Статья ук ссср о тунеядстве

Автор: | 13.08.2019

В СССР принят указ об усилении борьбы с тунеядством

4 мая 1961 года Президиум Верховного Совета СССР на основании ст. 12 Конституции принял указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни».

С 1960-х годов в советской пропаганде иностранный термин «паразитический образ жизни» стал вытесняться русским термином «тунеядство» (согласно толковым словарям – жизнь на чужой счет, чужим трудом, паразитизм, безделье).

Лица, не работавшие в течение четырех месяцев в году, подлежали отныне уголовной ответственности, каждый гражданин СССР был обязан заниматься общественно полезным трудом на благо государства. В ускоренном строительстве коммунизма должны были участвовать все поголовно, а в отношении упорствующих решено было применять принудительный труд.

Статья 209 УК РСФСР («тунеядство») могла применяться и к нежелательным элементам. Первыми жертвами законов о тунеядстве еще в начале шестидесятых годов 20 века были поэт Иосиф Бродский и историк и публицист Андрей Амальрик, отбывавшие ссылку в Сибири по приговору суда.

Не работать разрешалось лишь домохозяйкам, имеющим детей, – незамужних и бездетных женщин за тунеядство привлекали. Кампания борьбы с тунеядцами особого результата не дала, хотя уголовная статья просуществовала 30 лет, до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения», отменившего уголовную ответственность за тунеядство и легализовавшего безработицу.

Как в СССР боролись с тунеядцами

В начале марта 2017 года был отменен ряд актов, принятых еще в СССР. Особенно в этом списке выделялось постановление ЦК «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины». После его подписания в рабочее время в магазинах, кинотеатрах и других общественных местах происходили облавы, целью которых становились «тунеядцы и прогульщики».

Любопытно, что акт, принятый в 1983 году, всё еще действует в России и закон о его отмене в силу пока не вступил. По этому случаю мы решили вспомнить, как в советские времена власть боролась с лентяями и бездельниками, а также рассказать о нескольких историях из жизни, случившихся с сотрудниками «Известий».

Отверженные

Людей, ведущих «антисоветский паразитический образ жизни», в стране, мягко говоря, недолюбливали. Причем сильную неприязнь к ним испытывала не только власть, но и сам народ. Еще до указа 1961 года о борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда, в СССР призывали к созданию народных дружин, которые очищали бы улицы от антиобщественных элементов. Приблизительно тогда же приобрел популярность лозунг «Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги!».

Поиск и наказание

Гражданам, которые отказывались работать и проживали на нетрудовые доходы четыре месяца подряд, присваивалась аббревиатура БОРЗ (без определенного рода занятий). К слову, отсюда в жаргоне и появилось слово «борзой» — то есть человек, который не хочет работать.

Наказывали таких граждан строго. После того как вина тунеядца была доказана судом, у него конфисковали всё имущество, приобретенное на незаработанные деньги, выселяли в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет и привлекали к труду по месту поселения. В итоге за четыре года было выявлено более полумиллиона граждан, ведущих антиобщественный образ жизни, и 37 тыс. из них оказались выселены.

«Андроповские облавы»​​​​​​​

В 1965 году выдворять тунеядцев перестали, и новая волна борьбы с бездельниками вспыхнула только в начале 1980-х. Приблизительно в то же время начали проводить так называемые «андроповские облавы».

«Здравствуйте, а почему вы не на работе?» — этот вопрос от милиционеров можно было услышать в любом месте, будь то магазин, кинотеатр, баня или парикмахерская. Представители правоохранительных органов проверяли документы граждан и составляли списки нарушителей, которые передавали руководству предприятий. Те, в свою очередь, должны были объяснить причину отсутствия сотрудника на рабочем месте.

Со смертью генсека ЦК КПСС Юрия Андропова облавы прекратились, и в 1991 году был принят закон, отменявший уголовную ответственность за тунеядство и признававший безработицу.

Знаменитые «дармоеды»

Список самых известных тунеядцев возглавляет Иосиф Бродский. В результате травли, устроенной на него в прессе, он едва не скончался от сердечного приступа, а в 1964 году его отправили на пять лет в Архангельскую область и приговорили к принудительному труду. Вдали от дома будущий лауреат Нобелевской премии провел полтора года: сократить срок удалось благодаря поддержке влиятельных коллег-писателей, среди которых были Анна Ахматова, Корней Чуковский, Константин Паустовский.

Проблемы с законом были также у актера Николая Годовикова, известного по роли Петрухи в «Белом солнце пустыни». И хотя судили его трижды, в первый раз за решетку он угодил как раз по статье «Тунеядство». После картины Владимира Мотыля Годовиков нигде не снимался и не работал, за что впоследствии был осужден на один год. После освобождения у него еще дважды были проблемы с законом, и оба раза его приговаривали к заключению из-за кражи.

Избежать наказания за тунеядство удалось музыканту Виктору Цою. Несмотря на огромную популярность, лидер группы «Кино» нигде официально не трудился. И чтобы не попасть под статью, он устроился работать в котельную. Там он провел два года, зарабатывая в месяц 95 рублей. Однако график там был довольно удобный, поэтому у Цоя оставалось много времени на выступления, которые и были для него основным источником дохода.

Истории из жизни

Сотрудники «Известий», проектный директор Игорь Ворошилов и руководитель фотовидеослужбы Василий Джапаридзе, рассказали о временах, когда в стране осуществлялись «андроповские облавы».

По воспоминаниям Ворошилова, его ловили дважды. Первый — в бытность студентом. У его потока отменили лекции, и они с однокурсниками пошли в кино. Отлавливали прогульщиков следующим образом: в зал заходили дружинники и милиционеры, и если у провинившихся не было с собой документов, их могли отвести в отделение. Студентам же, состоящим в комитете комсомола, выносили предупреждение.

Второй раз Игоря поймали, когда он окончил учебное заведение и устроился на работу. На предприятиях наказывали суровее: дело редко обходилось устными замечаниями. Чаще штрафовали или выносили выговор. По словам Ворошилова, особенно активно ловили тунеядцев при правлении Андропова и Горбачева.

Джапаридзе несколько раз был свидетелем подобных облав.

— Во времена Андропова я был пионером. Случилось это в классе пятом или шестом, когда мы ходили во вторую смену. Однажды утром мы пошли в кинотеатр. Посреди сеанса остановили показ, включили свет и начали проверять документы у взрослых. Переписывались данные, а потом милиционеры выясняли по своим каналам, работает ли человек и почему в неположенное время он находится в кинотеатре. У кого не было документов, забирали в отделение.

Детей, прогуливавших занятия, тоже вылавливали. За каждой школой был закреплен участковый, который следил за тем, чтобы учащиеся не слонялись по улицам в положенное для занятий время. Выявлять прогульщиков было просто, поскольку все они были одеты в школьную форму. По воспоминаниям Джапаридзе, в детское отделение отводили только за драки и другие правонарушения, но никак не за тунеядство.

— Участковый брал тебя за ухо и сопровождал в школу. Там директор мог пожурить ученика и предупредить, что если такое еще раз повторится, его исключат из пионеров, — вспоминает он.

Кто не работает, тот не ест: самые известные «тунеядцы» в СССР

Сегодня слово «тунеядец» используется исключительно в шуточном контексте. И сложно себе представить, что чуть больше полувека назад этим словом называли антиобщественных преступников. Статья № 209 УК РСФСР предусматривала для граждан, уклоняющихся от труда, уголовную ответственность. Чаще всего наказание предусматривало лишение свободы и исправительные работы. После того как был принят указ об усилении борьбы с тунеядством в 1961 году, многие представители творческой интеллигенции оказались в ссылке, поскольку их обвинили в паразитирующем образе жизни.

Под указ попадали все граждане, не работающие больше 4 месяцев подряд или в течение года. Таким образом, жертвами указа об усилении борьбы с тем, кто уклоняется от общественно-полезного труда, стали почти полмиллиона граждан. В результате появилось множество людей, работавших для отвода глаз сторожами, кочегарами и дворниками. Тунеядец считался врагом и преступником, потому что жил за счет общества. В это же время в стране стал популярным лозунг: «Тунеядцы – наши враги. Хлеб трудовой от них береги!».

Интересно, что тунеядство всегда порицалось на Руси. Даже само слово «тунеядство» церковнославянского происхождения. Оно образовано от устаревшего наречия «туне» — «даром», «безвозмездно» и от глагола «ясти» — «есть», «питаться». В СССР тунеядцев называли БОРЗ, или «без определенного рода занятий», позже в жаргоне появилось слово «борзой» — то есть человек, который не хочет работать. Выявлять тунеядцев должны были сотрудники МВД, комсомольцы, дружинники и партийные деятели. Позднее этому явлению дал название Борис Гребенщиков, посвятивший песню «поколению дворников и сторожей». В 1965 году высылка тунеядцев была отменена. Вместо этого их привлекали к труду по месту жительства. Борьба с тунеядством продолжалась до апреля 1991 года. Тогда же был создан закон «О занятости населения», который признал безработицу и отменил уголовную ответственность за тунеядство.

Тем временем в России идет работа над законодательством, направленным на вывод из тени нелегализовавшихся самозанятых граждан. Так, в Совфеде предлагают ужесточить меры воздействия на самозанятых россиян, которые работают на себя и не платят налоги. Среди способов «наказания» называют запрет на выезд за границу, а также лишение полноценной пенсии. Такие идеи озвучил председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский.

Мы решили вспомнить самых знаменитых «тунеядцев» в СССР.

ИОСИФ БРОДСКИЙ

Самый известный в истории «тунеядец» – поэт Иосиф Бродский. После масштабной травли в газетах он чуть не умер в камере от сердечного приступа, а весной 1964 года получил максимальное наказание – 5 лет принудительных работ на Севере. Тем не менее позже Бродский назвал свою ссылку самым счастливым временем в жизни. А через 20 лет самому известному «тунеядцу» вручили Нобелевскую премию по литературе.

Все началось со статьи под названием «Окололитературный трутень» в газете «Вечерний Ленинград» за подписью Лернера, Медведева и Ионина, которая вышла 29 ноября 1963 года. Авторы статьи клеймили Бродского за «паразитический образ жизни». Из стихотворных цитат, приписываемых авторами Бродскому, две были взяты из стихов Бобышева, а третья из поэмы Бродского «Шествие» — она представляла собой окончания шести строк, от которых отрезаны первые половинки.

Стихотворение «Люби проездом родину друзей…» было исковеркано авторами фельетона следующим образом: первая строчка «Люби проездом родину друзей» и последняя «Жалей проездом родину чужую» были объединены в одну «люблю я родину чужую». Это было явным сигналом к преследованиям и последующему аресту поэта. 8 января 1964 года в той же газете была опубликована подборка писем читателей с требованиями наказать «тунеядца Бродского». А 13 января его арестовали.

Советская писательница Фрида Вигдорова не могла не привлечь внимание к судебному процессу, и записала каждое слово, произнесенное в ходе заседания. Позднее ее записи были опубликован в нескольких зарубежных изданиях. Ниже представлен отрывок из стенограммы судебного заседания:

Судья: Ваш трудовой стаж?
Бродский: Примерно.
Судья: Нас не интересует «примерно»!
Бродский: Пять лет.
Судья: Где вы работали?
Бродский: На заводе. В геологических партиях.
Судья: Сколько вы работали на заводе?
Бродский: Год.
Судья: Кем?
Бродский: Фрезеровщиком.
Судья: А вообще какая ваша специальность?
Бродский: Поэт, поэт-переводчик.
Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?
Бродский: Никто. (Без вызова). А кто причислил меня к роду человеческому?
Судья: А вы учились этому?
Бродский: Чему?
Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят. где учат.
Бродский: Я не думал. я не думал, что это дается образованием.
Судья: А чем же?
Бродский: Я думаю, это. (растерянно). от Бога.


Изображение: Фотохроника ТАСС

НИКОЛАЙ ГОДОВИКОВ

После триумфа «Белого солнца пустыни», где Николай Годовиков сыграл красноармейца Петруху, можно было ожидать дальнейшего взлета в актерской карьере. Но этого не произошло. Актер, получивший всесоюзную известность благодаря роли Петрухи из «Белого солнца пустыни», тоже был осужден по статье «тунеядство».

Сам актер объясняет это так: «Кино сыграло отрицательную роль в моих отношениях с милицией. У меня не сложились отношения с участковым. Он мне говорил: «Ты вот снимаешься в кино, сыграл Петруху, а я простой участковый. Но если захочу, я тебя посажу». Я спрашивал: «А тебе-то какой интерес от этого?» И он мне вот так простенько объяснил: «Ты живешь один в 25-метровой комнате, а я с семьей мыкаюсь в восемнадцати метрах». Это меня взбесило, я могу иногда резкое что-то сказать или какой-то поступок резкий совершить, даже может быть, неожиданно для самого себя. И я ему сказал прямо: «Послушай, ты приехал из Псковской области и хочешь, чтобы у тебя сразу дворец был. У тебя в твоем Скабаристане дом с участком стоит, моего рядом нет, но меня, ты знаешь, как-то жаба не давит, мне это безразлично». Ну и в итоге он меня посадил за тунеядство».

Почти год Годовиков провел за решеткой. В родном городе его ждал неприятный сюрприз – он навсегда лишился не только комнаты в коммуналке, но и личных вещей. Соседи потом рассказали, что разорил его все тот же участковый. Пришлось ему вернуться в Приозерск, где он трудился на целлюлозно-бумажном комбинате. Вскоре он связался с ворами-рецидивистами. О своей дальнейшей судьбе Годовиков писал следующее: «Стечение обстоятельств вынудило меня встать на преступный путь, так как мне нужны были средства к существованию. В июле 1980-го моя деятельность в качестве вора-домушника была пресечена соответствующими органами на 4 года».

ВЛАДИМИР ВОЙНОВИЧ

Известного поэта и писателя, автора романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимира Войновича тоже подозревали в тунеядстве, но не осудили. С середины 1960-х он принимал участие в движении за права человека, писал письма в защиту писателей-диссидентов Андрея Синявского и Юлия Даниэля, поэта Юрия Галанскова.

Внимание компетентных органов привлекла публикация его романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», в котором были высмеяны негативные стороны советской действительности. С конца 1960-х он ходил в самиздате, подпольно перепечатывался и распространялся. За Войновичем начали следить агенты КГБ. В 75-м роман был опубликован в Париже. А в 79-м на Западе вышло продолжение романа «Претендент на престол, или Дальнейшие приключения солдата Ивана Чонкина».

В конце 80-го года писатель был вынужден эмигрировать, уехал в ФРГ и в 81-м году был лишен советского гражданства. По этой причине он был исключен из Союза писателей и, как следствие, обвинен в тунеядстве, но не осужден. Как писал сам Войнович в 1978 году после этих событий, к нему приходил участковый Иван Стрельников. Писатель на вопрос участкового о месте работы и роде своей деятельности иронично ответил, что работает писателем в своей комнате за столом:

Но вас, Владимир Николаевич, я слышал, исключили, извиняюсь, из Союза писателей.
Да-да-да, — говорю, — Иван Сергеевич. Толстого исключили из церкви, меня из Союза писателей, но из союза меня исключили, а из писателей меня исключить невозможно.

После разговора Стрельников снова пришел к писателю и хотел поговорить с ним, на что Войнович ответил:

Иван Сергеевич, а вам не стыдно ко мне ходить? Вам не стыдно обвинять в паразитизме писателя, книги которого изданы тиражом в сотни тысяч экземпляров и переведены на три десятка с лишним языков? Если эти книги для вас ничего не значат, так, может быть, вы примете во внимание, что я написал песни, которые пели вы, ваши дети и почти все поголовно население Советского Союза! Если, по-вашему, и этот мой труд ничего не стоит, так, может, вас убедит в том, что я не паразит, хотя бы тот факт, что я с одиннадцати лет работал в колхозе, на заводе, на стройке, четыре года служил солдатом в Советской армии. Или вам и этого недостаточно?

Кстати, «тунеядкой» в советском понимании была и Джоана Роулинг, которая пять лет просидела без работы. За это время она написала «Гарри Поттера», и, издав его, стала миллионером. В 2004 году Форбс назвал ее первым человеком, который стал долларовым миллиардером с помощью написания книг.

Статья ук ссср о тунеядстве

Быть нищим в СССР запрещал закон. Статья 209 УК РСФСР гласила, что «Систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством, продолжаемое после повторного предупреждения, сделанного административными органами» карается лишением свободы на срок до двух лет или исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года. Считалось, что для нищенства в Стране Советов нет социальной основы, поэтому люди, которые этим занимаются, являются попросту бездельниками. Тем не менее, основы, может быть, и не было, но нищие были. Особенно много их было после Великой Отечественной войны, когда появилось много искалеченных и лишившихся крова людей.

Та же самая статья 209 УК РСФСР предусматривала наказание и за «ведение иного паразитического образа жизни». Под это определение подпадали случаи, «когда лицо уклоняется от общественно полезного труда и проживает на нетрудовые доходы более четырех месяцев подряд или в общей сложности в течение года». Тунеядцам, так же как и попрошайкам, грозил тюремный срок или исправительные работы сроком до четырех лет. При этом под «общественно-полезным трудом» понималась исключительно работа в санкционированной государством форме. Были случаи осуждения по этой статье, например, инженера-технолога, который оборудовал собственную кролиководческую ферму и ушел с предприятия, начав жить на доход с фермы, или пожарного, который тоже ушел со службы, став зарабатывать продажей овощей на рынке. Иногда эта статья применялась для политических преследований. Всем известен пример Иосифа Бродского.

Согласно статье 154 УК РСФСР спекуляцией назвали «скупку и перепродажу товаров или иных предметов с целью наживы» и карали лишением свободы от двух до семи лет с конфискацией имущества. Сегодня нам даже и понять сложно, в чем тут заключается состав преступления, поскольку все вещевые рынки заполнены этими самыми «спекулянтами».

Гнать самогон без цели сбыта в наши дни не запрещено. А при советской власти это, невинное по нашим меркам занятие, было чревато крупными неприятностями. Статья 158 УК РСФСР за изготовление и хранение без цели сбыта самогона или самогонного аппарата грозила исправительными работами до шести месяцев или штрафом до 100 рублей. Если речь шла об изготовлении самогона с целью сбыта, то можно было сесть на срок до трех лет или отделаться штрафом до 300 рублей.

Печально знаменитая «58-я статья» УК РСФСР в редакции 1922-го года. Включала в себя измену Родине, побег за границу, вооруженное восстание, контакты с иностранными государствами, шпионаж, причинение ущерба советской промышленности и народному хозяйству, саботаж, недонесение о готовящемся контрреволюционном преступлении и т.п. По этой статье в лагере, в ссылке и у расстрельной стенки оказывались и военные заговорщики, и простые работяги, по несчастной случайности поговорившие не с теми людьми. В 1961 году эта статья утратила силу, но в УК появилась другая, за номером 69 «Вредительство». За «Действие или бездействие, направленное к подрыву промышленности, транспорта, сельского хозяйства, денежной системы, торговли» грозил срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества. Оказаться за решеткой мог руководитель предприятия или рабочий, допустивший безо всякого злого умысла промашку на производстве.

Уголовная ответственность за мужеложство была введена в СССР лишь в 1934 году. Мужеложство относилось к преступлениям против личности и каралось лишением свободы до пяти лет. При отягчающих вину обстоятельствах, например, при сношении с несовершеннолетним или с применением насилия, срок увеличивался до восьми лет. В 20-х годах наша страна шла по пути гей-толерантности. Сразу после революции соответствующая статья царского законодательства была упразднена. В 1926 году СССР посетил по приглашению советского правительства основатель Всемирной лиги сексуальных реформ Магнус Хиршфельд. И когда в 1928 году в Копенгагене проходил конгресс «Institut für Sexualwissenschaft», СССР был объявлен участниками конгресса образцом сексуальной терпимости. Статью вернули в 1934 году по инициативе Генриха Ягоды, который в служебной записке в Кремль сообщал о раскрытии целой сети подпольных притонов, где педерасты устраивали свои оргии: «Педерасты занимались вербовкой и развращением совершенно здоровой молодежи. Закона, по которому можно было бы преследовать педерастов в уголовном порядке, у нас нет. Полагал бы необходимым издать соответствующий закон об уголовной ответственности за педерастию». Статья УК РСФСР 121 «Мужеложство» была отменена только в 1993 году.

Статья ук ссср о тунеядстве

В советском обществе гражданин был обязан работать, причем источником «законных» доходов могла быть лишь одобряемая партией деятельность. Все остальное подпадало под категорию «нетрудовых» заработков. С теми, кто по разным причинам не вписывался в социалистическую систему труда, государство поступало как с преступниками и моральными отщепенцами.

После 1917 года большевики начали проводить социально-экономические преобразования, которые должны были поспособствовать скорейшей победе в Гражданской войне и построению социалистического общества. Конституция РСФСР 1918 года лишала живших на нетрудовые доходы граждан избирательных прав.

Обязанность трудиться закрепили и в сталинской Конституции 1936 года. В главном законе страны Советов был провозглашен принцип «кто не работает, тот не ест».

В 1951 году антиобщественными элементами признаются бродяги и попрошайки, а также официально безработные. К ним применяли меры воздействия в виде высылки из городов и небольших сроков тюремного заключения.

В следующие несколько лет правоохранительные органы задержали около 450 тысяч человек. Среди них было много инвалидов войны, которые не могли работать по объективным причинам.

После смерти Иосифа Сталина наступает эпоха ограниченной либерализации общественно-политической жизни – «оттепель». Несколько ослабевает и государственный контроль над «паразитизмом».

Но уже в 1961 году указом «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда» Коммунистическая партия начала активное наступление на «нежелающих трудиться» граждан, а также тех, кто имел доход от эксплуатации жилой площади, земельных участков или транспортных средств. «Колхоз пашет, а он руками машет», говорили о таких.

Компетентные органы могли привлечь гражданина к ответственности по статье 209 Уголовного кодекса «Тунеядство», если тот не трудился «во благо социалистической Родины» в течение четырех месяцев. Исключение составляли женщины, на воспитании которых находились маленькие дети.

В случае признания вины гражданина судом ему грозила ссылка. Срок – от двух до пяти лет. Имущество осужденного при этом могли конфисковать как нажитое «нечестным путем».

Обвиненных в тунеядстве в СССР называли людьми без определенного рода занятий — сокращенно БОРЗ. От этой аббревиатуры в криминальном жаргоне и появилось слово «борзый», которое приобрело значение наглого и самоуверенного типа, не подчиняющегося установленным обществом нормам, отказывающегося жить по правилам социума.

Выявлением и отловом «паразитирующих бунтарей» занималась милиция. В случае если у правоохранительных органов не хватало сил, за дело брались активисты-дружинники.

К сожалению, под каток статьи 209 зачастую попадали творческие люди, которые не вписывались в рамки, определенные Коммунистической партией. Самым известным «тунеядцем» советской эпохи был Иосиф Бродский.

В 1964 году была организована масштабная травля поэта. Весной того же года состоялся суд. Бродский получил по максимуму – пять лет принудительных работ. «Перевоспитываться» его отправили в отдаленный совхоз «Норинское» Архангельской области. Друг Бродского Евгений Рейн вспоминал, что в ссылке «тунеядцу №1» отвели половину избы. В совхозе опальный поэт занимался уборкой урожая. В свободное от работы в полях время он продолжал писать стихи.

Как-то Бродский признался, что пребывание в «Норинском» было самым счастливым периодом в его жизни. Впрочем, был он там недолго: через полтора года под давлением зарубежной общественности срок Бродскому сократили.

Всего с 1961 по 1965 год по статье 209 осудили 37 тысяч человек. Но далеко не всех из них постигла та же участь, что и гениального поэта. Дело в том, что партийные руководители в северных областях забросали Москву просьбами не присылать к ним осужденных за тунеядство. Мол, и работы для них недостаточно, и крышей над головой их обеспечить нет возможности.

Другим известным «паразитом» советской эпохи был писатель Владимир Войнович. В 1980 году его выслали из СССР и лишили гражданства, однако через 10 лет он все же сумел вернуться на родину.

Под статьей в свое время мог оказаться и Виктор Цой. Чтобы не попасть под раздачу музыкант в 1986 году устроился на работу в котельную – известную в определенных кругах «Камчатку», позднее ставшую культовым местом для поклонников таланта певца. За нелегкий труд он получал небольшие по тогдашним расценкам деньги – 95 рублей (для сравнения: средняя зарплата рабочего составляла 120 руб.). Но деньги для Цоя были не главными: работа сутки через трое оставляла время для творчества.

Впрочем, в тот период пик борьбы с тунеядством уже миновал. Апогея кампания против «паразитов» достигла при Юрии Андропове в 1983-1984 годах. Затем на смену дряхлым и косным вождям пришел сравнительно молодой Михаил Горбачев, начавший либерализацию в общественно-политической и экономической сферах.

Статья 209 потеряла свою актуальность к концу 1980-х. А в последний год существования СССР приняли закон «О занятости населения в РФ», в соответствии с которым официально неработающих перестали преследовать, а тем, кто потерял работу, стали выплачивать социальные пособия.

Тем не менее слово «борзый» попало в современный список самых употребляемых жаргонизмов. Хотя сегодня уже мало кто знает, каким образом оно появилось в нашей лексике.