Статья 159 ч 3 ук рф судебная практика

Автор: | 09.08.2019

Ст. 159, ч. 3 УК РФ: наказание, комментарии, судебная практика

Мошенничество (159-я статья УК) рассматривается как незаконное присвоение принадлежащего другим людям имущества. Это преступление может предполагать также приобретение прав на чьи-либо ценности посредством злоупотребления доверием или обмана. Большое внимание уделяется ч. 3 ст. 159 УК РФ. Мошенничество с использованием должностных полномочий или в крупном размере представляет особую угрозу для общества. Рассмотрим эту часть подробнее.

Ст. 159, ч. 3: приговоры

Виновному, использовавшему при преступлении свое должностное положение или совершившему деяние в крупном размере, может назначаться штраф. Его величина определяется из расчета зарплаты либо другой прибыли субъекта за 1-3 года. Может устанавливаться фиксированная сумма от 100 до 500 тыс. р. Эта санкция — самое мягкое при данных обстоятельствах наказание. Ст. 159, ч. 3 также предполагает принудительные работы. Их продолжительность — до 5 лет. Этот приговор ч. 3 ст. 159 УК РФ может сопровождаться дополнительно ограничением в свободе виновного до 2 лет. В статье предусматривается и тюремное заключение субъекта. Его длительность — до 6 лет. В ст. 159, ч. 3 УК РФ наказание в форме лишения свободы допускается дополнить ограничением свободы либо штрафом. Размер последнего — до 10 тыс. р. либо равняется поступлениям/зарплате виновного за месяц. Ограничение свободы по ст. 159, ч. 3 УК РФ — наказание, продолжительность которого в данном случае не более полутора лет.

Разъяснение понятий

Под хищением следует понимать безвозмездные незаконные изъятия. Они совершаются виновным по корыстным мотивам. Хищение — это также обращение имущества, владельцем которого выступает другое лицо, в пользу как самого преступника, так и прочих граждан. Деяния, подпадающие под ст. 159, ч. 3, причиняют вред собственнику ценностей или иному их владельцу. Под крупным следует понимать размер, превышающий в стоимостном выражении 250 тыс. р.

Постановление Пленума ВС

При рассмотрении деяний, которые охватываются ст. 159, ч. 3, судебная практика основывается на разъяснениях Верховного Суда. Постановление было утверждено 27 декабря 2007 года и имеет номер 51. В нем регламентируется процедура разбирательства дел, касающихся растраты, присвоения и собственно мошенничества.

Основания для ответственности

Субъект деяния, указанного ст. 159, ч. 3 УК, специфический. По общим основаниям к ответственности привлекаются вменяемые физлица с 16 лет. Что касается рассматриваемой части, то субъектом может быть лицо, которое пребывает на определенном посту. Крупный размер — еще один признак, позволяющий применить ст. 159, ч. 3. Комментарий к норме указывает на то, что величина ущерба в стоимостном (денежном) выражении не должна быть больше миллиона рублей, но не меньше 250 тысяч. При выпадении величины вреда за указанные рамки используются иные части рассматриваемой статьи.

Ч. 3, ст. 159 УК РФ: комментарии

Уголовное преследование относительно лиц, которые совершили преступные деяния, начинается в момент возбуждения производства по выявленным фактам или при привлечении их как подозреваемых либо обвиняемых. Данные статусы имеют определенные черты, позволяющие отличить их. В частности, подозреваемым называют гражданина, по отношению к которому возбуждено дело или который получил извещение о его подозрении в деянии, рассматриваемом в ст. 159, ч. 3. Обвиняемым лицо становится после вынесения соответствующего постановления. В этом документе прописывается этот его статус.

Мера пресечения

В случае если гражданин подозревается либо обвиняется в преступлении, указанном в ст. 159, ч. 3, следователь/дознаватель может выбрать любой вариант из ст. 98 УПК. Как правило, в отношении таких лиц избирается мера в форме:

  • Подписки о невыезде.
  • Ареста (домашнего).
  • Залога.
  • Заключения под стражу.
  • Личного поручительства.

Решение заключить гражданина под стражу, применить меру в форме залога либо домашнего ареста принимается исключительно в судебном порядке. Взятие подписки либо личного поручительства осуществляется в ходе предварительной работы уполномоченными лицами (дознавателем/следователем).

Особенности применения санкций

При рассмотрении деяний, попадающих под ст. 159, ч. 3, учитываются уровень угрозы для общества, характер этой опасности. Немаловажное значение имеет установление точного размера вреда, который возник от противоправных действий. При выборе санкций исследуется личность виновного, степень вероятного воздействия меры принуждения на последующее его исправление. Во внимание принимают и условия жизни его ближайших родственников.

Строгость и смягчение санкций

Менее жесткое наказание может устанавливаться на основании положений статьи 64 УК. В этой норме предусматривается, что орган, уполномоченный на разбирательство дела, имеет возможность применить более мягкие санкции либо не использовать дополнительные принудительные меры. Такие решения могут обусловливаться наличием факторов, касающихся мотивов и целей деяния, непосредственной ролью субъекта в преступлении, характером его поведения при совершении неправомерных действий. На смягчение санкций способны повлиять и иные обстоятельства, значительно снижающие уровень общественной угрозы. Более жесткая, чем предусмотрено ст. 159, ч. 3 или 4, мера принуждения может применяться при совокупности преступлений. Это означает, что лицо привлечено по нескольким статьям одновременно. Также ужесточение санкций имеет место при наличии у обвиняемого в мошенничестве на дату разбирательства преступления другого непогашенного наказания.

Конфискация имущества

Согласно положению нормы 104.1 кодекса, данная процедура не предусматривает изъятия в пользу государства соответственно приговору денег, материальных ценностей, имущества, которые были приобретены виновным в результате преступного действия в виде мошенничества. Данное право устанавливается статьей 1064 ГК. По ее положениям вред, который нанес субъект потерпевшему, должен быть компенсирован в полной мере. Возмещает ущерб, соответственно, виновный. Суд по заявлению прокурора, пострадавшего, истца (гражданского), их представителей может принять постановление об использовании мер, направленных на обеспечение компенсации ущерба, возникшего в результате преступления. Это право предоставлено ст. 230 УПК. Исполнителями этого судебного акта являются служащие ФССП. Постановлением, таким образом, может налагаться арест на любое имущество, которым владеет виновный в противоправных действиях.

Уполномоченные на расследование лица

Дела, которые возбуждаются по выявленным фактам мошенничества, относятся к категории альтернативной подследственности. Предварительные мероприятия входят в компетенцию следователей/дознавателей МВД и прочих правоохранительных структур, которые выявили преступление. Расследование деяний, попадающих под часть третью, вторую и четвертую рассматриваемой статьи, осуществляется служащими следственных управлений при ОВД РФ. Как правило, продолжительность предварительных мероприятий находится в пределах 2-6 мес. При наличии нескольких эпизодов в производстве либо в том случае, если в преступлении подозревается несколько лиц, расследование может затянуться на несколько лет.

Обстоятельства, подлежащие установлению

В процессе предварительных мероприятий служащие, выполняющие следственную работу либо дознание в рамках дела о мошенничестве, выявляют и подтверждают факты, которые должны быть доказаны согласно УПК. К таким обстоятельствам следует отнести:

  1. События незаконного деяния, указанные в рассматриваемой части комментируемой статьи.
  2. Обстоятельства, в которых совершено преступление.
  3. Виновность гражданина в инкриминируемом ему деянии. В частности, речь идет о наличии в его поведенческих актах преступного состава.
  4. Размер и характер понесенного пострадавшим при неправомерном деянии вреда.
  5. Факторы, которыми исключается преступность и наказуемость поведения.
  6. Обстоятельства, на основании которых возможно освобождение от ответственности.
  7. Смягчающие и отягчающие вину факторы.

Доказательная база

В рамках предварительных следственных мероприятий уполномоченные служащие осуществляют сбор материалов, которые будут выступать как обоснование их позиции в признании виновности подозреваемых лиц. Обычно доказательствами являются:

  1. Показания непосредственно самого гражданина, привлеченного к производству в качестве обвиняемого или подозреваемого.
  2. Заключения и пояснения экспертов.
  3. Вещественные доказательства.
  4. Показания пострадавшего от мошеннических действий. Если потерпевшим выступает юрлицо, то пояснения дает представитель от организации.
  5. Заключения и разъяснения специалистов.
  6. Протоколы, фиксирующие следственные мероприятия, и прочие документы, имеющие доказательное значение.

Этап предварительных мероприятий завершается в момент, когда собранные материалы направляются прокурору. Он, в свою очередь, утверждает обвинительный акт (заключение).

Разбирательство дела

Материалы, собранные в отношении лиц, совершивших деяния по ч. 1, с обвинительным актом отправляются по подсудности в первую инстанцию мировому судье. Дела о преступлениях, которые указываются в частях третьей, четвертой и второй рассматриваемой статьи, разбираются в районных (областных) уполномоченных органах. В рамках заседания все материалы и доказательства, собранные на этапе предварительной следственной работы, подлежат непосредственному изучению. В качестве исключения законодательство допускает случаи, в которых судебное решение выносится в особом порядке уголовного производства. Постановление о дальнейших процессуальных действиях в отношении обвиняемых должно основываться на тех доказательствах, которые изучались в ходе заседания. В процессе разбирательства судья заслушивает выступление подсудимых, потерпевших, свидетелей. В рамках заседания показания дают также эксперты. Судья оглашает протоколы и прочие документы, выполняет иные действия, направленные на исследование предоставленных материалов.

Важный момент

Разбирательство в суде выполняется исключительно в отношении обвиняемого. При этом рассматриваются материалы только по предъявляемому гражданину обвинению. Изменение прокурорского акта допускается в исключительных случаях. При этом такие действия не должны повлечь ухудшения положения виновного. Изменение не может нарушать права подсудимого на защиту. Эти правила означают, что те либо другие корректировки обвинения могут быть произведены только в сторону смягчения.

По результатам разбирательства, исследования доказательной базы, заслушанных выступлений участников процесса судья первой инстанции вправе утвердить оправдательный либо обвинительный акт. В процессе принятия решения уполномоченное лицо должно ответить на обязательные вопросы. Они звучат следующим образом:

  1. Доказано ли, что инкриминируемое деяние действительно было совершено.
  2. Установлено ли, что в мошенничестве участвовал именно обвиняемый.
  3. Признано ли деяние преступлением.
  4. Какой именно пункт части 3 рассматриваемой статьи охватывает вменяемое незаконное поведение.
  5. Доказана ли виновность подсудимого в совершении мошенничества.
  6. Подлежат ли санкции, установленные соответствующей частью статьи, применению в отношении гражданина.
  7. Выявлены ли обстоятельства, способствующие ужесточению либо смягчению наказания.

Следует, однако, отметить, что в разбирательстве дел по рассматриваемой статье уполномоченное лицо достаточно часто при первоначальном изучении полученных доказательств устанавливает их бесперспективность. В этой связи в последнее время судьи возвращают такие материалы обратно прокурору. В таких случаях они руководствуются основаниями, указанными статьей 237 (часть первая) УК. Таким образом, собранные материалы даже не проходят рассмотрения ввиду несостоятельности доказательств. Несмотря на это, в практике достаточно много дел, в которых в отношении подсудимых были вынесены обвинительные приговоры. Избежать ответственности тем не менее при установленных фактах вряд ли удастся.

ст. 159 УК Судебная практика | Мошенничество

Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием

П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации

27 мая 2015 г. Бутырский районный суд г. Москвы в составе:
председательствующего судьи Логинова Г.А. – единолично, с участием:
государственного обвинителя — помощника прокурора Бутырской межрайонной прокуратуры г.Москвы Логвиненко М.А.,

подсудимой Лисовой С.А., ее защитника – адвоката Эвентова М.И., подсудимой Медведевой М.А., ее защитника – адвоката Эвентова М.И. подсудимой Самохваловой С.Г., ее защитника – адвоката Космыниной И.В., подсудимого Быстрова А.А., её защитника – адвоката Эвентова М.И.,

при секретаре Яровой Ю.К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № 1-350/11 в отношении:

ЛИСОВОЙ С.А., ,обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

МЕДВЕДЕВОЙ М.А., ;обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

БЫСТРОВА А.А., ;
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

САМОХВАЛОВОЙ С.Г., ;
обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ;

У С Т А Н О В И Л:

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так, Лисова С.А., являясь на основании трудового договора и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ работником ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности;

Медведева М.А., являясь на основании трудового договора и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ работником ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности;

Быстров А.А., являясь на основании трудового договора б/н от ДД.ММ.ГГГГ и распоряжения № от ДД.ММ.ГГГГ ФИО4 в ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором о полной материальной ответственности б/н от ДД.ММ.ГГГГ, материальную ответственность за имущество охраняемого объекта, вверенные ему по роду его служебной деятельности, имея умысел на хищение денежных средств, принадлежащих ФИО3, расположенном по адресу: в неустановленное следствием время, но не позднее 20 ноября 2010 года, вступили в предварительный сговор друг с другом, на совершение хищений денежных средств ФИО3, предназначенных для возврата денежных средств клиентам ООО за товар, не отвечающий их требованиям. В соответствии с данной договоренностью ими было принято решение о том, что . При этом, несмотря на то, кто бы такой чек нашел, на Лисову С.А. илиМедведеву М.А., как работников , на которых в соответствии с их должностной инструкцией возлагается обязанность по оформлению возврата товара и передаче за него клиенту денежных средств, возлагалась роль по заполнению, в нарушении своей должностной инструкции, а также инструкции по возврату и обмену товара от покупателя, . Подписи в заявлении о возврате денежных средств от имени клиентов, в соответствии с достигнутой между ними договоренности, они планировали ставить по очереди. НаБыстрова А.А. возлагалась обязанность , с целью введения в заблуждения сотрудников отдела ФИО5 и руководства ООО и сокрытия совершенного хищения. После производства указанных действий, в соответствии с ранее достигнутой договоренностью, денежные средства, за якобы возвращенный в ФИО3 товар должны были изыматься из кассы кем-то из кассиров, либо Лисовой С.А. или Медведевой М.А., и распределятся поровну между всеми участниками такого хищения.

Так, 20 ноября 2010 года, находясь по вышеуказанному адресу, Быстров А.А., около 18 час. 00 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 20.11.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А.и Медведевой М.А. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «LG 32 LD 42» стоимостью 16 555 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, Быстров А.А. передал Лисовой С.А. иМедведевой М.А. копию указанного чека. . Тем самым они путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Лисова С.А. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Медведевой М.А., в 21 час. 13 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 20.11.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 16 666 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним другой соучастницы (в отношении которой дело выделено в отдельное производство), совершили новое хищение.

05 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 09 час. 02 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 05.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и другой соучастнице для хищения денежных средств ФИО3, игровых приставок «Консоль Игровая» и «XBOX 360 Arcade» общей стоимостью 17 580 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Медведевой М.А. копию указанного чека. . Тем самым они, путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Лисова С.А. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Медведевой М.А. и другой соучастницы в 10 час. 05 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек№ от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 17 580 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми и другой соучастницей между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А., Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так, Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним соучастнице — Самохваловой С.Г. являющейся на основании трудового договора № отДД.ММ.ГГГГ и изменениям к указанному трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ группы ФИО2 ФИО3, а также лицом несущим, в соответствии с договором № от ДД.ММ.ГГГГ о полной индивидуальной материальной ответственности, материальную ответственность за материальные ценности, вверенные ей по роду ее служебной деятельности, совершили новое хищение.

05 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 15 час. 00 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 04.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передалЛисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 15 час. 11 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, при помощи присоединившейся к ним другой соучастницы (в отношении которой дело выделено в отдельное производство), совершили новое хищение.

11 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 19 час. 20 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 11.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и другой соучастнице для хищения денежных средств ФИО3 ЖК-телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передалМедведевой М.А. копию указанного чека. При этом, Лисова С.А. следила за окружающей обстановкой и в случае необходимости должна была предупредить своих соучастником о приближении руководства, Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., другая соучастница, а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, другая соучастница, после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. иМедведевой М.А. в 19 час. 32 мин., распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 11.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми и другой соучастницей между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 19 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Медведева М.А., около 12 час. 00 мин., получила в свое распоряжение гарантийный талон на ЖК – телевизор «Philips 19PFL34», который предложила использовать Лисовой С.А., Самохваловой С.Г. и Быстрову А.А.для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Philips 19PFL34» стоимостью 9 990 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передала Лисовой С.А. и Самохваловой С.Г. вышеуказанный гарантийный талон. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а также Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 12 час. 06 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 19.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 9 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 28 ноября 2010 года, находясь по адресу: , Лисова С.А., около 14 час. 00 мин., получила в свое распоряжение контрольно-кассовый чек № от 28.11.2010 г., который 19 декабря 2010 г. предложила использовать Медведевой М.А., Самохваловой С.Г. и Быстрову А.А. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Samsung LE-32C3» стоимостью 16 992 рублей 00 копеек. Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., а такжеБыстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 18 час. 52 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 19.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 16 992 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 19 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Медведева М.А., в неустановленное следствием время, получила в свое распоряжение контрольно-кассовой чек № от 13.12.2010 г., который предложила использовать Лисовой С.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, ЖК — телевизора «Sharp 26S7» стоимостью 13 990 рублей 00 копеек. Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 19 час. 09 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек №от 05.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 13 990 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 24 декабря 2010 года, находясь по адресу: , сотрудник ФИО4 Быстров А.А., около 14 ч. 40 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 24.12.2010 г., который 25 декабря 2010 года около 09 ч. 10 мин. предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3, трех ЖК — телевизоров «Samsung LE-32C3» общей стоимостью 38 970 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым она Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 15 час. 11 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек №от ДД.ММ.ГГГГ и взяла из кассы денежные средства в размере 38 970 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены подсудимыми между собой. Тем самым, причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А , Самохвалова С.Г. совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения.

Так они, при указанных выше обстоятельствах, совершили новое хищение. 28 декабря 2010 года, находясь по адресу: , Быстров А.А., около 13 час. 50 мин., получил в свое распоряжение копию контрольно-кассового чека № от 28.12.2010 г., который предложил использовать Лисовой С.А., Медведевой М.А. и Самохваловой С.Г. для хищения денежных средств ФИО3 двух ЖК-телевизоров «Samsung LE-32C3» общей стоимостью 25 980 рублей 00 копеек. После чего, получив от них согласие, передал Лисовой С.А, Медведевой М.А. иСамохваловой С.Г. копию указанного чека. . Тем самым Лисова С.А., Медведева М.А., Самохвалова С.Г., Быстров А.А. путем обмана и злоупотребления доверием, вводили в заблуждение сотрудников отдела ФИО5, а также руководство ООО относительно легитимности оформляемого ими возврата и поступлении в торговый зал, якобы возвращенного вымышленным клиентом товара. Затем, Самохвалова С.Г. после завершения оформления фиктивного возврата, при помощи Лисовой С.А. и Медведевой М.А. в 13 час. 54 мин. распечатала возвратный контрольно-кассовый чек № от 28.12.2010 г. и взяла из кассы денежные средства в размере 25 980 рублей 00 копеек, которые таким образом были похищены и поделены между подсудимыми. Тем самым причинили ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму.

В судебном заседании подсудимые Лисова С.А., Медведева М.А., Быстров А.А, Самохвалова С.Г. поддержали свое ходатайство, заявленное по окончании предварительного следствия о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке и с предъявленными им обвинениями в совершении преступлений согласились, обстоятельства содеянного не отрицают, вину признают, в содеянном раскаиваются.

Считаю возможным постановить приговор без проведения судебного разбирательства, так как удостоверено, что подсудимые осознают характер и последствия заявленного ими ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; ходатайство заявлено добровольно и после консультации с защитником; государственный обвинитель и потерпевшая сторона согласны с ходатайством; наказание по предъявленным подсудимым обвинениям предусматривает лишение свободы не свыше 10 лет.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что предусмотренные законом условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства соблюдены.

Суд считает, что обвинение обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами. Органом следствия действия подсудимых квалифицированы верно, и суд с данной квалификацией соглашается.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, а также данные о личности подсудимых, в том числе обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Совершенные подсудимыми преступления относятся к категории тяжких, преступления корыстные, направленные против собственности.

Подсудимая Лисова С.А. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимая Медведева М.А. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимый Быстров А.А. вину в совершении преступлений признал, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Подсудимая Самохвалова С.Г. вину в совершении преступлений признала, в содеянном раскаивается, , что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

Учитывая в совокупности вышеизложенные обстоятельства, а также принимая во внимание обстоятельства содеянного, мнение потерпевшей стороны и прокурора, не настаивающих на строгом наказании, суд считает возможным – назначив наказание в виде лишения свободы, применить положение ст.73 УК РФ – условное осуждение.

С учетом обстоятельств совершения преступлений, суд считает возможным не назначать дополнительное наказание в виде ограничения свободы подсудимым, а также с учетом материального и семейного положения считает возможным не назначать и штраф в качестве дополнительного наказания.

Руководствуясь ст.304; 307-309; ч.7 ст.316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать ЛИСОВУ С.А. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Лисовой С.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать МЕДВЕДЕВУ М.А. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Медведевой М.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать БЫСТРОВА А.А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ему наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 3(ТРЕХ) лет лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 3(ТРИ) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденного.

Меру пресечения Быстрову А.А. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Признать САМОХВАЛОВУ С.Г. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 ч.3 ст.159; ч.3 ст.159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ №26 от 07.03.2011г.) и назначить ей наказание, за каждое совершенное преступление, в виде лишения свободы сроком на 2 (ДВА) года.

На основании с.3 ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно определить наказание в виде 2(ДВУХ) лет и 6(ШЕСТИ) месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на 2(ДВА) года, возложив обязанность ежемесячно являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства для регистрации в установленное инспекцией время; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющего контроль за поведением осужденной.

Меру пресечения Самохваловой С.Г. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Мосгорсуд в течение 10 суток со дня провозглашения, с соблюдением требований ст.317 УПК РФ. В случае подачи кассационной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Статья 159 ч 3 ук рф судебная практика

О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики по уголовным делам о преступлениях,

предусмотренных статьёй 159 УК РФ.

Обзор судебной практики проведен в порядке выполнения плана работы Верховного Суда Республики Саха (Якутия), на основе анализа рассмотренных в 2010 году и в 1 полугодии 2011 года районными судами Республики Саха (Якутия), кассационной практики Верховного суда Республики Саха (Якутия).

Согласно статистических данных в 2010 году в производстве районных и городских судов Республики Саха (Якутия)находилось 119 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 159 УК РФ. Окончено производством 86 уголовных дел, из которых 62 уголовных дела рассмотрено с вынесением приговора, 7 уголовных дел прекращено, 1 рассмотрено с применением принудительных мер медицинского характера, 12 возвращено прокурору для устранения недостатков в порядке ст. 237 УПК РФ, 4 переданы по подсудности. 67 лиц осуждено за совершение преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ, 1 лицо оправдано.

В первом полугодии 2011 года в производстве районных, городских судов находилось 82 уголовных дела о преступлениях, предусмотренных ст. 159 УК РФ, из которых окончено производством 53 дела, с вынесением обвинительного приговора – 39 дел, прекращено производством 10 дел, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ 3, передано по подсудности 1 уголовное дело. Осуждено по ст. 159 УК РФ 47 лиц, оправдано 2 лица.

Согласно части 1 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации понятие «мошенничество» определяется законодателем как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Как следует из примечания 1 к ст. 158 УК РФ, под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Признак безвозмездности для квалификации действий как хищения является ключевым. Если предположить, что изъятие чужого имущества сопровождалось полной или хотя бы частичной оплатой, то рассматривать действия подозреваемого или обвиняемого как хищение юридических оснований нет.

Для квалификации действий как хищения также важно доказать наличие ущерба, причиненного собственнику или иному законному владельцу имущества (например, арендатору). Иными словами, требуется доказать, что изъятая вещь имеет определенную ценность для ее владельца и принадлежит ему по праву. Если предположить, что имущество похищено у лица, в свою очередь, укравшего его незадолго до изъятия, оснований для квалификации действий как хищения не имеется.

Поскольку УК РФ не вводит понятие «имущество», отличное от гражданско-правового, для ответа на вопрос, о каком собственно имуществе идет речь в ст. 159 УК РФ, следует обратиться к положениям российского гражданского законодательства.

Согласно ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Из этого следует, что имуществом в смысле ст. 159 УК РФ является любой объект гражданских прав, не ограниченный в обороте, а также права на него (право требования, залог и т.д.).

Салыгин Г.А., работая специалистом и начальником отдела контроля представительства ЗАО «Банк Русский стандарт» в г. Якутске, вводил клиентов-должников в заблуждение о необходимости погашения задолженности, путем обмана клиентов банка из корыстного умысла добился того, чтобы клиенты банка перечисляли деньги на его личный счет, а затем перечисленные таким образом деньги похищал при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда. Таким образом, он похитил деньги, перечисленные по заблуждению клиентами банка на его личный счет у следующих граждан и следующие размеры сумм: 1) С. Е.Б. – 16.540 руб., 2) Б. З.А. – 28.184 руб., 3) С. Н.В. – 10.000 руб., 4) К. Е.С. – 5.062,17 руб., 5) И. А.А. – 36.990 руб., 6) Н. Д.А. – 26.232,25 руб., 7) П.В.С. – 18.563,74 руб., 8) П.С.С. – 10.000 руб., 9) С.Г.И. – 35.014,50 руб., 10) П.С.С. – 10.000 руб., 11) К. О.В. – 33.741, 62 руб., 12) С. Е.Б. – 30.000 руб.

Перечисленные на его личный счет №40817810900930752348 деньги, он снимал и использовал на личные нужды, тем самым, похитив обманным путем деньги указанных граждан. При этом потерпевшим Санитаровой, Божедоновой, Сенюкову, Каратаевой, Игнатьевой, Неустроевой, Степановой, Кычкиной причинил своими действиями значительный материальный ущерб.

Приговором Якутского городского суда РС (Я) от 23 апреля 2010 года Салыгин Г.А. осуждён по девяти эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Как следует из разъяснений, приведенных в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г . N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее — Пленум), обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

Мировым судьёй судебного участка № 32 Усть-Майского района РС (Я) от 26 августа 2010 года Анисимова С.И. была осуждена по ч. 1 ст. 159 УК РФ к штрафу в размере 40 000 рублей за хищение 20 000 рублей у Усть-Майского филиала ЯИПК совершенное путём обмана. Рассмотрев апелляционную жалобу на приговор мирового судьи Усть-Майский районный суд 22 сентября 2010 года вынес оправдательный приговор. Суд, исследовав доказательства по делу, пришёл к выводу, что в действиях Анисимовой С.И. отсутствует умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на него. Анисимова получила денежные средства на оплату проезда к месту отдыха в июне 2009 года. В сентябре 2009 года она вернула в кассу предприятия часть денежных средств, в размере 76 000 рублей. На сумму 20 000 рублей она представила две квитанции о проезде на автотранспорте частного предпринимателя, который предоставляет услуги по перевозке пассажиров. Факт наличия понесенных Анисимовой С.И. затрат на проезд в размере 20 000 рублей стороной обвинения не опровергнут. Таким образом, изначально, при получении денежных средств на оплату проезда, и в дальнейшем после их частичного использования, умысла у Анисимовой С.И. на хищение данных денежных средств не было, соответственно отсутствует субъект преступления.

Кассационным определением от 11 ноября 2010 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РС (Я) оправдательный приговор оставила без изменения, согласившись с позицией районного суда.

В свою очередь, злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например, служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

28 мая 2010 года Алданский районный суд постановил обвинительный приговор в отношении Кунчевской Е.Г.. Судом установлено, что Кунчевская Е.Г. воспользовавшись доверием потерпевшего В. й приговор в отношении Кунчевской Е.д постановил обвинительые в приговоре фактыо ости енного за совершение ряда ением наказани Н.П. получила, для оформления кредита, трудовой договор от 01.07.2005 года, предметом которого установлено, что Т.Е.Г. принимается на работу начальником юридического отдела ИП В. Н.П. и ей устанавливается должностной оклад в размере 28 800 рублей, который не соответствовал действительности и был выдан руководителем В. только для банка. Имея обиду на руководителя В.Н.П. из-за невыплаченной вовремя заработной платы, пособий по беременности и родам, не имея достаточно денежных средств, преследуя корыстный умысел, в получении денежных средств от В.Н.П., Кунчевкая обратилась в суд. По решению Алданского районного суда РС (Я) Т.Е.Г. получила судебный акт, вступивший в законную силу, которым подсудимой передано имущества В. Н.П. на сумму 985 тыс. 745 рублей.

Кунчевская злоупотребив доверием Васильева, обратилась в суд, использовав, фиктивный договор по которому, государственным органом получила право распорядиться денежными средствами В. в размере 985 тыс. 745 рублей. Решение суда вступило в законную силу, по нему подсудимой перечислены денежные средства, которыми Кунчевская распорядилась по своему усмотрению.

Находя вину подсудимой Кунчевской Е.Г. в совершении преступления доказанной, суд квалификацировал действия подсудимой Кунчевской Е.Г. по ч. 3 ст. 159 УК РФ – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в крупном размере .

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

Тихонова З.И. обвинялась в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража с причинением значительного ущерба гражданину). В ходе рассмотрения дела Хангаласским районным судом РС (Я) установлено, что Тихонова З.И. стояла в очереди в кассу, чтобы оплатить услуги телефонной связи. В это время в кассе оплачивала услуги связи потерпевшая, которая ушла, забыв на стойке кассы свой кошелёк с деньгами. Тихонова З.И. оплатила услуги телефонной связи и стала выходить из помещения кассы. В этот момент кассир увидела на стойке кошелёк и сказала Тихоновой З.И., что она забыла его. Тихонова З.И., зная, что данный кошелёк не принадлежит ей, по внезапно возникшему умыслу на хищение чужого имущества, вернулась к стойке кассы, взяла кошелёк и ушла. Часть похищенных денег потратила на свои нужды, а кошелёк был изъят у Тихоновой З.И. сотрудником милиции. Изучив обстоятельства дела, суд согласился с ходатайством прокурора и переквалифицировал действия Тихоновой З.И. с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ, так как Тихонова З.И. совершила хищение чужого имущества путём обмана.

От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения ( ст. 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.

При решении вопроса, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 165 УК РФ, необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, т.е. неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

В случаях, если обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном).

Мегино-Кангаласский районный суд рассмотрел уголовное дело в отношении Маркова Н.В. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ. Судом установлено, что Марков Н.В. в течение нескольких дней распивал спиртные напитки, в ходе чего потерял сотовый телефон и истратил денежные средства на сумму 800 рублей. В целях возмещения указанной растраты, из корыстных побуждений решил совершить хищение денежных средств путем обмана и позвонил С.Д.Н. – матери С.Л.А., с которой накануне распивал спиртные напитки. Представившись сотрудником милиции, пояснил, что её дочь С.Л.А. совершила кражу сотового телефона и денег, принадлежащие Маркову Н.В., и что ущерб составляет 3500 рублей, а также сообщил, что в случае не возмещения ущерба Маркову, её дочь будет заключена под стражу. Повторно позвонив через 15 минут, он потребовал подготовить деньги, на такси подъехал к месту работы С.Д.Н., и, представившись следователем Сидоровым, показал свой военный билет в качестве удостоверения сотрудника милиции, тем самым ввел в заблуждение С.Д. и получил 3500 рублей, которые растратил. Таким образом, суд правильно пришёл к выводу о наличии в действиях Маркова Н.В. состава мошенничества, так как в его действиях усматривается умысел на хищение чужих денежных средств путём обмана.

Мошенничество, т.е. хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц, и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Приговором Нерюнгринского городского суда РС (Я) от 14 мая 2010 года Бондаренко О.А. признана виновной в том, что, узнав от знакомой П. о изъятии водительского удостоверения за нарушение Правил дорожного движения у потерпевшего З., и достоверно зная, что материалы об административном правонарушении в дальнейшем будут переданы мировому судье, обладая активностью, общительностью, коммуникабельностью и умени6ем располагать к себе людей, а также, обладая познаниями в области юриспруденции и судопроизводства, преследуя цель извлечения материальной выгоды и личного обогащения, используя сложившиеся доверительные отношения с П., действуя с целью хищения чужого имущества, умышленно из корыстных побуждений, предложила П. оказать помощь для З. за денежное вознаграждение в размере 10 000 рублей, введя её в заблуждение относительно наличия у неё возможности решить вопрос в суде о не лишении З. права управления транспортным средством и о возврате ему водительского удостоверения, не имея при этом реального намерения выполнять взятые на себя обещания, злоупотребления доверием, как средством получения денежных средств от З. через посредника П..

П., не зная об истинных намерения Бондаренко О.А. и полностью доверяя ей, получив от З. деньги в сумме 10.000 рублей, 23 апреля 2009 года передала их Бондаренко О.А.. Затем Бондаренко О.А. сообщила П., что для успешного разрешения дела необходимо еще 10 000 рублей, которые П. передала Бондаренко О.А.. Полученные денежные средства в общей сумме 20 000 рублей Бондаренко О.А. похитила, обратив в свою собственность, распорядившись ими по своему усмотрению, причинив тем самым З. значительный материальный ущерб.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным: с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенным в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

Квалифицирующими признаками являются причинение значительного ущерба гражданину и совершение группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 159 УК РФ), а также совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

В соответствии с частью 2 статьи 35 УК РФ мошенничество, присвоение или растрата считаются совершенными группой лиц по предварительному сговору при условии, что в этих преступлениях участвовали два и более лица, заранее договорившиеся о совместном их совершении.

При рассмотрении дел об указанных преступлениях, совершенных двумя и более лицами, суду надлежит выяснить, какие конкретно действия, непосредственно направленные на исполнение объективной стороны этих преступлений, выполнял каждый из соучастников.

Олёкминский районный суд 03 ноября 2010 года признал виновными Добрынина Е.А. и несовершеннолетнего Попова В.И. в совершении мошенничества группой лиц по предварительному сговору, за то, что 22 мая 2010 года по предварительному сговору между собой в магазине, принадлежащем индивидуальному предпринимателю Х., из корыстных побуждений, умышленно расплатившись сувенирной купюрой с изображением 5000 рублей, не являющимися денежным средством, то есть путём обмана, приобрели 6 бутылок пива, 6 пачки сигарет, 4 зажигалки, колбасу, сок, два пакета, всего товара на общую сумму 1750 рублей, получив сдачу в сумме 3250 рублей денежными купюрами, причинил Х. ущерб на сумму 5000 рублей. В ходе судебного заседания установлено, что перед совершением преступления, находясь в квартире одного из подсудимых, Попов предложил, а Добрынин согласился попробовать купить в магазине пиво и расплатиться сувенирной купюрой с надписью «Билет банка приколов 5000 рублей». Около 2 часов ночи, проходя мимо магазина потерпевшего, увидели, что ночью там продажу осуществляют через окошко в двери, подошли к магазину и осуществили свой замысел. Продавец приняв купюру за настоящую, подала им продукты и сигареты, дала сдачу. Суд проанализировал и оценил исследованные в судебном заседании доказательства, квалифицировал действия Добрынина Е.А. и Попова В.И. по ч. 2 ст. 159 УК РФ так как, подсудимые умышленно, группой лиц по предварительному сговору, введя в заблуждение продавца, из корыстных побуждений использовали сувенирную купюру в качестве средства платежа, чем причинили материальный ущерб потерпевшему.

Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества ( часть 3 статьи 159 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

27 января 2011 года Мирнинский районный суд рассмотрел уголовное дело в отношении Михайловой М.А. и Чебан Т.Н. Судом установлено следующее: Михайлова М.А., Чебан Т.Н., являясь должностными лицами, работая в ПТУ № 30 в п. Айхал Мирнинского района РС (Я) соответственно директором, главным бухгалтером, с использованием своего служебного положения, в соответствии с должностными инструкциями наделенные полномочиями осуществлять организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, в указанный выше период умышленно, из корыстных побуждений с целью хищения чужого имущества — денег, руководствуясь единым умыслом, злоупотребляя доверием, путем обмана и подачи в вышестоящую организацию — Министерство науки и профобразования РС (Я), искаженных данных о количестве работников и учащихся ПТУ, утверждая платежные ведомости с внесенными искаженными данными, изготовленные Чебан Т.Н., а также в табеля учета рабочего времени для начисления заработной платы, которые утверждались директором ПТУ Михайловой М.А. и главным бухгалтером Чебан Т.Н., зная, что Д. В.А. не работает в качестве электрика, К.В.С. — в качестве уборщицы, Б. Е.Б. — в качестве разнорабочего, Д.А.Б. и О. Д.В. — в качестве сторожей, Михайлова М.А. утверждала табели учета рабочего времени с внесенными в них заведомо ложными сведениями, а также совместно с Чебан Т.Н. утверждала платежные ведомости на получение заработных плат, которые составлялись Чебан Т.Н.. А также, зная о том, что учащиеся ПТУ М.Е.А., Б.Т.В., К.Н.Ю., Г.Р.И., Г. П.В., С. Е.А., Г.А.И., Г. А.Г., П. Е.А., Ф.Г.С. не посещают занятия и не обучаются, Михайлова М.А. утверждала табеля учета посещаемости учащихся с внесенными в них с ее согласия заведомо ложных сведений и вместе с Чебан Т.Н., на основании этих табелей, утверждали платежные ведомости с внесенными в них ложными сведениями.

В результате грубых нарушений законодательства Российской Федерации и требований нормативных правовых актов, небрежного и недобросовестного отношения к своим обязанностям Михайловой М.А. и Чебан Т.Н. Министерству науки и профессионального образования Республики Саха (Якутия) причинен материальный ущерб на общую сумму — 136523,67 руб.

Преступление, совершенное Михайловой М.А. и Чебан Т.Н., является оконченным, так как с момента получения денежных средств последние получили реальную возможность пользоваться и распорядиться денежными средствами, что последние и делали, что подтверждается показаниями свидетелей. Последние не собирались выплачивать стипендии учащимся.

Михайлова М.И. и Чебан Т.Н., совершая мошенничество, использовали свое служебное положение, а именно являлись должностными лицами, в обязанности которых входили служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РС (Я) 31 марта 2011 года рассмотрела кассационную жалобу на приговор Мирнинского суда и оснований для его отмены или изменения не установила.

Самые опасные виды мошенничества предусмотрены в ч. 4 ст. 159 УК РФ. Они характеризуются совершением данного преступления организованной группой , а равно в особо крупном размере.

Эти признаки имеют то же содержание, что и при краже.

Кассационная практика Верховного Суда Республики Саха (Якутия) по уголовным делам о мошенничестве.

В 2010 году в кассационном порядке обжалованы 32 судебных акта по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 159 УК РФ. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РС (Я) в отношении 6 лиц отменены обвинительные приговоры с направлением дел на новое судебное рассмотрение; изменены приговоры в отношении 3 лиц без изменения квалификации со снижением наказания; отменён 1 оправдательный приговор в отношении 1 лица, в отношении 6 лиц отменены постановления судов о возвращении дела прокурору.

В первом полугодии 2011 года в кассационную инстанцию обжаловано 25 судебных актов. Судебной коллегией с направлением дела на новое рассмотрение отменены обвинительные приговоры в отношении 3 лиц, в том числе в отношении 1 лица виду мягкости назначенного наказания. Изменены с изменением квалификации и со снижением наказания обвинительные приговоры в отношении 4 лиц, в отношении 1 лица обвинительный приговор изменен без изменения квалификации со снижением наказания. В отношении 2 лиц отменены оправдательные приговоры. Также отменено 1 постановление о возврате дела прокурору.

Нарушение уголовно-процессуального закона.

14 октября 2010 года Томпонский районный суд РС (Я) оправдал Колодезникова А.А. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в крупном размере, на основании ст. 302 ч. 2 п. 3 УПК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам отменила указанный приговор в связи с отсутствием объективных доказательств, кроме показаний подсудимого, подтверждающих указанные в приговоре факты. Кроме этого судом нарушены требования п. 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ о необходимости изложения в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора мотивов, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения, не обосновав, почему в основу приговора положены показания Колодезникова А.А., данные им в ходе судебного заседания. Возникшие противоречия суд не устранил, так как в приговоре привел показания свидетелей обвинения, опровергающих показания подсудимого.

Статьей 302 ч. 2 УПК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований постановления оправдательного приговора: не установлено событие преступления; подсудимый не причастен к совершению преступления; в деянии подсудимого отсутствует состав преступления, в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт. При этом каждое из оснований является самостоятельным. Однако суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что причастность Колодезникова А.А. к совершению инкриминируемого ему деяния не установлена, в резолютивной же части приговора суд оправдал Колодезникова А.А. на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления, что является противоречием.

Кроме этого, судебная коллегия отметила, что в вводной части приговора отсутствуют сведения о представителе потерпевшего К.Н.Н., тогда как согласно протоколу судебного заседания данный представитель участвовал в судебном заседании, во время судебного разбирательства суд не разъяснил права и ответственность представителю потерпевшего М.Т.В. и не принял решение о допуске данного представителя.

Ходатайство государственного обвинителя о внесении представления в отношении защитника за ее некорректное поведение в суде, которое подтверждается протоколом судебного заседания, суд оставил без разрешения.

В приговоре суд изложил показания свидетелей П.А.А., О.А.Ф., К.А.Я., М.С.Д., которые они давали в ходе предварительного следствия, а не в ходе судебного разбирательства, так как показания указанных свидетелей, изложенные в приговоре по своему содержанию полностью совпадают с показаниями, отраженными в обвинительном заключении. Данное обстоятельство противоречит требования закона, так как ссылка в приговоре на показания свидетелей, данные при производстве предварительного следствия, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 276, 281 УПК РФ.

10 августа 2010 года отменен оправдательный приговор Якутского городского суда от 21 июня 2010 года в отношении Гвоздовской М.Ч. и Фоминой А.С. . Судебная коллегия отменяя приговор указала, что суд первой инстанции, не проверив представленные сторонами доказательства по настоящему уголовному делу путём сопоставления их с другими доказательствами, и, не оценив их с точки зрения достоверности и достаточности, положил в основу оправдательного приговора лишь показания подсудимой Фоминой, обосновывая вывод о непричастности последней к хищению отсутствием прямых свидетельских показаний о её сговоре с Гвоздовской и Паршиковым, незаконном трудоустройстве Саенко и присвоении начисленных ему денежных выплат.

Суд первой инстанции в приговоре не учел и не дал оценки доказательствам, подтверждающие виновность Гвоздовской в хищении денежных средств.

Исходя из требований п. 3 ч.1 ст.305 УПК РФ, в оправдательном приговоре приводятся основания оправдания подсудимого и анализируются доказательства, обосновывающие вывод суда о невиновности подсудимого, приводятся мотивы, по которым суд отверг доказательства, положенные в основу обвинения.

Эти требования закона судом не соблюдены, а показания обвиняемой Фоминой, которые суд положил в основу оправдательного приговора, не подтверждены совокупностью других доказательств и не согласуются с ними.

Приговор Нерюнгринского городского суда в отношении Цой С.В., осуждённого 17 декабря 2009 года по ст.159 ч.4 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст.159 ч.3 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, по ст.330 ч.1 УК РФ к штрафу 10000 рублей, с применением ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к 5 годам 1 месяцу лишения свободы со штрафом 10000 рублей, на основании ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору от 05 июля 2007 года отменено и на основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения не отбытого наказания в виде 2 месяцев лишения свободы окончательно к 5 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, отменен кассационным определением от 02 марта 2010 года. В своём определении судебная коллегия по уголовным делам указала, что при описании преступных деяний по преступлениям, предусмотренным ст.159 ч.4 и ст.159 ч.3 УК РФ приговор носит обвинительный характер, а при описании преступлений, предусмотренных ст.159 ч.2 и ст.327 ч.2 УК РФ приговор носит оправдательный характер. Как видно из протокола судебного заседания судом были исследованы заключения почерковедческой экспертизы: № 25,26 от 29 января 2009 года, № 364 от 24 июля 2009 года, № 482 от 14 октября 2009 года и № 506 от 07 ноября 2009 года.

Однако суд, как видно из приговора, при наличии указанных экспертиз, оценил заключения лишь двух экспертиз — № 25,26 от 29 января 2009 года и № 506 от 07 ноября 2009 года.

Суд, как на одно из доказательств виновности Цой С.В., в приговоре ссылается на решение Арбитражного суда РС (Я) от 06 февраля 2009 года, при этом указывает, что оно вступило в законную силу.

Вместе с тем, как видно из материалов уголовного дела, имеется решение апелляционного суда Читинской области от 04 мая 2009 года об отмене указанного решения.

Суд же, в нарушение ст.88 ч.1 УПК РФ, анализ и оценку указанных доказательств в приговоре не осуществил, и мотивы, по которым одни доказательства были приняты, а другие отвергнуты судом, не привел. Таким образом, в приговоре не приведены фактические обстоятельства, признанные доказанными и имеющие существенное значение для юридической оценки действий подсудимого.

15 июня 2010 года отменен приговор Алданского районного суда РС (Я) от 27 апреля 2010 года в отношении Парамонова В.В., осуждённого по ст. 159 ч.3 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, условно с испытательным сроком 3 года. Взыскано с осужденного в пользу Парамоновой А.Т.К. материальный ущерб 150000 рублей, расходы на оплату услуг представителя 22000 рублей.

Судебная коллегия указала следующее: в обоснование виновности Парамонова В.В. в мошенничестве с использованием служебного положения, в приговоре приведена ссылка, в частности, на показания потерпевшей Парамоновой А.Т.К., договор о полной материальной ответственности, заключенный между Парамоновым В.В. и Парамоновой А.Т.К..

Анализируя перечисленные доказательства в совокупности с другими исследованными судом доказательствами, суд вину Парамонова В.В. в совершении мошенничества посчитал доказанной.

Так, признавая Парамонова В.В. виновным в мошенничестве с использованием служебного положения, суд в обоснование своих выводов ссылается на то, что Парамонов В.В., будучи главным бухгалтером ИП Парамоновой А.Т.К., изготовил заведомо подложный документ – платежное поручение, которое представил в АБ «Алданзолотобанк» и, в дальнейшем, произвел снятие со сберкарты денежные средства, с расчетного счета ИП Парамоновой А.Т.К.

В обоснование наличия трудовых отношений между Парамоновым В.В. и Пармоновой А.Т.К. суд ссылается на заключенный ими договор о полной материальной ответственности, согласно которому в обязанности Парамонова В.В. входит, в частности, вести учет, составлять и представлять в установленном порядке товарно-денежные и другие отчеты о движении и остатках вверенных ему материальных ценностей (денежных средств).

В связи с чем, из исследованных судов доказательств фактически следует, что похищенное имущество находилось в правомерном ведении Парамонова В.В., который в силу служебного положения, договора осуществлял полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию в отношении чужого имущества.

Вместе с тем, судом не проверены надлежащим образом показания Парамонова В.В. о том, что трудовой договор им не был подписан, он ему не представлялся. Также не дана оценка тому, что в ведомости о выдаче Парамонову В.В. заработной платы имеются только подписи Парамоновой А.Т.К., подписей Парамонова В.В. о получении заработной платы нет. Эти доказательства надлежащей оценки суда не получили, то есть суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы.

Приговор Якутского городского суда от 04 мая 2010 года в отношении Гуляева Т.В. осужденного по 3 преступлениям, предусмотренным ст. 159 ч.3 УК РФ и 2 преступлениям, предусмотренным ст. 159 ч.2 УК РФ. На основании ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказания окончательно назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима отменён 06 июля 2010 года. Основанием для отмены послужили следующие обстоятельства:

Как установлено из материалов дела уголовные дела по фактам мошенничества в отношении Н.Л.А., Е.И.И., Т.И.И. и Ч.В.Х. возбуждены лишь 14 декабря 2009 года, однако постановления о признании их потерпевшими по делу вынесены раньше – в отношении Н.Л.А. постановление о признании ее потерпевшей вынесено 03 августа 2009 года, допрос произведен 3 сентября 2009 года; Ч.В.Х. был допрошен в качестве потерпевшего 07 декабря 2009 года; 10 декабря 2009 года был признан потерпевшим и допрошен Т.И.И.; 12 декабря признан потерпевшим и допрошен Е.И.И. По факту мошеннических действий в отношении С.В.В. постановление о возбуждении уголовного дела в материалах дела отсутствует.

Кроме того, в материалах дела имеются решения суда о взыскании с Гуляева Т.В. материального ущерба в пользу Е.И.И., Т.И.И.. Данные решения суда вступили в законную силу, что влечет за собой наличие между вышеуказанными лицами гражданско-правовых отношений.

Неправильное применение уголовного закона

Приговор Якутского городского суда от 25 августа 2010 года в отношении Ложкина А.В. отменен в связи с нарушением уголовного закона допущенным судом при назначении окончательного наказания. В отношении Ложкина А.В. 04.08.2010г. Ленским районным судом РС (Я) был вынесен обвинительный приговор, который на момент рассмотрения 25 августа 2010 года уголовного дела по ст. 159 ч. 1, ст. 159 ч. 2 УК РФ не вступил в законную силу в связи с тем, что находился на стадии кассационного рассмотрения. Преступления, за которые Ложкин А.В. осужден Ленским районным судом имели место до совершения преступлений, за которые он осужден 25 августа 2010 года, то есть при назначении окончательного наказания должны быть применены положения, предусмотренные ч. 5 ст. 69 УК РФ. Данное обстоятельство не может быть разрешено судом в порядке исполнения приговора в соответствии с п. 10 ст. 397 УПК РФ, так как данная норма уголовно-процессуального закона может быть применена только в части применения ст. 70 УК РФ, а не ч. 5 ст. 69 УК РФ.

11 февраля 2010 года Судебная коллегия, рассмотрев кассационное представление, отменила приговор Мирнинского районного суда от 03 декабря 2009 года в отношении Бугаева А.Е., осуждённого по ч. 2 ст. 159 УК РФ и ч. 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Основанием для отмены явилось существенное нарушение норм статьи 69 УК РФ, так как Бугаев ранее был судим 5 раз, приговор от 15 октября 2007 года исполняется самостоятельно. Однако при назначении окончательного наказания в приговоре от 03 декабря 2009 года судом повторно учтено наказание, определенное приговором от 22 ноября 2005 года, которое зачтено в наказание по приговору от 15 октября 2007 года.

Кузнецов В.А. 15 декабря 2010 года осуждён Якутским городским судом по — ч. 1 ст. 159 УК РФ (7 эпизодов) к 8 месяцам лишения свободы за каждый эпизод; ч. 2 ст. 159 УК РФ (2 эпизода) к 2 годам лишения свободы, без ограничения свободы за каждый эпизод; ч.3 ст. 30 — ч. 1 ст. 159 УК РФ — к 7 месяцам лишения свободы; ч.3 ст. 30- ч.2 ст. 159 УК РФ — к 1 году 8 месяцам лишения свободы без ограничения свободы. На основании ст. 69 ч.2 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы. На основании ст.73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 4 (четыре) года с возложением обязанностей.

10 февраля 2011 года Судебная коллегия по уголовным делам отменила указанный приговор по следующим основаниям: приговор постановлен судом в особом порядке. Как видно из приговора, суд пришел к выводу о необходимости переквалифицировать действия Кузнецова В.А. по 3, 4 и 9 эпизодам преступлений.

Принятое решение суд обосновал тем, что преступления по данным эпизодам были окончены и в материалах дела отсутствует указание на то, что Кузнецов В.А. продолжил преступные действия по данным эпизодам и не смог их довести до конца.

Согласно обвинительному заключению, по 3, 4 и 9 эпизодам преступлений Кузнецов В.А. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 30- ч.2 ст. 159 УК РФ, то есть в покушении на мошенничество, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, не доведенными до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Однако по 3 эпизоду обвинения Кузнецовым В.А. у потерпевшего Абдужаббарова А.А. похищено 500 рублей, по 4 эпизоду обвинения у потерпевшего Атабалаева М.М. похищено 200 рублей, по 9 эпизоду обвинения у потерпевшего Бокошева К.А. похищены 1000 рублей.

Таким образом, квалифицировав действия Кузнецова В.А. по указанным эпизодам обвинения по ч.1 ст.159 УК РФ суд фактически установил в его действиях отсутствие состава уголовно-наказуемого деяния, поскольку в соответствии с примечанием к ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции Федерального закона N 74-ФЗ от 16 мая 2008 года) хищение чужого имущества признается мелким (следовательно, не влечет за собой уголовной ответственности), если стоимость похищенного не превышает 1.000 рублей.

Указанное положение закона судом не было принято во внимание.

Приговор от 25 февраля 2011 года постановленный в отношении Крючковой А.П., осуждённой по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, без ограничения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком на 2 года, с возложением определенных обязанностей, отменен в связи с несправедливостью приговора в виду мягкости назначенного судом наказания, не соответствующего тяжести совершенного преступления.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Приговор Якутского городского суда от 5 марта 2011 года в отношении Жестоковой Л.А., оправданной в части обвинения по ч. 3 ст. 30 – ч. 4 ст. 159 УК РФ и Сташковой А.В. оправданной по предъявленному обвинению по ч.3 ст.30- ч.4 ст.159, ч.2 ст. 309 УК РФ отменен 28 апреля 2011 года, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам и нарушением уголовно-процессуального закона. В приговоре, в обоснование выводов о виновности Жестоковой и оправдании Жестоковой и Сташковой, приводится большое количество доказательств, которые как в части обвинения, так и в части оправдания имеют одну и ту же оценку, их содержание и анализ фактически не раскрыты. Указанное свидетельствует о недостаточности исследования доказательств, неполной обоснованности, мотивированности приговора. Вопреки выводам суда, объективная сторона обмана включает не только действия, но и бездействие, т.е. умолчание об обстоятельствах, которые имеют значение для принятия материально ответственного решения, поскольку определение обмана понимается как сознательное сокрытие или искажение фактов.

В связи с чем, необоснованно утверждение суда о том, что подсудимые не обманули ОАО «Алданзолото» ГРК и не вводили его в заблуждение относительно подлинности договора уступки права требования в целях завладения имуществом последнего, так как данный договор не был утвержден в связи с обращением должника с апелляционной жалобой на первое решение суда от 26 августа 2008 г ., то, что ОАО ГРК «Алданзолото» само перечислило эту сумму, следовательно, не знать об этом оно не могло, а также направление подсудимыми заявления о признании «Алданзолото» банкротом в апреле 2009 г .

Изменение судебных актов

Приговор Ленского районного суда от 26 февраля 2010 года в отношении Шмакова В.Ю. и Черкасова О.Ю. изменен в связи с неверным определением квалифицирующего признака – совершение преступления организованной группой и декриминализацией деяния. Приговором суда Шмаков В.Ю. и Черкасова О.Ю. признаны виновными и осуждены за мошенничество, т.е. за приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием служебного положения. Также они осуждены за два эпизода растраты, совершенные с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере. Кроме, того за злоупотребление полномочиями, то есть за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя повлекшее причинение существенного вреда правам и законным интересам организации, повлекшие тяжкие последствия по двум эпизодам. Также, они осуждены за легализацию организованной группой, с использованием своего служебного положения, денежных средств добытых в результате преступления в крупном размере (по договорам займа, по договору аренды причала и контейнерных площадок с ООО «Сибвнештранс»). Кроме того, они осуждены за легализацию денежных средств добытых в результате преступления в крупном размере организованной группой (по договору о долевом участии с ООО «Связьгражданстрой»). Они же, осуждены за уклонение от уплаты налога на прибыль по предварительному сговору группой лиц. Шмаков также осужден за незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо-крупном размере; за злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия с ООО «Саханевтранс»; за сокрытие денежных средств организации за счет которых в порядке, предусмотренным законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное руководителем организации, выполняющим управленческие функции в этой организации в особо крупном размере.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РС (Я) в своём определении 08 июня 2010 года указала на следующее: Федеральным законом от 07 апреля 2010 года № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» в примечание к ст. 169 и ст. 174 УК РФ были внесены изменения в исчисление крупного и особо-крупного размера ущерба. деяние, за совершение которого был осужден Шмаков В.Ю. по ст. 171 ч.2 п. «б» УК РФ и Шмаков В.Ю. и Черкасова О.Ю. по двум эпизодам по ст. 174 ч.4 УК РФ, законодателем декриминализировано, в связи с этим в этой части уголовное дело прекращено.

Суд первой инстанции также необоснованно признал, что преступления совершены Шмаковым В.Ю. и Черкасовой О.Ю. в составе организованной группой. Согласно ст. 35 ч. 3 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Для признания совершения преступлений организованной группой необходимо установить ее устойчивость и предварительную объединенность.

Под устойчивостью группы понимается наличие постоянных связей между ее членами и деятельность по подготовке и совершению преступлений.

Как установлено судом первой инстанции в приговоре, Шмаков и Черкасова совершили ряд преступлений. При этом, суд указал, что Шмаков В.Ю., являясь генеральным директором ОАО СК «Алроса-Лена» вовлек Черкасову О.Ю., занимающую должность главного бухгалтером на указанном предприятии, в преступную группу, с целью совершения преступлений, обеспечивал сплоченность и устойчивость группы, для достижения преступных целей и распределил роли.

Однако, как видно из материалов дела Черкасова О.Ю. была принята на должность главного бухгалтера ОАО СК «Алроса-Лена» 21 августа 2000 года, а Шмаков В.Ю. был назначен на должность по истечении месяца, лишь 20 сентября 2000 года. Суду также не были представлены доказательства о том, что совершенные преступления планировались последними, отсутствует также наличие детального согласованного плана их действий.

При таких обстоятельствах в их действиях отсутствуют такие признаки организованной группы, как устойчивость и организованность, поэтому квалифицирующий признак, указанный в приговоре за преступления, предусмотренные ст. 159 ч.4 УК РФ, 160 ч.4 УК РФ — совершение преступлений «организованной группой» подлежит исключению. Вместе с тем, в действиях Шмакова В.Ю. и Черкасовой О.Ю. усматривается совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору, поскольку Шмаков и Черкасова заранее договаривались о совершении ими преступлений до начала их совершения, у них был умысел, направленный на получение выгоды.

В связи с исключением признака «организованной группы» и наличия признака «группой лиц по предварительному сговору», действия Шмакова В.Ю. и Черкасовой О.Ю. о растрате денежных средств в сумме 4 854 рубля 30 коп. за регистрацию судна МП-2574 переквалифицированны на ст. 160 ч.2 УК РФ, совершение растраты, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному совершенное группой лиц по предварительному сговору. Также переквалифицированы действия Черкасовой и Шмакова по ст. 174.1 ч.4 УК РФ, на ч.2 п. «а» ст. 174.1 УК РФ легализация, то есть совершение финансовых операций и других сделок с имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления в крупном размере, совершённое группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения. Из осуждения по ст. 160 ч.4 УК РФ (по договору аренды теплохода «Заря») подлежит исключению признак «организованной группы».

В связи с исключением признака «совершение преступления организованной группой» также изменен приговор Якутского городского суда от 10 июня 2008 года в отношении Синявина А.Ю. и Коновалова Н.И.. Приговором суда Синявин А.Ю . признан виновным и осуждён по 7 преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 327 УК РФ, то есть в совершении подделки официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, по 18 преступлениям, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершённое организованной группой, а также по ч. 3 ст. 30 — ч.4 ст. 159 УК РФ, в покушении на мошенничество, то есть действия непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой.

Коновалов Н.И. признан виновным и осуждён по 2 преступлениям, предусмотренным ч.1 ст.327 УК РФ, то есть в совершении подделки официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, по 10 преступлениям, предусмотренным ч.4 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершённое организованной группой, по ч. 3 ст. 30 — ч.4 ст. 159 УК РФ, как покушение на мошенничество, то есть действия непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана, совершённое организованной группой.

Этим же приговором за совершение мошенничества осуждены Богданова В.В., Елунина А.Г., Салай С.Р.

Судом установлено, что по эпизодам мошенничества, совершенного Синявиным А.Ю. организованной группой 30 марта, 31 марта и 1 апреля 2005 года участвовала Богданова В.В. и другое лицо, то есть Иванов А.Э., которые обманным путем, похитили из магазинов г. Якутска бытовую и аудио-видео технику с оформлением товарного кредита.

Основанием для изменения приговора явилось следующее: из представленных материалов уголовного дела, усматривается, что приговором Якутского городского суда РС (Я) от 18 января 2006 года по указанным эпизодам Богданова В.В. была осуждена по ч. 2 ст. 159 УК РФ, а приговором Якутского городского суда РС (Я) от 28 апреля 2006 года Иванов А.Э. по двум эпизодам осуждён по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

В соответствии со ст. 90 УПК РФ если в приговоре, состоявшемся по первому уголовному делу, были сделаны выводы, предрешающие виновность лиц, не участвовавших в его рассмотрении, то суд, рассматривающий дело уже в отношении этих лиц, не вправе признавать их виновными на основании ранее состоявшегося приговора, даже если он не вызывает у него сомнений. Он должен исследовать доказательства виновности указанных лиц, представленные обвинением в данном уголовном деле.

В связи с вышеизложенным из квалификации действий Синявина А.Ю. по 6 вышеуказанным эпизодам, исключен квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой», а действия Синявина А.Ю. переквалифицированы с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 5 ст. 33 – ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Также приговором суда Синявин А.Ю. признан виновным в совершении подделки иного официального документа, представляющего права, в целях его использования, совершенные с марта по 16 октября 2005 года.

В соответствии с ч.2 ст.15 УК РФ преступление, предусмотренное ч.1 ст.327 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести.

Согласно положениям п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу.

При таких обстоятельствах, сроки давности по ч.1 ст.327 УК РФ истекли соответственно 16 октября 2007 года. Данных о том, что Синявин А.Ю. уклонялся от следствия и суда, в материалах дела не имеется, течение срока давности привлечения его к уголовной ответственности не приостанавливалось.

Коновалов Н.И. осужден за совершении подделки иного официального документа, представляющего права, в целях его использования, совершённые 26 июля и 14 сентября 2005 года.

Сроки давности по ч.1 ст.327 УК РФ истекли 26 июля и 14 сентября 2007 года. От следствия и суда Коновалов Н.И. не уклонялся, течение срока давности привлечения его к уголовной ответственности не приостанавливалось.

Следовательно, суду следовало освободить Синявина А.Ю. и Коновалова Н.И. от наказания по ч.1 ст.327 УК РФ на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности .

В связи с внесенными в приговор изменениями срок назначенного судом наказания снижен.

Основанием для изменения приговора Нерюнгринского городского суда РС (Я) от 06 апреля 2011 года в отношении Умышева А.В. и Степанова В.А. послужило внесение изменений в уголовный закон. В период времени с 01 по 31 марта 2010 года, находящиеся в Федеральном бюджетном учреждении ИК №3 ГУФСИН России по Новосибирской области (ФБУ ИК-3), расположенном в г. Новосибирске по ул. Звездная, д.34, Умышев А.В. и Степанов В.А., отбывающие наказание по приговорам суда от 27 февраля 2006 года и от 13 августа 2008 года соответственно, действуя в составе организованной преступной группы вместе с лицом, проживавшим на территории г. Нерюнгри РС (Я) в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи со смертью, с целью хищения путем обмана, из корыстных побуждений, осуществляли с мобильных телефонов звонки на стационарные телефоны, установленные на квартирах г. Нерюнгри РС (Я), и сообщали проживающим в них ранее незнакомым им женщинам заведомо ложные сведения о совершении их сыновьями или внуками дорожно – транспортного происшествия, и возможности урегулировать данный вопрос за денежную компенсацию, в результате чего похищали принадлежащие потерпевшим денежные средства, причиняя значительный ущерб, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда. Судебная коллегия, рассмотрев кассационные жалобы осуждённых и адвоката, пришла к выводу о том, что судом ограничения прав и интересов участников уголовного судопроизводства, нарушений уголовно-процессуального закона не допущено, квалификация действий произведена верно, обстоятельства смягчающие и отягчающие ответственность определены и учтены в полной мере. Вместе с тем, в связи с внесением Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации изменений, согласно которым установленный низший предел от пяти лет исключен, что улучшает положения осужденных, действия Умышева А.В и Степанова В.А. и квалифицированные по ч.4 ст.159 УК РФ в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ, подлежат переквалификации на ч.4 ст.159 УК РФ в ее новой редакции. Соответственно подлежит смягчению назначенное за данные преступления наказание.

Основаниями для изменения приговоров без изменения квалификации со снижением наказания является несправедливость назначенного наказания.

Так, Нерюнгринским городским судом 18 декабря 2009 года Павлюк (Кузнецова) Н.Ю. признана виновной и осуждена за совершение шести преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 3 УК РФ — за мошенничество, т.е. за хищение чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Она же признана виновной и осуждена за совершение двух преступлений, предусмотренных ст. 160 ч. 1 УК РФ — за растрату, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, с назначением наказания по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 160 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 160 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

02 марта 2010 года рассмотрев кассационную жалобу осуждённой и её адвоката, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для отмены приговора. Вместе с тем, указала, что н азначая наказание, суд учел характер совершенных подсудимой преступлений, степень их общественной опасности, данные о личности виновной, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи. Также учтены положительные характеристики Павлюк (Кузнецовой) Н.Ю. с места жительства и работы, и то, что она ранее не судима. Обстоятельствами смягчающими наказание суд посчитал наличие двух несовершеннолетних, добровольное возмещение ущерба. Обстоятельств отягчающих наказание суд по делу не усмотрел.

Однако судом совокупность смягчающих обстоятельств не учтена в достаточной мере.

Так из протокола судебного заседания видно, что представитель потерпевшего А. М.Н. просила не лишать свободы подсудимую Павлюк (Кузнецову) Н.Ю., представитель гражданского истца потерпевшего О.Р.В. свое мнение по мере наказания оставил на усмотрение суда.

Также в суд кассационной инстанции представлена квитанция о возмещении имущественного ущерба в размере 74 614 рублей 51 коп., что подтверждается квитанцией от 3 февраля 2010 года.

С учётом изложенного судебная коллегия применила ст. 73 УК РФ, наказание в виде 3 лет лишения свободы признано условным с испытательным сроком на 3 года и возложением дополнительных обязанностей.

По такой же причине изменен со снижением наказания без изменения квалификации приговор Якутского городского суда от 23 апреля 2010 года в отношении Салыгина Г.А..

Приговор Якутского городского суда РС (Я) от 31 марта 2011 года в отношении Журавлёва С.А., осужденного за мошенничество, то есть за хищение чужого имущества путём обмана (1 эпизод), за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана, совершённое в крупном размере (2 эпизод), за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана, совершённое группой лиц по предварительному сговору в крупном размере (3, 4 эпизод), за покушение на мошенничество, то есть умышленные действия лица, направленные на хищение чужого имущества путём обмана, совершённые группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, не доведенные до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, изменен в связи с тем, что суд назначил в отношении подсудимого Журавлёва С.А. наказание по ч.1 ст.159 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы с указанием дополнительных видов наказания – «без штрафа и ограничения свободы». В редакции уголовного закона, инкриминируемого ему преступления, санкция ч.1 ст.159 УК РФ предусматривает лишение свободы до 2 лет и не предусматривает дополнительные виды наказания – штраф и ограничение свободы.

В соответствии с законом наказание в приговоре во всех случаях должно быть назначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало сомнений относительно вида и размера наказания.

Приговор изменен, назначение наказание по ч. 1 ст. 159 УК РФ снижено, соответственно снижен размер наказания, назначенного по совокупности преступлений.

23 сентября 2010 года Якутским городском судом за совершение ряда мошеннических действий осуждены Денисов И.К. Мухомедзянов Р.Р. Гаврилов В.А.. 09 ноября 2010 года приговор изменен в части наказания, назначенного Гаврилову В.А.. Основанием послужило следующее: мотивируя назначение наказания Гаврилову В.А. в виде лишения свободы с его реальным отбыванием, сослался на то, что личность Гаврилова В.А. представляет опасность для общества, так как он ранее был судим за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, что является недопустимым, поскольку судимость по данному преступлению погашена в установленном законом порядке. При этом суд как смягчающее обстоятельство учёл погашение судимости, положительные характеристики. Судебная коллегия, с учётом совершения Гавриловым В.А. преступления средней тяжести, а также покушения на совершение преступления средней тяжести, учитывая совокупность смягчающих обстоятельств, указанных в приговоре, назначенное осужденному наказание признала условным с назначением ему испытательного срока и возложением определенных обязанностей.

Изучение судебной практики рассмотрения уголовных дел о мошенничестве показало, что суды в целом правильно применяют Закон . Вместе с тем судебная коллегия отмечает, что в деятельности ряда судов имеются существенные недостатки и упущения при определении квалифицирующих признаков и при применении мер наказания. Также судебная коллегия отмечает наличие ошибок при рассмотрении судами вопросов об избрании или продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, в отношении лиц, совершивших преступления в сфере экономической деятельности.

Федеральным законом от 29.12.2009 N 383-ФЗ внесена дополнительно часть 1.1 в ст. 108 УПК РФ, посвященную вопросам заключения под стражу. Федеральным закон ом от 07.04.2010 N 60-ФЗ внесены изменения, согласно которым заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 , 160 , 165 , если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171 — 174 , 174.1 , 176 — 178 , 180 — 183 , 185 — 185.4 , 190 — 199.2 УК РФ (всего более 30 статей), при отсутствии следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Однако, как показывает практика, с момента вступления в силу указанных изменений судами Республики Саха (Якутия) были допущены настоящие требования закона.

Избирая меру пресечения в виде заключения под стражу и продлевая срок содержания под стражей подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159, 160, 165 УК РФ, суд не всегда проверял, совершены ли эти преступления ими в сфере предпринимательской деятельности.

Зачастую суды в постановлении просто повторяют доводы стороны обвинения и указывают, что стороной защиты суду не было представлено доказательств и что лицо, в отношении которого сторона обвинения обратилась в суд с ходатайством, не может содержаться под стражей по состоянию здоровья. Тем самым суды перекладывают на сторону обвинения обязанность доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо продления срока содержания под стражей.

Так, 16 апреля 2010 года Якутским городским судом Республики Саха (Якутия) в отношении президента Якутского городского «Фонда недвижимости» Шитарева С.И. подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Как установлено в судебном заседании, Шитарев С.Н. подозревался в совершении двух тяжких преступлений, находясь на свободе, мог продолжить заниматься преступной деятельностью и оказать давление на потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, что подтверждалось показаниями свидетеля, который обратился в следственные органы за оказанием мер защиты от Шитарева С.Н., последний угрожал ему расправой, если будет давать показания по уголовному делу. Так же, находясь на свободе, Шитарев мог скрыться от органов предварительного расследования и суда, так как имеет недвижимость на территории иностранного государства, имеет заграничный паспорт, ранее длительное время проживал за границей.

Однако ни одно из обстоятельств, перечисленных в пунктах 1-4 ч. 1 статьи 108 УПК РФ судом установлено не было. Судом при рассмотрении ходатайства следователя, не выяснялось, связаны ли действия обвиняемого со сферой предпринимательской деятельности.

Во избежание указанных нарушений, судьям необходимо повысить уровень требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, касающимся сведений о личности подозреваемых, обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу.

Во избежание установленных в ходе проведенного обобщения недостатков и в целях правильного и единообразного применения закона судьям следует постоянно совершенствовать профессиональную квалификацию, повышать их личную ответственность за выполнение требований законности, обоснованности, справедливости и мотивированности судебного решения. При рассмотрении дел и материалов необходимо исследовать все обстоятельства, мотивировать решение, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации: от 27.12.2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»; от 11.01.2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»; от 29.10.2009 года № 22 (в редакции Постановления Пленума от 10.06.2010 года № 15) «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»; от 29.10.2009 N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания»; от 5 марта 2004 г . N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»; от 29.04.1996 N 1″О судебном приговоре».

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия)