, а также факт непредставления на дату окончания проверки таких документов, мировой судья постановлением от 27.02.2010 г. привлек Саратовскую региональную молодежную общественную организацию к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ.

Аналогичные дела рассматривались и на других судебных участках г. Саратова и Саратовской области.

Имели место случаи привлечения к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ лиц, являющихся муниципальными служащими, за непредставление в полном объеме в государственный орган сведений, представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом его законной деятельности.

Постановлением мирового судьи Саратовской области к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечен К.В.В., являющийся заместителем главы администрации муниципального района и замещающий государственную должность в органе местного самоуправления, за то, что при предоставлении Справки о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера муниципального служащего органа местного самоуправления Энгельсского муниципального района по форме, согласно Приложению 5 к решению Собрания депутатов муниципального района «О представлении гражданами, претендующими на замещение должностей муниципальной службы, и муниципальными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера», в нарушение требований ФЗ от 25.12.2008 г. «О противодействии коррупции», Указа Президента РФ от 18.05.2009 г. N 559 «О представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера» — не были представлены сведения о наличии у него права собственности на садовый домик, с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями, право на которые зарегистрировано за К.В.В. Дело об административном правонарушении возбуждено заместителем прокурора.

В силу ч. 1 ст. 15 ФЗ от 02.03.2007 г. N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» гражданин при поступлении на муниципальную службу, а также муниципальный служащий ежегодно не позднее 30 апреля года, следующего за отчетным, обязан представлять представителю нанимателя (работодателю) сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. Указанные сведения предоставляются в порядке и по форме, которые установлены для предоставления сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера государственных гражданских служащих субъектов Российской Федерации.

Муниципальные служащие муниципального района ежегодно обязаны заполнять и предоставлять работодателю Справки о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера муниципального служащего органа местного самоуправления Энгельсского муниципального района (далее Справка) по форме, согласно Приложению 5 к решению Собрания депутатов муниципального района «О предоставлении гражданами, претендующими на замещение должностей муниципальной службы, и муниципальными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера».

Исходя из положений вышеуказанных правовых норм, а также установив, что К.В.В. в Справке в разделе 2.1 «Недвижимое имущество» не указаны сведения о наличии у него прав на садовый домик с хозяйственными и бытовыми строениями и сооружениями, мировой судья пришел к выводу о наличии в действиях К.В.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ.

По ст. 19.7 КоАП РФ привлекались главы муниципальных образований за нарушения, выявленные прокурорами в порядке надзора за соблюдением законодательства о муниципальной службе.

В частности, постановлением мирового судьи Саратовской области от 12.05.2010 г. к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ привлечена глава администрации муниципального образования района Саратовской области С.В.В.

Основанием для привлечения к ответственности послужили следующие обстоятельства.

Глава администрации муниципального образования района Саратовской области С.В.В.. приняла постановление N 16 «Об утверждении Перечня первичных средств тушения пожаров и противопожарного инвентаря в помещениях и строениях, находящихся в собственности (пользовании) граждан, на территории МО», «Об обеспечении первичных мер пожарной безопасности на территории МО».

В соответствии с требованиями ФЗ от 02.03.2007 г. N 27-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», Закона Саратовской области от 24.12.2008 г. N 357-ЗСО «О порядке организации и ведения регистрации муниципальных нормативных правовых актов Саратовской области», постановления Правительства Саратовской области от 30.12.2008 г. N 547-П «О полномочиях по ведению регистра муниципальных нормативных правовых актов Саратовской области» глава администрации муниципального образования района Саратовской области С.В.В. обязана была представить копии вышеуказанных нормативно правовых актов в течении 10 дней с момента их принятия, а также регистр на электронном носителе в министерство по делам территориальных образований. Однако данная обязанность, предусмотренная законом, С.В.В. исполнена не была.

При указанных обстоятельствах, мировой судья пришел к выводу о наличии в действиях С.В.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП Р.

Поводом для привлечения к административной ответственности должностных лиц по ст. 19.7 КоАП РФ являлось неуведомление центра занятости населения о массовом высвобождении работников предприятий.

Постановлением заместителя прокурора района Саратовской области возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении первого заместителя директора ООО Р.А.Б. за нарушение им срока извещения ГУ ЦЗН о массовом высвобождении работников предприятия в количестве 126 человек на 05.10.2010 г.

В соответствии с п. 2 ст. 25 Закона РФ от 19.04.1991 г. N 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» при принятии решения о ликвидации организации либо прекращении деятельности индивидуальным предпринимателем, сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя и возможном расторжении трудовых договоров с работниками работодатель — организация не позднее чем за два месяца, а работодатель — индивидуальный предприниматель не позднее чем за две недели до начала проведения соответствующих мероприятий обязаны в письменной форме сообщить об этом в органы службы занятости, указав должность, профессию, специальность и квалификационные требования к ним, условия оплаты труда каждого конкретного работника, а в случае, если решение о сокращении численности или штата работников организации может привести к массовому увольнению работников, — не позднее чем за три месяца до начала проведения соответствующих мероприятий.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что первый заместитель директора ООО Р.А.Б. в силу своих должностных обязанностей является ответственным за исполнение требований вышеуказанного законодательства. ГУ ЦЗН о массовом высвобождении работников предприятия в количестве 126 человек на 05.10.2010 г. было уведомлено 16.09.2010 г., то есть с нарушением установленного законом срока.

Указанные обстоятельства явились основанием для привлечения Р.А.Б. к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ и вынесения соответствующего постановления мировым судьей Саратовской области.

Рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 19.5, ст. 19.7 КоАП РФ

По общему правилу дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения ( ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ).

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», местом совершения административного правонарушения является место совершения противоправного действия независимо от места наступления его последствий, а если правонарушение совершено в форме бездействия, то местом совершения указанного административного правонарушения следует считать место нахождения лица, не представившего в контролирующий орган такие сведения. Соответственно, дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.5 , ст. 19.7 КоАП РФ должны рассматриваться по месту нахождения данного лица.

Данные нормы не всегда учитывались мировыми судьями при рассмотрении дел указанных категорий.

16.09.2010 г. ведущим специалистом — экспертом отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по Саратовской области возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ в отношении ООО, юридический и фактический адрес которого: г. Москва, ул.****, д.**.

Данный протокол с приложенными к нему материалами 17.09.2010 г. был направлен для рассмотрения мировому судье, то есть по месту нахождения Управления Роспотребнадзора по Саратовской области.

13.10.2010 г. административный материал в отношении ООО определением мирового судьи принят к производству и в дальнейшем рассмотрен с нарушением правил подсудности.

Аналогичная ошибка допущена другим мировым судьей при привлечении 06.10.2010 г. к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ ООО за непредставление документов и информации 07.09.2010 г. должностному лицу инспекции труда по Саратовской области.

Как следует из материалов дела, юридическим адресом ООО является г. Энгельс, ул.****, д.**.

Соответственно привлечение к ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ ООО мировым г. Саратова произведено с нарушением правил подсудности.

С нарушением правил подсудности мировым г. Саратова рассмотрены и административные дела, предусмотренные ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении: директора МОУ СОШ К.Е.П., в отношении ООО, юридический адрес которого — г. Саратов, пр. 50 лет Октября, д.**** относится к Ленинскому району г. Саратова, в отношении ООО, юридический адрес которого: Саратовская область, Перелюбский район, п.****, ул.*****, д.**, в отношении ООО, юридический адрес которого — г. Саратов, ул.****, д.****, кв. ***относится к Кировскому району г. Саратова, в отношении ООО, юридический адрес которого: г. Саратов, ул.******, д.** относится к Октябрьскому району г. Саратова.

В соответствии с ч. 1 ст. 29.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении судьей рассматривалось в пятнадцатидневный срок со дня получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

В связи с вступлением в силу с 04.05.2010 г. Федерального закона от 30.04.2010 г. N 68-ФЗ согласно ч. 1.1 ст. 29.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается в двухмесячный срок со дня получения судьей, правомочным рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

В силу ч. 2 ст. 29.6 КоАП РФ в случае поступления ходатайств от участников производства по делу об административном правонарушении либо в случае необходимости в дополнительном выяснении обстоятельств дела срок рассмотрения дела может быть продлен судьей, органом, должностным лицом, рассматривающими дело, но не более чем на один месяц. О продлении указанного срока судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело, выносят мотивированное определение.

Изучение дел, поступивших на обобщение, показало, что мировые судьи при рассмотрении дел об административных правонарушениях соблюдают установленные законом сроки рассмотрения дел. При продлении срока судьями выносятся соответствующие определения.

В то же время определения о продлении срока рассмотрения дел об административных правонарушениях не всегда достаточно мотивированы и не отражают конкретных причин продления.

При подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении в соответствии со ст. 29.1 КоАП РФ судья должен выяснить вопрос правильно ли составлен протокол об административном правонарушении и другие протоколы, а также правильно ли оформлены иные материалы дела.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении указывается статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, это же указание содержит ст. 29.10. КоАП РФ устанавливающая требования к содержанию постановления по делу об административном правонарушении. Вместе с тем статьи КоАП РФ часто состоят из частей, отсутствие конкретизации относительно части не позволяет правильно квалифицировать действие (бездействие) лица и в таких случаях протокол должен быть возвращен для устранения недостатков.

Такой возможностью воспользовался мировой судья, который своими определениями возвратил протоколы об административном правонарушении в отношении частного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования и профессиональной подготовки и в отношении негосударственного образовательного учреждения дополнительного образования в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Саратовской области для устранения недостатков. Основанием для возвращения протокола явилось отсутствие в нем указания на часть ст. 19.5 КоАП РФ.

Определением мирового судьи в МРИ ИФНС N 8 по Саратовской области для устранения недостатков возвращен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении директора Некоммерческого партнерства Г.В.А.

Основанием для возвращения протокола мировой судья указал на то, что Г.В.А. привлекается к ответственности как директор Некоммерческого партнерства, однако представленные материалы не содержат доказательств, подтверждающих то, что Г.В.А. обладает организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями.

Поскольку возвращение протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу, нередко при наличии обстоятельств, являющихся основанием для возвращения дела на стадии его подготовки, производство по делу, с учетом этих обстоятельств, прекращается при рассмотрении дела по существу, что приводит к увеличению количества прекращенных дел об административных правонарушениях и неоправданной затрате времени мирового судьи для рассмотрения таких дел.

Муниципальному учреждению здравоохранения было выдано предписание об устранении нарушений требований пожарной безопасности в срок до 01.10.2009 г. Соответственно срок привлечения к административной ответственности юридического лица по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ истек 01.12.2009 г.

Протокол об административном правонарушении от 26.11.2009 г. и другие материалы поступили в судебный участок Саратовской области 02.12.2009 г., то есть по истечении двухмесячного срока привлечения к административной ответственности, что предоставляло мировому судье возможность при подготовке к рассмотрению дела возвратить его в орган (должностному лицу), составившему протокол.

Однако мировой судья Саратовской области, не установив обстоятельств, исключающих производство по делу, определением от 02.12.2009 г. принял дело к своему производству и назначил его рассмотрение на 14.12.2009 г.

Мировой судья Саратовской области 14.12.2009 г. отложил рассмотрение дела на 15.01.2010 г.

И только постановлением мирового судьи Саратовской области от 15.01.2010 г. производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении муниципального учреждения здравоохранения было прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

В данном случае можно говорить о ненадлежащей подготовке дела к рассмотрению.

Аналогично 22.03.2010 г. в судебный участок поступил протокол об административном правонарушении от 01.02.2010 г., предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении ОАО и приложенные к нему материалы. В вину ОАО вменялось неисполнение ряда требований предписания Средне-Волжского управления Ростехнадзора, срок выполнения которых устанавливался по 31.12.2009 г.

Определением от 22.03.2010 г. протокол принят к производству, рассмотрение дела назначено на 05.04.2010 г.

05.04.2010 г. в судебном заседании от представителя ОАО поступило заявление о прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Однако судебное разбирательство было отложено на 12.04.2010 г., мировым судьей определено приобщить указанное заявление к материалам дела, вызвать и допросить в качестве свидетеля инспектора, срок рассмотрения дела был продлен на один месяц.

12.04.2010 г. производство по делу об административном правонарушении в отношении ОАО было прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Вместе с тем в данном случае следует отметить как положительное то, что мировым судьей по делу было вынесено представление в адрес руководителя Средне-Волжского управления Ростехнадзора, в котором указано на ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей соответствующих должностных лиц Средне-Волжского управления Ростехнадзора, не принявших необходимых мер к своевременному представлению материалов дела об административном правонарушении в судебный участок, что позволило юридическому лицу избежать административной ответственности.

Из положений ст. 1.6 КоАП РФ следует, что обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ, дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Согласно разъяснениям, данным в п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в целях соблюдения установленных ст. 29.6 КоАП РФ сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях судье необходимо принимать меры для быстрого извещения участвующих в деле лиц о времени и месте судебного рассмотрения. Поскольку КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с таким извещением, оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено (судебной повесткой, телеграммой, телефонограммой, факсимильной связью и т.п.).

Лицо, в отношении которого ведется производство по делу, считается извещенным о времени и месте судебного рассмотрения и в случае, когда с указанного им места жительства (регистрации) поступило сообщение о том, что оно фактически не проживает по этому адресу.

В целях своевременного разрешения дел об административных правонарушениях необходимо иметь в виду, что положения ч. 2 и ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ предусматривают возможность рассмотрения дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство при соблюдении следующих условий: у судьи имеются данные о надлежащем извещении лица о времени и месте рассмотрения дела; по данному делу присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, не является обязательным и не было признано судом обязательным; этим лицом не заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела либо такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Изучение поступивших на обобщение дел показало, что имеют место случаи рассмотрения судьями дел об административных правонарушениях в отсутствии лица, привлекаемого к ответственности, при отсутствии данных о его надлежащем извещении.

На судебный участок г. Саратова дело об административном правонарушении в отношении К.В.П. поступило 07.06.2010 г. В этот же день оно назначено к рассмотрению на 21.06.2010 г.

Постановление о привлечении К.В.П. к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ вынесено 21.06.2010 г. с указанием о том, что К.В.П. в судебное заседание не явилась, надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела, ходатайств об отложении рассмотрения дела не поступило.

Однако материалы дела не содержат сведений о том, что направленное К.В.П. по почте 09.06.2010 г. извещение о времени и месте рассмотрения дела получено ею. Отсутствие таких данных не может свидетельствовать о надлежащем извещении лица, привлекаемого к административной ответственности.

Кроме того, привлекая К.В.П. по данному делу к административной ответственности, мировым судьей не учтен срок давности привлечения к административной ответственности, подлежащий применению по данному делу.

Из материалов дела следует, что К.В.П. не исполнено предписание, срок исполнения которого был установлен 11.04.2010 г.

Соответственно, 12.04.2010 г. является началом течения срока давности привлечения К.В.П. к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Поскольку правонарушение К.В.П. совершено до внесения Федеральным законом от 30.04.2010 г. N 69-ФЗ изменений в ст. 4.5 КоАП РФ, вступивших в силу с 04.05.2010 г., которыми был установлен трехмесячный срок привлечения к административной ответственности для граждан, то в отношении К.В.П. подлежал применению двухмесячный срок привлечения к административной ответственности, который истек 11.06.2010 г.

Указанное свидетельствует о необоснованном привлечении 21.06.2010 г. К.В.П. к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении, в числе прочего должны быть указаны: обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, мотивированное решение по делу, в случае его прекращения соответствующие основания, срок и порядок обжалования постановления.

Изучение дел показало, что довольно часто постановление, принятое по результатам рассмотрения дела не соответствует вышеперечисленным требованиям закона.

Так, в постановлении от 23.07.2010 г. мирового судьи судебного участка г. Саратова от 23.07.2010 г. о привлечении ООО к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ указано на то, что ООО выполнил не все пункты предписания от 23.04.2010 г.

Как следует из материалов дела, предписание содержало 12 пунктов. Какие из пунктов не исполнены постановление мирового судьи не содержит, то есть в постановлении не изложена объективная сторона административного правонарушения, в связи с чем неясно, за какие конкретно нарушения ООО привлечен к административной ответственности.

Представитель ООО в судебном заседании вину не признавал, указывал на нарушение процедуры проведения проверки, так как директор не был извещен надлежащим образом о ее проведении. Однако указанное обстоятельство мировым судьей оставлено без исследования и в постановлении оценки не нашло.

В постановлении мирового судьи Саратовской области от 13.08.2010 г. о привлечении директора ООО Е.П.П. к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ указано только, что 17.05.2010 г. госинспектором Управления государственного автодорожного надзора по Саратовской области директору ООО Е.П.П. вынесено предписание. В предписании указаны мероприятия по устранению нарушений законодательства, которые Е.П.П. обязан выполнить в указанные сроки. В установленные сроки предписание исполнено не было. В постановлении перечислены доказательства: протокол об административном правонарушении от 05.07.2010 г., приказ N **** от 25.06.2010 г., акт проверки N ***** от 05.07.2010 г., акт проверки N ***** от 17.05.2010 г., предписание N *** от 17.05.2010 г.

Таким образом, объективная сторона административного правонарушения в постановлении также не была изложена, за какие конкретно нарушения привлечен Е.П.П. к ответственности, к какому сроку он должен был исполнить предписание не ясно, мировым судьей не исследовались вопросы — входит ли в его служебные обязанности устранение указанных в предписании нарушений, предпринимались ли какие меры к устранению нарушений.

Согласно санкции ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ правонарушение влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

В соответствии с санкцией ст. 19.7 КоАП РФ, в редакции, действующей до 13.08.2010 г., правонарушение влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц — от трехсот до пятисот рублей; на юридических лиц — от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

В связи с вступлением с 13.08.2010 г. в силу ФЗ от 27.07.2010 г. N 239-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях» санкция ст. 19.7 КоАП РФ дополнена наказанием в виде предупреждения.

Из всех изученных дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.7 КоАП РФ, такой вид наказания, как предупреждение, назначался по 9 делам мировыми судьями судебных участков Саратовской области по административным правонарушениям, совершенным после 13.08.2010 г.

При назначении наказания в виде административного штрафа, не всегда мировые судьи мотивируют его размер.

Согласно положениям ст. 4.1 КоАП РФ при назначении лицу административного наказания учитывается: характер совершенного им административного правонарушения, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Кроме того, при назначении наказания физическому лицу учитывается также его личность, а при назначении административного наказания юридическому лицу — его финансовое положение.

Содержание постановлений часто не содержат мотивировки размера назначаемого административного штрафа.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области ООО признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 15 000 руб.

Как следует из постановления, назначая наказание в виде штрафа, мировой судья учел характер совершенного административного правонарушения, обстоятельства смягчающие административную ответственность (какие не указано). Однако назначил штраф в размере 15 000 руб. не мотивируя его, тогда как в соответствии с санкцией, установленной для юридических лиц, он может составлять от 10 000 руб. до 20 000 руб.

Постановлением мирового судьи индивидуальный предприниматель М.М.М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 1 300 руб. Размер штрафа, определенный более минимального размера, предусмотренного санкцией статьи, не мотивирован, напротив в постановлении указано на отсутствие отягчающих и смягчающих административную ответственность обстоятельств.

Обобщение показало, что судьи не всегда устанавливают отягчающие и смягчающие обстоятельства либо ограничиваются только ссылкой на их наличие не указывая конкретно.

Дисквалификация, как мера наказания, была применена по одному из поступивших на обобщение дел.

Постановлением мирового судьи должностное лицо — председатель СТСЖ С.Х.А. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, и ему было назначено наказание в виде дисквалификации сроком на 1 год, в связи с неисполнением предписания в части уборки мусора из подвального помещения жилого д.** по ул.****** г. Саратова.

Назначение такого наказания было мотивировано мировым судьей тем, что СТСЖ и его председатель неоднократно привлекались к административной ответственности за совершение административных правонарушений, что свидетельствует о систематическом нарушении санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений, невыполнении в установленный срок законных предписаний органов, осуществляющих государственный надзор. Судом учтен характер совершенного административного правонарушения, отсутствие смягчающих наказание обстоятельств.

Данное постановление было изменено решением судьи районного суда г. Саратова, председателю СТСЖ был назначен штраф в размере 1 000 руб.

Делая вывод о том, что назначенное С.Х.А. наказание в виде дисквалификации не соответствует тяжести содеянного, судья районного суда указал как на смягчающее наказание обстоятельство — факт уборки имевшегося мусора после проведения проверки и окончания ремонтных работ в кротчайшие сроки. Также судом принято во внимание, что на момент вынесения предписания захламленность подвального помещения имелась, что делало затрудненным доступ к коммуникациям, но на протяжении представленного времени мусор был убран в целом, аварийные ситуации в подвале указанного дома на протяжении зимнего периода были неоднократно, но устранялись в течение 1,5-2 часов и свободный доступ к коммуникациям им как исполнителем был обеспечен. Также судом учтено, что на момент проведения проверки в подвале велись работы по замене системы водоснабжения, а по завершению работ имевшийся мусор был убран.

В случае наложения административного штрафа, в соответствии со ст. 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должна быть указана информация о получателе административного штрафа, необходимая в соответствии с правилами заполнения расчетных документов на перечисление суммы административного штрафа.

Данные требования закона выполняются не всеми мировыми судьями и не всегда.

На основании письма Председателя Верховного Суда РФ N 7/общ.-1463 от 04.06.2009 г. в целях более полного обеспечения защиты прав, свобод граждан и эффективной реализации ими права на судебную защиту судьям районных (городских) судов, мировым судьям было рекомендовано обеспечить ведение протокола судебного заседания при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Однако данная рекомендация выполняется не всеми мировыми судьями.

Часть 1 ст. 29.9 КоАП РФ предусматривает случаи, при которых судьей выносится постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении. В их числе — наличие хотя бы одного из обстоятельств, исключающих производство по делу, предусмотренных ст. 24.5 КоАП РФ; объявление устного замечания в соответствии со ст. 2.9 КоАП РФ.

Согласно ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: отсутствие события административного правонарушении; отсутствие состава административного правонарушения; истечение сроков давности привлечения к административной ответственности; наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу, либо постановление о возбуждении уголовного дела.

Изучение дел показало, что судьи при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, ст. 19.7 КоАП РФ применяли вышеуказанные нормы.

Из изученных дел по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ прекращено 333 производства по делу об административном правонарушении. Из них:

— за истечением срока давности — 45;

— за отсутствием состава административного правонарушения — 237;

— за отсутствием события правонарушения — 16;

— в связи с малозначительностью — 33;

— в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания — 2

По ст. 19.7 КоАП РФ прекращено- 53 производства. Из них:

— за истечением сроков давности — 23;

— за отсутствием состава административного правонарушения — 24;

— за отсутствием события административного правонарушения- 3;

— в связи с малозначительностью — 3.

Истечение срока давности привлечения к административной ответственности является безусловным основанием для прекращения производства по делу.

Установление срока, в который подлежит исполнение предписания об устранении нарушений законодательства, имеет существенное значение при рассмотрении дела о правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, для решения вопроса о сроке давности привлечения к ответственности за данное правонарушение. Установление срока, в который следует представить сведения или информацию имеет существенное значение при рассмотрении дела о правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, для решения вопроса о сроке давности привлечения к ответственности за данное правонарушение.

В п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» указано, что судье следует иметь в виду, что статьей 4.5 КоАП РФ установлены сроки давности привлечения к административной ответственности, истечение которых является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении ( п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ в п. 14 Постановления от 24.03.2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» срок давности привлечения к ответственности исчисляется по общим правилам исчисления сроков — со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения (за днем обнаружения правонарушения). Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, в отношении которого предусмотренная правовым актом обязанность не была выполнена к определенному сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Исходя из положений ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 195 КоАП РФ и ст. 19.7 КоАП РФ, составлял до 04.05.2010 г. 2 месяца, а после указанной даты, в связи с вступлением в силу изменений, внесенных в ст. 4.5 КоАП РФ Федеральным законом от 30.04.2010 г. N 69-ФЗ, — 3 месяца.

Следует учитывать, что согласно ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ за административные правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения.

Таким образом, срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ в отношении граждан и юридических лиц по правонарушениям, совершенным до 04.05.2010 г. составлял 2 месяца, после указанной даты — 3 месяца и в отношении должностных лиц — 1 год, поскольку дисквалификация, предусмотренная санкцией ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, может быть назначена только в отношении должностного лица.

В основном судьи, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, правильно применяли правила исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности.

Так, Государственным инспектором Саратовской области по пожарному надзору вынесено предписание МУЗ об устранении в срок до 01.10.2009 г. нарушений требований пожарной безопасности, выявленных при проведении проверки.

Мировой судья Саратовской области, прекращая производство за истечением срока давности привлечения МУЗ к административной ответственности, в постановлении правильно исходил из того, что срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, выразившееся в невыполнении предписания к установленному сроку, начинает течь с момента истечения срока. Двухмесячный срок привлечения юридического лица к ответственности на момент вынесения постановления истек.

Привлечение лица к административной ответственности за истечением срока давности явилось основанием для отмены постановления мирового судьи г. Саратова от 12.02.2010 г. в отношении АТСЖ.

В своем решении от 16.03.2010 г. судья районного суда г. Саратова правильно указал на то, что, поскольку предписание было выдано со сроком исполнения до 30.11.2009 г., то срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ на момент принятия постановления мировым судьей (12.02.2010 г.) истек.

Вместе с тем имели место и случаи необоснованного прекращения производств по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ за истечением срока давности привлечения к ответственности.

Постановлением мирового судьи Саратовской области от 11.01.2010 г. прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, в отношении директора муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей района Саратовской области Ю.В.П.

В постановлении мировой судья указал, что обязанность выполнить предписание об устранении нарушений законодательства не была выполнена в срок до 01.11.2009 г., в связи с чем был сделан вывод об истечении срока давности привлечения Ю.В.П. к административной ответственности.

При этом, мировой судья не учел, что Ю.В.П. привлекается к административной ответственности по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ как должностное лицо и срок давности привлечения к административной ответственности в данном случае составляет 1 год, а не 2 месяца, что свидетельствует о незаконности прекращения производства по данному делу.

Аналогичная ошибка допущена судьей районного суда г. Саратова, который решением от 31.03.2010 г. отменил постановление мирового судьи г. Саратова от 09.03.2010 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, в отношении генерального директора ОАО Ф.Д.В., прекратив производство за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Из материалов дела следует, что генеральный директор ОАО Ф.Д.В. был привлечен мировым судьей к административной ответственности за неисполнение предписания отдела государственного надзора в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера Главного управления МЧС России по Саратовской области, в котором установлен срок исполнения до 30.12.2009 г.

Со ссылкой на ст. 4.5 КоАП РФ судья районного суда указал, что срок давности привлечения к административной ответственности в данном случае составляет 2 месяца, и посчитал, что срок привлечения Ф.Д.В. к административной ответственности истек 28.02.2010 г., в связи с чем мировой судья 09.03.2010 г. не вправе был решать вопрос о виновности Ф.Д.В.

При этом, как и в вышеуказанном случае, судья районного суда не учел, что Ф.Д.В. привлекается к административной ответственности как должностное лицо и срок давности привлечения к административной ответственности в данном случае составляет 1 год, а не 2 месяца, что также свидетельствует о незаконности прекращения производства по данному делу.

Такая же ошибка допущена мировым судьей г. Саратова, который постановлением от 11.03.2010 г. за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности прекратил производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, в отношении директора ООО С.К.А. Срок исполнения предписания по данному делу был установлен до 15.12.2009 г., соответственно годичный срок привлечения к административной ответственности, установленный для должностных лиц, истекал 15.12.2010 г. Вместе с тем мировой судья, посчитав двухмесячный срок привлечения к административной ответственности, незаконно прекратил производство по делу 11.03.2010 г.

Как указывалось выше согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ, составлял до 04.05.2010 г. 2 месяца, а после указанной даты, в связи с вступлением в силу изменений, внесенных в ст. 4.5 КоАП РФ Федеральным законом от 30.04.2010 г. N 69-ФЗ, — 3 месяца.

Данные положения не учитывались мировыми судьями при привлечении к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ должностных лиц за нарушение срока представления налоговым органам документов (сведений, информации), предусмотренных Федеральным законом от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».

Рассматривая подобные дела, мировые судьи не учитывали, что в данном случае должностные лица привлекаются к административной ответственности не за нарушение законодательства о налогах и сборах, по которому в соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ лицо может быть привлечено к административной ответственности в течение года с момента совершения правонарушения, а за правонарушение против порядка управления — непредставление в государственный орган сведений, представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом его законной деятельности, то есть по ст. 19.7 КоАП РФ.

Срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ, составляет не один год, а два месяца до 04.05.2010 г. и три месяца после указанной даты.

Такие ошибки имеют массовый характер.

В частности при привлечении к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ директора ЗАО М.С.П., не представившего в соответствии с п. 6 ст. 24 гл. 5 ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» в срок до 30.03.2009 г. декларацию по обязательным пенсионным взносам на пенсионное страхование за 12 месяцев 2009 г.

Исходя из ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ двухмесячный срок давности привлечения к административной ответственности директора ЗАО М.С.П. начал исчисляться с 30.03.2009 г. и истек 30.05.2009 г.

Истечение срока давности привлечения к административной ответственности в соответствии с требованиями п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В нарушение указанной нормы 13.07.2010 г., то есть за пределами срока давности привлечения к административной ответственности, мировой судья рассмотрел данное дело об административном правонарушении, признав директора ЗАО М.С.П. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ.

Постановления мировых судей по указанным делам и другим рассмотренным им делам с аналогичными ошибками не были обжалованы в установленном законом порядке. Вместе с тем подобные ошибки исправлялись при пересмотре постановлений мировых судей судьями районных судов, однако такие случаи единичны.

Так, постановлением мирового судьи Саратовской области от 02.11.2010 г. ООО признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ, за то, что в срок до 15.02.2010 г. не представило в налоговый орган по запросу последнего документы, необходимые для осуществления валютного контроля.

Отменяя постановление мирового судьи и прекращая производство по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, судья районного суда в решении от 20.12.2010 г. правильно указал на то, что мировой судья при разрешении дела ошибочно исходил из того, что предоставление агентам валютного контроля необходимой документации урегулировано законодательством о валютном контроле и срок давности привлечения к ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ за непредставление или несвоевременное представление таких сведений составляет 1 год с момента совершения правонарушения.

Поскольку по всем подобным делам протоколы об административных правонарушениях поступали на судебные участки за пределами сроков привлечения к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ мировым судьям следовало воспользоваться правом возврата протоколов в орган, должностному лицу, их составившим, поскольку истечение срока давности исключает возможность производства по делу об административном правонарушении.

По аналогичной категории дел таким правом воспользовался мировой судья г. Саратова, которым принимались определения о возвращении протоколов об административном правонарушении в ИФНС по Октябрьскому району г. Саратова, поскольку на судебный участок они поступали для рассмотрения мировым судьей за пределами срока давности.

Некоторыми мировыми судьями в случаях, когда административные протоколы с другими материалами поступили в судебный участок по истечении срока привлечения к административной ответственности, прекращались производства по делам об административных правонарушениях за истечением срока давности.

Из 237 прекращенных дел за отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, подавляющее большинство составляют дела о привлечении к административной ответственности муниципальных учреждений и их руководителей.

По таким делам мировыми судьями исследовался вопрос о наличии у лица, привлекаемого к административной ответственности, возможности для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена ответственность и принимались ли данным лицом все зависящие от него меры по их соблюдению.

Установив, что исполнение предписания требует значительных финансовых затрат, а соответствующие учреждения не имеют собственных денежных средств и достаточного финансирования со стороны учредителей и местного бюджета, их руководителями предпринимались все возможные меры для исполнения выданных предписаний, мировые судьи приходили к выводу об отсутствии вины лица, привлекаемого к административной ответственности, так как предписание не исполнено по независящим от данного лица обстоятельствам и соответственно прекращали производство, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

По 16 делам по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ производства прекращены за отсутствием события правонарушения. В данных случаях мировые судьи устанавливали факт исполнения предписания в срок.

В связи с малозначительностью административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, прекращено 33 дела.

Статья 2.9 КоАП РФ предусматривает возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения, с вынесением устного замечания.

При этом в силу ст. 29.9 КоАП РФ производство по делу подлежит прекращению.

Данное обстоятельство не было учтено мировым судьей г. Саратова, который при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, 19.04.2010 г. постановил признать виновным юридическое лицо МОУ в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, освободив от административной ответственности в связи с малозначительностью ограничиться устным замечанием.

Обобщение показало, что некоторые судьи освобождают лицо от административной ответственности по причине малозначительности правонарушения при том, что из изложенных в постановлении по делу обстоятельств, усматривается отсутствие вины лица в совершении правонарушения, а значит и состав административного правонарушения.

Постановлением мирового судьи Саратовской области от 22.04.2010 г. от административной ответственности по ч. 1 ст. 195 КоАП РФ с объявлением устного замечания освобождено Муниципальное образовательное учреждение.

Согласно постановлению мирового судьи в судебном заседании было установлено, что лицом, привлекаемым к административной ответственности, были предприняты все зависящие от него меры для исполнения предписания, в его действиях установлено отсутствие умысла, неосторожности, бездействия в неисполнении в установленный срок предписания.

После этого судья приходит к выводу о возможности освобождения учреждения от административной ответственности, в связи с малозначительностью совершенного административного правонарушения.

По двум делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, прекращены производства, в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания.

Наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела, является самостоятельным основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении в силу п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Указанное не учтено мировым судьей Саратовской области при вынесении постановления от 20.05.2010 г. в отношении Щ.Г.А.

Из материалов дела следует, что в отношении директора МОУ СОШ района Саратовской области Щ.Г.А. 22.04.2010 г. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ, за неисполнение предписания от 20.01.2010 г. об устранении нарушений земельного законодательства .

При рассмотрении дела мировым судьей было установлено, что должностное лицо Щ.Г.А. 13.05.2010 г. постановлением мирового судьи Саратовской области от 13.05.2010 г. была привлечена к административной ответственности за невыполнение требований вышеуказанного предписания и на нее был наложен штраф в размере 1 000 руб.

Ссылаясь в постановлении на указанное обстоятельство, а также излагая положения п. 5 ст. 4.1 КоАП РФ о том, что никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение, мировой судья, применив п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ постановил прекратить производство по делу в отношении Щ.Г.А. в связи с отсутствием состава правонарушения в ее действиях, тогда как производство в данном случае подлежало прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ.

Кроме того, как недостаток данного дела хотелось отметить отсутствие в его материалах постановления мирового судьи от 13.05.2010 г., подтверждающего выводы о привлечении Щ.Г.А. ранее к административной ответственности за то же правонарушение.

По ст. 19.7 КоАП РФ за истечением срока давности привлечения к административной ответственности прекращено 23 дела.

Необоснованных прекращений по указанному основанию не установлено.

В связи с малозначительностью по ст. 19.7 КоАП РФ прекращено 3 дела. Из них 2 дела подлежали прекращению, в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности:

— постановлением мирового судьи Саратовской области от 06.09.2010 г. прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении должностного лица Ж.М.В. за малозначительностью совершенного правонарушения с объявлением устного замечания.

Согласно протоколу об административном правонарушении от 10.08.2010 г., составленному главным налоговым инспектором Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России по Саратовской области, руководитель ООО Ж.М.В. не представила в срок до 30.03.2010 г. декларацию по страховым взносам на обязательное пенсионной страхование для лиц, не производящих выплаты физическим лицам за 2009 г. в соответствии с п. 6 ст. 24 ФЗ от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в РФ».

В соответствии с правилами исчисления срока привлечения к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП РФ, о чем указывалось выше, двухмесячный срок привлечения к ответственности по указанному делу истек 30.05.2010 г., соответственно установление вины Ж.М.В. за пределами данного срока нельзя признать законным;

— постановлением мирового судьи Саратовской области от 19.01.2010 г. прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ, в отношении Т.М.А. за малозначительностью совершенного правонарушения с объявлением устного замечания.

Согласно протоколу об административном правонарушении от 30.11.2009 г., составленному старшим налоговым инспектором Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы России по Саратовской области, директор ООО Т.М.А. не представил в срок до 30.03.2009 г. декларацию по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за 12 месяцев 2008 г. в соответствии с п. 6 ст. 24 ФЗ от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в РФ».

Двухмесячный срок привлечения к ответственности по указанному делу истек 30.05.2009 г., соответственно прекращение производства по делу подлежало в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности, а не в связи с малозначительностью.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 9.1 КоАП РФ

Статья 9.1 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Цель данной статьи — обеспечение защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий.

Правовое регулирование отношений, возникающих в процессе деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов, осуществляется Федеральным законом от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», Федеральным законом от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изм. и доп.), другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ в области промышленной безопасности, в том числе постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 г. N 401 «О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору», постановлением Правительства РФ от 24.11.1998 г. N 1371 «О регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов» и Правилами регистрации этих объектов в государственном реестре, положением о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденным постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599 «О лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов», и другими нормативными правовыми актами РФ.

Требования промышленной безопасности должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей природной среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также требованиям государственных стандартов. В составе проектной документации на строительство, расширение, реконструкцию, техническое перевооружение, консервацию и ликвидацию опасного производственного объекта разрабатывается декларация промышленной безопасности.

Обобщение дел указанной категории свидетельствует о том, что в 2010 г. судами Саратовской области рассматривались дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ — 30 дел и ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ — 7 дел.

Часть 1 ст. 9.1 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Часть 3 ст. 9.1 КоАП РФ (в редакции действовавшей до 01.01.2011 г. ) предусматривала ответственность за грубое нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Объектом административных правонарушений, предусмотренных в ст. 9.1 КоАП РФ является порядок деятельности в области промышленной безопасности.

Предметом правонарушений, предусмотренных ч. 1 статьи 9.1 КоАП РФ, являются опасные производственные объекты. К их числу относятся предприятия или их цеха, участки, площадки, а также иные производственные объекты.

Объективная сторона указанных правонарушений состоит в несоблюдении установленных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами, а также утвержденными в соответствии с ними нормативными техническими документами условий, запретов, ограничений и других обязательных требований, обеспечивающих промышленную безопасность. Нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в этой области может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Наступления последствий не требуется.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 3 данной статьи состоит в грубом нарушении условий, предусмотренных лицензией на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Понятие грубого нарушения, в соответствии с примечанием к ст. 9.1 КоАП РФ (в редакции Федерального закона от 02.07.2006 г. N 80-ФЗ), устанавливается Правительством РФ в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного Федерального закона следует читать «от 02.07.2005 г.»

Оконченными эти правонарушения считаются с момента, когда нарушены требования или условия лицензирования. Они могут быть совершены как в форме действий, так и путем бездействия. Наступление каких-либо иных последствий (например, отравление людей, авария) объективной стороной ч. 1 и ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ не охватывается: виновный в любом случае привлекается к административной ответственности.

Субъектами анализируемого правонарушения могут быть:

Субъективная сторона административных правонарушений, предусмотренных в ст. 9.1 КоАП РФ, характеризуется умыслом или неосторожностью.

В качестве меры наказания предусмотрен — административный штраф или административное приостановление деятельности.

В ч. 1 ст. 3.12 КоАП РФ предусматривается, что административное приостановление деятельности назначается только судьей.

Часть 3 ст. 23.1 КоАП РФ относит к подсудности районных судов дела об административных правонарушениях, за которые может быть назначено наказание в виде административного приостановления деятельности.

Все поступившие на обобщение дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 , ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ рассмотрены судьями районных судов в соответствии с правилами подсудности.

Обобщение показало, что государственными органами, должностные лица которых составляли протоколы об административном правонарушении и направляли дела для рассмотрения в суд, явились:

— Средне-Волжское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору — 22;

— Нижне-Волжское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору — 14;

— Средне-Поволжское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору — 1.

Все протоколы составлены в отношении правонарушителей — юридических лиц.

Составлению протоколов предшествовали проверки, проводимые на основании распоряжений Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее Ростехнадзор), по результатам которых выявлялись нарушения и грубые нарушения обязательных норм и правил промышленной безопасности при эксплуатации опасных производственных объектов, которые фиксировались в соответствующем акте.

Все изученные дела содержат распоряжения о проведении проверок, акты о выявленных нарушениях с указанием конкретных нормативно правовых актов, нормативных технических документов, требования которых нарушены или не соблюдены.

Поскольку протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 9.1 КоАП РФ были составлены уполномоченными должностными лицами, и их содержание соответствовало требованиям, предусмотренным ст. 28.2 КоАП РФ, к протоколам прилагались все необходимые материалы, случаев возврата протоколов, в связи с его ненадлежащим оформлением и неполнотой представленных материалов не имелось.

Из 30 поступивших на обобщение административных дел по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, с вынесением постановления о привлечении к административной ответственности и назначением наказания рассмотрено 27 дел, по 3 делам производство по делу прекращено: в связи с отсутствием состава административного правонарушения — 2 и в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействий) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания -1.

К административной ответственности привлечены юридические лица, осуществляющие деятельность по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов.

Вместе с тем решением судьи районного суда г. Саратова к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ привлечен филиал ОАО с назначением наказания в виде штрафа в размере 30 000 руб.

В данном случае судьей не учтено, что субъектом данного административного правонарушения может выступать юридическое лицо, тогда как филиал таковым не является.

Кроме того, из материалов дела следует, что протокол об административном правонарушении был составлен в отношении юридического лица — ОАО, в связи с чем привлечение к административной ответственности его филиала, в отношении которого протокол не составлялся, являлось незаконным.

При рассмотрении дел судьями устанавливался факт нарушения лицами, привлекаемыми к административной ответственности, требований промышленной безопасности при эксплуатации опасных производственных объектов, предусмотренных нормативно правовыми актами и нормативно техническими документами.

Так, постановлением районного суда Саратовской области к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ привлечено ООО.

Данное юридическое лицо осуществляет на основании лицензии «Эксплуатация взрывопожароопасных объектов» деятельность по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов в части приема, хранения и очистки нефтешлама.

Основанием для привлечения ООО к административной ответственности явилось составление протокола об административном правонарушении, в связи с выявленными в ходе проверки нарушениями:

— не установлена предусмотренная проектом автоматизированная система налива типа АСН-5В по приему, хранению и очистке нефтешламов, чем нарушена ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, подп. «а» п. 5 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599;

— предприятие по приему, хранению и очистке нефтешламов эксплуатируется без наличия разрешения на ввод в эксплуатацию после окончания строительства, чем нарушена ч. 4 ст. 8 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, ч. 3 ст. 55 Градостроительного кодекса РФ, подп. «а» п. 5 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599;

— в сведениях, представленных ООО при проведении регистрации опасных производственных объектов в государственном реестре, отсутствуют сведения, характеризующие каждый опасный производственный объект, чем нарушен п. 24.3 Административного регламента Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору по исполнению государственной функции по регистрации опасных производственных объектов и ведению государственного реестра опасных производственных объектов, утвержденного приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 04.09.2007 г. N 606, ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, подп. «а» п. 5 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599;

— опасные производственные объекты: железнодорожная сливно-наливная эстакада и автомобильная наливная станция эксплуатируются без документов, подтверждающих ввод их в эксплуатацию и право владения ими на праве собственности или ином законном основании, чем нарушена ст. 8 , ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, подп. «а» п. 5 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599;

Оценив представленные в материалы дела доказательства, подтверждающие допущенные со стороны юридического лица ООО нарушения в области промышленной безопасности, объяснения генерального директора Общества, признавшего свою вину и пояснившего, что допущенные нарушения связаны с началом работы предприятия, что часть нарушений на момент рассмотрения дела устранена, относительно иных нарушений принимаются меры к устранению, суд пришел к выводу о наличии в действиях ООО состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ.

Из поступивших на обобщение дел, по ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ к административной ответственности привлечено 7 юридических лиц, осуществляющих деятельность по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, зарегистрированных в государственном реестре опасных производственных объектов, на основании лицензии «Эксплуатация взрывопожароопасных производственных объектов».

Применительно к диспозиции ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ судьями правильно устанавливался факт регистрации лица, привлекаемого к административной ответственности, в качестве юридического лица; факт грубого нарушения им условий, предусмотренных лицензией на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Учитывая, что согласно примечанию к ст. 9.1 КоАП РФ понятие грубого нарушения устанавливается Правительством РФ, судьи обоснованно при рассмотрении данной категории дел руководствовались Положением о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденным постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599. В соответствии с п. 6 данного Положения эксплуатация взрывопожароопасных производственных объектов с грубым нарушением лицензионных требований и условий влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом под грубым нарушением понимается невыполнение лицензиатом требований и условий, предусмотренных подпунктами «а» , «б» , «г» и «ж» пункта 5 настоящего Положения.

Лицензионными требованиями и условиями при эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов являются согласно:

— подп. «а» п. 5 — соблюдение лицензиатом требований промышленной безопасности к эксплуатации опасного производственного объекта, установленных статьей 9 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»;

— подп. «б» п. 5 — соблюдение лицензиатом требований промышленной безопасности по готовности к действиям по локализации и ликвидации последствий аварии на опасном производственном объекте, установленных статьей 10 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»;

— подп. «г» п. 5 — наличие у лицензиата разрешения на ввод в эксплуатацию опасного производственного объекта или положительного заключения экспертизы промышленной безопасности в соответствии со статьями 8 и 13 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»;

— подп. «ж» п. 5 — наличие у лицензиата договора страхования ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте в соответствии со статьей 15 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Поскольку по всем 7 делам материалами подтверждался факт допущенных юридическими лицами нарушений в области промышленной безопасности, которые подпадают под понятие грубого нарушения, судьи согласились с квалификацией их действий по ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ.

Так, 17.06.2010 г. государственным инспектором отдела по надзору в химической, нефтеперерабатывающей промышленности и по надзору за безопасным транспортированием опасных веществ по Саратовской области Средне-Волжского управления составлен протокол об административном правонарушении в отношении ОАО по ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ за грубые нарушения лицензионных требований и условий, выразившиеся в многочисленных нарушениях Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, а также подп. «а» п. 5 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.08.2008 г. N 599.

При рассмотрении дела факт грубого нарушения лицензионных требований и условий, выразившихся в многочисленных нарушениях вышеуказанных норм был установлен, в связи с чем постановлением судьи районного суда Саратовской области от 22.06.2010 г. ОАО привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ с назначением наказания.

При назначении наказания судьями исследовался вопрос о том, влекут ли допущенные нарушения в области промышленной безопасности угрозу жизни или здоровью людей.

Часть 1 и часть 3 ст. 9.1 КоАП РФ предусматривает ответственность для юридических лиц за нарушение и грубое нарушений требований промышленной безопасности в виде административного штрафа или административное приостановление деятельности.

Согласно ч. 1 ст. 3.12 КоАП РФ административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности, в том числе юридических лиц, их структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг. Административное приостановление деятельности применяется, в том числе, в случае угрозы жизни или здоровью людей и в силу ч. 2 данной статьи только в случаях предусмотренных Особенной частью КоАП РФ, если менее строгий вид административного наказания не может обеспечить достижение цели административного наказания.

Часть 2 ст. 29.10. КоАП РФ устанавливает, что при назначении судьей административного наказания в виде административного приостановления деятельности решается вопрос о мероприятиях, необходимых для обеспечения исполнения данного административного наказания и состоящих в запрете деятельности, в частности юридических лиц, их структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации, в том числе, агрегатов, объектов, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг.

В силу ч. 2 ст. 32.12 КоАП РФ при административном приостановлении деятельности не допускается применение мер, которые могут повлечь необратимые последствия для производственного процесса, а также для функционирования и сохранности объектов жизнедеятельности.

При решении вопроса о назначении вида наказания судьями в основном правильно применялись вышеуказанные нормы. Установив, что допущенные нарушения угрожают жизни или здоровью людей — в качестве вида наказания применялось административное приостановление деятельности.

Данный вид наказания по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 9.5 КоАП РФ, назначен по 20 делам. По 5 делам в качестве наказания назначен административный штраф.

По делам об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 9.5 КоАП РФ, наказание в виде административного приостановления деятельности назначалось по 4 делам. По 3 делам назначен административный штраф.

Так, постановлением судьи районного суда Саратовской области ООО признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного приостановления эксплуатации козлового крана КК-Д-12,5 рег. N 1223, завод. N 01503, 1990 года выпуска, находящегося по адресу: Саратовская область, г. Энгельс, ул.*******, **, на срок 90 суток.

При рассмотрении дела судьей было установлено, что в нарушение требований ч. 1 ст. 13 , ст. 9 и ст. 15 Федерального закона от 20.07.1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», а также пунктов 9.3.21 и 9.4.19 Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов ПБ 10-382-00 от 31.12.1999 г., принадлежащий юридическому лицу козловой кран КК-Д-12,5, 1990 года выпуска, выработав нормативный срок службы, не прошел экспертизу промышленной безопасности в установленные сроки. Просрочена повторная проверка знаний персонала, обслуживающего опасный производственный объект, руководитель предприятия и инженерно-технический персонал не аттестованы в области промышленной безопасности, не застрахована ответственность перед третьими лицами в случае возникновения аварии на опасном производственном объекте.

Указанные обстоятельства позволили судье придти к выводу о том, что эксплуатация козлового крана при указанных выше условиях сопряжена с опасностью для лиц его обслуживающих и окружающих, соответственно о наличии угрозы жизни и здоровью людей, что послужило поводом к назначению наказания в виде административного приостановления эксплуатации указанного крана, поскольку менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение его цели.

При определении срока приостановления административной деятельности судами учитывались доводы представителей юридических лиц о сроке, необходимом для устранения допущенных нарушений.

Так, постановлением судьи районного суда г. Саратова ТСЖ признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного приостановления деятельности ТСЖ на срок 10 суток.

Основанием для привлечения к административной ответственности и назначением вышеуказанного наказания явился протокол об административном правонарушении, составленный государственным инспектором отдела по государственному строительному надзору за подъемными сооружениями по Саратовской области Средне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, по результатам проведенной проверки, в ходе которой выявлены нарушения требований ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, ст. 5.1.11 и ст. 5.4.8.2 Правил устройства и безопасной эксплуатации лифтов» ПБ 10-588-03, утвержденные постановлением Госгортехнадзора России от 16.05.2003 г. N 31, а именно:

— ТСЖ эксплуатирует лифт с регистрационным N**** со следующими нарушениями — зазор между створками шахты которого на первом, третьем и девятом этажах превышает 0,006 м и имеет фактический зазор от 0,04 м до 0,05 м;

— зазор между створками кабины превышает 0,006 м и имеет фактический зазор 0,04 м;

— положение о производственном контроле ТСЖ не отражает все аспекты его организации и осуществления с учетом технологической и технической спецификации эксплуатируемых объектов, а также особенностей организации и выполнения эксплуатационных работ;

— ТСЖ не представило удостоверение ответственного за осуществление производственного контроля, подтверждающее прохождение аттестации по промышленной безопасности;

— ТСЖ не представило должностную инструкцию работника, ответственного на осуществление производственного контроля;

— ТСЖ не разработало план мероприятий по обеспечению промышленной безопасности на 2010 год;

— ТСЖ не представило акты периодического технического освидетельствования лифтов рег. N****,****,****.

Допущенные нарушения со стороны ТСЖ признаны судом представляющими собой явную угрозу для жизни и здоровья потребителей (населения), поскольку создается реальная опасность для жизни и здоровья.

С учетом пояснений директора ТСЖ о том, что для устранения выявленных нарушений необходим срок в 10 суток, суд пришел к выводу о возможности назначения наказания в виде приостановления административной деятельности ТСЖ на срок 10 суток.

Наказание в виде административного штрафа назначалось по делам, где судьями устанавливалось, что допущенные нарушения не влекут реальную опасность для жизни и здоровья либо устранены на момент рассмотрения дела.

Постановлением судьи районного суда Саратовской области от 13.10.2010 г. к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ привлечено ЗАО с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 20 000 руб.

ЗАО признано виновным в нарушении требований ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ, а также п.п 2.1 , 13.1 , 13.3 , 6.1 , 7.10 , 8.1 , 8.2 , 8.2.4 , 10.1 , 10.3 , 10.8 , 10.20 , 10.25 , 11.17 , 14.10 , 16.9 Правил безопасности аммиачных холодильных установок, утвержденных постановлением Госгортехнадзора России N 79 от 19.06.2003 г.

Назначая наказание в виде административного штрафа, судьей в постановлении указано на то, что исходя из характера выявленных нарушений и установленного факта устранения части из них, признаков реальной непосредственной угрозы жизни и здоровью людей, требующих применение мер по приостановлению деятельности юридического лица, не установлено. В судебное заседание представлен акт приемки в эксплуатацию аммиачно-холодильной установки, также представлены документы, свидетельствующие об установке автоматической пожарной сигнализации, закупке спиртовых термометров и инструмента, исключающего искрообразование, проведении технического освидетельствования и гидравлического испытания сосуда. Иных доказательств наличия факторов, непосредственно угрожающих жизни и здоровью людей, не представлено.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, судья пришел к выводу о возможности применения в данном случае административного наказания в виде административного штрафа, поскольку данный вид наказания сможет обеспечить достижение его цели.

Однако, по отдельным делам постановления о привлечении к административной ответственности не содержат мотивировки назначения наказания.

03.09.2010 г. в отношении ООО главным государственным инспектором территориального отдела Средне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, по результатам проверки, которой выявлены нарушения п.п. 9.2 , 9.3 ПБ 12-529-03 «Правила безопасности систем газораспределения и газопотребления» — здание котельной находится в аварийном состоянии, стены имеют трещины, кровля частично разрушена, снижена несущая способность перекрытия. В протоколе об административном правонарушении указано на то, что выявленные нарушения создают непосредственную угрозу жизни и здоровью людей, угрозу наступления техногенной катастрофы, угрозу причинения существенного вреда состоянию и качеству окружающей среды.

Установив по делу наличие факта допущенных ООО нарушений требований промышленной безопасности, связанной с эксплуатацией опасных производственных объектов — котельной, судья районного суда Саратовской области постановлением от 02.11.2010 г. привлек ООО к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, назначив наказание в виде административного штрафа в размере 20 000 руб.

Вместе с тем в постановлении не дана оценка тому, создают ли выявленные нарушения непосредственную угрозу жизни и здоровью людей, угрозу наступления техногенной катастрофы, угрозу причинения существенного вреда состоянию и качеству окружающей среды, как на это указано в протоколе об административном правонарушении, либо в данном случае не допустимо административное приостановление деятельности котельной, либо обеспечить достижение цели административного наказания может такой вид административного наказания как административный штраф.

По ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ судьями прекращено 3 дела об административных правонарушения.

1. Постановлением районного суда Саратовской области от 18.06.2010 г. прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 195 КоАП РФ в отношении юридического лица ООО, адрес: 410017 г. Саратов, ул. М, д. ****, ИНН *********, ОГРН *******, КПП **********, директор Ж.Ю.Е., на основании ч. 2 ст. 24.5 КоАП РФ за отсутствием состава административного правонарушения.

При рассмотрении дела судьей установлено, что комиссией Ростехнадзора 10.06.2010 г. была проведена проверка соблюдения ООО обязательных требований законодательства и иных актов РФ в сфере промышленной безопасности по месту нахождения производственного объекта, расположенного по адресу: Саратовская область, Н-ский район. По результатам проверки главным государственным инспекторов Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ в отношении юридического лица ООО, адрес юридического лица: г. Саратов, ул. ****, д.****, ИНН *********, ОГРН *******, КПП **********, директор Ж.Ю.Е.

Вместе с тем по делу было также установлено, что ООО ИНН ********, ОГРН *******, КПП **********, директор Ж.Ю.Е. не имеет ни в собственности, ни в аренде взрывопожароопасный производственный объект, расположенный по вышеуказанному адресу, и данный объект им не эксплуатировался. Спорный производственный объект находится в собственности другого ООО, адрес юридического лица: г. Саратов, п. С, д. *** ИНН ********, ОГРН *******, КПП ******, директор М.Л.В.

Таким образом, судья пришел к выводу о том, что Ростехнадзором не правильно был установлен субъект правонарушения и сделан вывод об отсутствии в действиях ООО, директор Ж.Ю.Е. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ.

2. Постановлением судьи районного суда Саратовской области от 01.10.2010 г. прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ в отношении ООО в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

07.09.2010 г. государственным инспектором территориального отдела Средне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору при проведении внеплановой проверки был составлен протокол об административном правонарушении в отношении ООО по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ за выявленные нарушения требований промышленной безопасности при эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов: здания котельной, не прошедшей обследования в целях установления возможности дальнейшей эксплуатации по истечении установленного срока службы, что является нарушением п.п. 9.1 , 9.2 , 9.3 Правил безопасности систем газораспределения и газопотребления.

При рассмотрении дела судьей установлено, что 24.09.2009 г. городской администрацией муниципального образования вынесено распоряжение N*** о закрытии котельной в связи с невозможностью подготовки к отопительному сезону 2009-2010 г.г. На основании данного распоряжения ООО 25.09.2009 г. произвело отключение котельной, абоненты котельной подключены к другой котельной. В соответствии с актом обследования узла учета газа от 27.11.2009 г. произведена проверка состояния узла учета газа на котельной, установлены пломбы на вводную задвижку, демонтирован котел, измерительное оборудование, площадка оборудования подлежит ликвидации. Согласно ответу на запрос отделения по ООО «Саратовская газовая компания» здание котельной отключено от газораспределительных сетей.

При указанных обстоятельствах, судья установив, что здание котельной отключено от газораспределительных сетей, не эксплуатируется, не является зданием и сооружением на газораспределительных сетях, не является взрывопожароопасным объектом, пришел к выводу о том, что на него не распространяются правила безопасности систем газораспределения и газопотребления, утвержденные постановлением Госгортехнадзора РФ от 18.03.2003 г. и отсутствии нарушений требований промышленной безопасности, в связи с чем сделал вывод об отсутствии в действиях ООО состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ.

3. Постановлением судьи городского суда Саратовской области от 10.09.2010 г. прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ в отношении ОАО

При рассмотрении дела судьей установлено, что 03.09.2010 г. в суд поступил административный материал и протокол от 11.08.2010 г. государственного инспектора Средне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору в отношении ОАО об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, где указаны нарушения требований промышленной безопасности, которые согласно акту от 11.08.2010 г. также были выявлены в ходе проведения внеплановой проверки ОАО в период с 10.08.2010 г. по 11.08.2010 г., но не указаны в постановлении от 17.08.2010 г. государственного инспектора Средне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору о привлечении ОАО к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ к наказанию в виде административного штрафа в размере 20 000 руб.

Таким образом, судья пришел к выводу о том, что нарушения, выявленные в ходе проведения одной и той же проверки, указанные в акте проверки от 11.08.2010 г., были отражены как в протоколе об административном правонарушении от 11.08.2010 г., на основании которого вынесено постановление от 17.08.2010 г. о привлечении ОАО к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ, так и в протоколе от 11.08.2010 г., поступившем в суд, в связи с чем повторное привлечение к административной ответственности ОАО за нарушение требований промышленной безопасности, выявленные в рамках одной и той же проверки и квалифицируемые по одной и той же статье КоАП РФ, противоречит положениям ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ согласно которой, никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.

При указанных обстоятельствах, дело прекращено на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействий) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания.