Приговор по ст 3223 ук рф

Автор: | 03.02.2019

Дата опубликования: 18 ноября 2011 г.

Курский областной суд

Судья Емельянов И.Д. дело Номер обезличен г.

г. Курск Дата обезличена года

Судебная коллегия по уголовным делам . суда в составе:

председательствующей Васьковой Н.В.

судей Беловой В.И. и Романова М.П.

при секретаре Зыбиной И.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора . . Самойлова Ю.В. на приговор . суда . от Дата обезличена года, которым

Котов В.В. , Дата обезличена года рождения, уроженец и житель . . . не работавший, ранее судимый Дата обезличена года Суджанским районным судом . по ст.ст. 158 ч.2 п.п. «а,б», 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; Дата обезличена года . судом . (с учетом изменений, внесенных кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам . суда от Дата обезличена года) по ст.ст. 158 ч.3 п. «а», 64, 70 УК РФ к 1 году 7 месяцам лишения свободы, освобожденный Дата обезличена года по отбытии срока наказания; Дата обезличена года мировым судьей судебного участка . . по ст. 116 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 4 000 рублей в доход государства,

оправдан: по ст. 223 ч.1 УК РФ по эпизоду обвинения в незаконном изготовлении огнестрельного оружия за отсутствием в его действиях состава преступления, по ст. 222 ч.1 УК РФ по эпизоду незаконного хранения огнестрельного оружия за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Васьковой Н.В., мнение прокурора Солдатовой А.Ю., полагавшей приговор суда отменить, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Органами предварительного следствия Котов В.В. обвинялся в том, что он Дата обезличена года, находясь у себя дома в . района . решил из находящегося у него охотничьего одноствольного ружья модели ЗК, серия и номер «3223 И» 16 калибра изготовить самодельным способом обрез одноствольного ружья.

Осуществляя свой преступный умысел, Котов В.В. Дата обезличена года примерно в 14 часов, находясь в сарае своего домовладения в . района . из находящегося у него охотничьего одноствольного гладкоствольного ружья модели ЗК, серия и номер «3223 И» 16 калибра самодельным способом изготовил обрез ружья, отпилив ножовкой по металлу часть ствола, который по заключению эксперта относится к категории огнестрельного оружия и является обрезом одноствольного охотничьего гладкоствольного ружья модели ЗК, серия и номер «3223 И» 16 калибра, изготовленным самодельным способом путем удаления части ствола указанной модели, пригодным для производства выстрелов.

Кроме того, в период времени с 14 часов Дата обезличена года по 19 часов Дата обезличена года Котов В.В. под кроватью в летней кухне своего домовладения в . района . незаконно хранил изготовленный им самодельным способом обрез охотничьего одноствольного ружья модели ЗК, серия и номер «3223 И» 16 калибра, являющегося по заключению эксперта огнестрельным оружием пригодным для производства выстрелов. Дата обезличена года в 19 часов Котова А.Н. в . района . добровольно выдала сотрудникам милиции обрез охотничьего одноствольного ружья модели ЗК, серия и номер «3223 И» 16 калибра.

В суде первой инстанции Котов В.В. вину признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель по делу- заместитель прокурора . . Самойлов Ю.В. просит приговор суда отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что Котовым В.В. обрез огнестрельного оружия добровольно не выдавался, в своем объяснении, оглашенном в судебном заседании, Котов В.В. не пояснял, где хранится обрез ружья, не указывал, что желает его добровольно выдать, что опровергает выводы суда о том, что Котов указал место хранения обреза.

Указывает на то, что детализация данных о переговорах сотового телефона, согласно которой Котов В.В. звонил на сотовый телефон, находящийся в пользовании у его матери Котовой А.Н., не подтверждает добровольность выдачи оружия, так как сущность разговора неизвестна, а, кроме того, из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Котовой А.Н. в ходе предварительного следствия, явствует, что она не помнит звонил ей сын или нет, но судом данным показаниям оценки не дано, а в основу приговора положены показания Котовой А.Н., данные в судебном заседании, которые она изменила в пользу Котова В.В..

Указывает на то, что выводы суда о том, что Котов В.В. предложил выдать обрез оружия, опровергаются показаниями его родителей, данными в ходе предварительного расследования о том, что Котов В.В. во двор не заходил, обрез Котова А.Н. выдала сама, находясь на летней кухне, однако, этим показаниям оценки не дано.

Обращает внимание на то, что показания свидетеля Котова В.С. в той части, что он не присутствовал Дата обезличена года дома, когда приехали сотрудники милиции, опровергаются его показаниями в ходе предварительного следствия об обратном.

Обращает внимание на то, что утверждение суда о том, что свидетель Полунин Г.Н., составляющий протокол осмотра места происшествия и пояснивший в судебном заседании о том, что «Котову В.В. выдать оружие он не предлагал, а почему это указал в протоколе, объяснить не может» противоречит его же показаниям, приведенным в приговоре суда, где указано, что «почему записал в протоколе, что Котов отказался выдать оружие, точно пояснить не может, но видимо посчитал, что раз Котов ни сам выдал им обрез, а его мать, то так и записал в протоколе».

Ссылается на то, что утверждение суда о неубедительности доводов обвинения о том, что Котов В.В. ни сам пришел в милицию и сообщил о наличии у него оружия, а рассказал об этом после вызова в милицию несостоятельны и противоречат постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от Дата обезличена года Номер обезличен «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», поскольку Котов В.В. о месте хранения обреза сотрудникам милиции добровольно не сообщил, и только после вызова его в отдел милиции рассказал о приобретении и изготовлении им обреза, при этом сотрудникам милиции при вызове Котова В.В. в ОВД района было уже достоверно известно об изготовлении и хранении им обреза, в связи с чем он был изъят в ходе осмотра места происшествия.

Указывает на то, что вызов Котова В.В. в ОВД, получение от него объяснений и проведение осмотра места происшествия, направленного на обнаружение и изъятие обреза, свидетельствует о том, что указанные мероприятия проводились по инициативе сотрудников ОВД и в данном случае в действиях Котова В.В. отсутствует признак добровольности выдачи обреза, а выводы суда о том, что Котов В.В. в ходе доследственной проверки, в ходе дознания и в судебном заседании последовательно показывал, что от выдачи обреза он не отказывался, а обо всем рассказал сотрудникам милиции и сообщил о местонахождении обреза, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим оставлению без изменения.

В соответствии с примечаниями к ст. 222 и ст. 223 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящих статьях, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Согласно закону, под добровольной сдачей огнестрельного оружия и боеприпасов, предусмотренной примечаниями к статьям 222 и 223 УК РФ, следует понимать выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов. При этом закон не связывает выдачу с мотивом поведения лица, а также обстоятельствами, предшествовавшими ей или повлиявшими на принятое решение.

Из материалов дела видно, что Дата обезличена года Котов В.В. в объяснениях признался в том, что в начале февраля 2010 года незаконно изготовил огнестрельное оружие — обрез, укоротив часть ствола охотничьего ружья путем его отпиливания, который хранил у себя дома.

Дата обезличена года в ходе осмотра места происшествия в домовладении Котова В.В. был изъят обрез охотничьего одноствольного ружья, который выдала мать Котова В.В. после последовавшего от сына телефонного звонка о выдаче обреза.

В судебном заседании установлено, что органу дознания до опроса Котова В.В. Дата обезличена года не было известно место хранения обреза, являющегося огнестрельным оружием.

При таких обстоятельствах суд правильно признал, что Котов В.В. добровольно выдал огнестрельное оружие, которое незаконно изготовил и хранил.

В кассационном представлении не приведено убедительных доводов, опровергающих указанные выводы суда первой инстанции.

То, что Котов В.В. не сам пришел в милицию, а выдал оружие после того, как был вызван в ОВД, не может повлиять на оценку добровольности этих действий, поскольку, как правильно указано в приговоре, следственные действия, направленные на изъятие у Котова В.В. обреза, стали возможными только благодаря тому, что Котов В.В. сообщил органу дознания о месте хранения обреза.

С учетом этого действия Котова В.В. по выдаче обреза, являющегося огнестрельным оружием, нельзя расценить, как вынужденные.

Постановленный по делу оправдательный приговор суда отвечает требованиям ст. ст. 302 — 306, 309 УПК РФ, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, не содержат существенных противоречий, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о невиновности Котова В.В.

Изложенные в кассационном представлении доводы о необоснованном оправдании Котова В.В. по ст.ст. 222 ч.1, 223 ч.1 УК РФ, тщательно были исследованы судом и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену оправдательного приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 386, 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор . суда . от Дата обезличена года в отношении Котова В.В. оставить без изменения, а кассационное представление- без удовлетворения.

Приговор по ст 3223 ук рф

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

от 07 июня 2011 года Дело N 22-3223

г.Ростов-на-Дону 7 июня 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда в составе: председательствующего Дубровской Е.П.,

судей Роменского А.А. и Кутаева Р.А.,

при секретаре Ковалёвой И.А.,

рассмотрела кассационные жалобы осуждённого Неровного А.В. и потерпевшей Р.И.Н. на приговор Шахтинского городского суда Ростовской области от 25 января 2011 года, которым

НЕРОВНЫЙ А.В., ранее не судимый,

осуждён по ст.111 ч.1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, ст.159 ч.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст.69 ч.3 УК РФ, по совокупности преступлений осуждённому назначено наказание 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Срок наказания осуждённому исчисляется с 29.08.2010 г.

Заслушав доклад судьи Роменского А.А., объяснение адвоката Демьяновой Л.В., поддержавшей доводы жалобы подзащитного, и мнение прокурора Федченко С.С., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Неровный А.В. признан виновным в хищении путём мошенничества 10.07.2010 г. в п.Г. К. района у несовершеннолетнего Г.Д.А. принадлежащего его матери Р.И.Н. мобильного телефона, стоимостью 6350 рублей, с причинением значительного ущерба потерпевшей, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Ш.М.А. путём нанесения ножевого ранения в живот с повреждением внутренних органов, совершенном 28.08.2010 г. в г.Ш. Ростовской области. В судебном заседании осуждённый вину признал частично.

В кассационной жалобе осуждённый выражает несогласие с приговором, просит его отменить с прекращением уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления. По утверждению осуждённого взятый у Г. для того, чтобы позвонить своей сожительнице телефон он намеревался возвратить, но забыл это сделать, так как был сильно пьян. Преступления, предусмотренного ст.111 ч.1 УК РФ он не совершал, так как в это время был в другом месте. Обращает внимание на то, что не все свидетели и потерпевшая были допрошены в суде. Утверждает, что на предварительном следствии оговорил себя под воздействием сотрудников милиции. Есть заявление потерпевшей, в котором она заявляет, что в ту ночь — 28.08.2010 г. был не он, что она не имеет к нему никаких претензий, не хочет, чтобы его лишали свободы. Просит освободить его из-под стражи, так как он ранее к уголовной ответственности не привлекался, намерения скрыться у него нет. Просит предоставить ему возможность ухаживать за своей больной матерью и не назначать наказание, связанное с лишением свободы.

Потерпевшая Р.И.Н. в кассационной жалобе называет приговор чрезмерно суровым. Одновременно ставит под сомнение наличие у осуждённого умысла на хищение её телефона. Просит оправдать осуждённого и одновременно назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, чтобы он смог ухаживать за своей больной матерью, так как кроме него это делать некому, поскольку его отец — хронический алкоголик.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и мнение прокурора, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенных Неровным А.В. преступлений и обоснованно квалифицировал его действия по ст.ст.111 ч.1 и 159 ч.2 УК РФ. Вина его, кроме частичного признания осуждённым, доказана показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами осмотра места происшествия и проверки показаний на месте происшествия, вещественными доказательствами, заключениями экспертов, которым суд дал надлежащую оценку. Оглашение показаний потерпевших Г.Д.А., Р.И.Н. и ряда свидетелей в судебном заседании проводилось в соответствии со ст.281 УПК РФ с согласия осуждённого и его защитника. (т.2, л.д.129) Потерпевшая Ш.М.А. допрашивалась в судебном заседании и подтвердила, что ранение в живот ей причинил именно осуждённый при изложенных в приговоре обстоятельствах. Тот факт, что к моменту судебного разбирательства эта потерпевшая простила осуждённого и не имела к нему никаких претензий, не освобождает Неровного от уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления. Заявление Неровного, поддержанное потерпевшей Р. в кассационной жалобе, об отсутствии у осуждённого умысла, направленного на хищение мобильного телефона у несовершеннолетнего Г., явно надумано и опровергается изложенными в приговоре доказательствами. Это преступление раскрыто сотрудниками милиции. Заявление осуждённого о том, что на предварительном следствии он вынужден был себя оговорить под воздействием сотрудников милиции, также не убедительно. В суде он фактически повторил данные ранее показания. Заявление о применении к нему насилия со стороны сотрудников милиции сделал после того, как суд учёл ему в качестве смягчающего наказание обстоятельства активное способствование раскрытию преступлений и назначил наказание с применением ст.62 ч.1 УК РФ.

Нарушений уголовного, уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при проверке дела не установлено.

Однако, поскольку после провозглашения приговора в УК РФ федеральным законом №26-ФЗ от 7.03.2011 г. были внесены изменения, отменившие нижний предел наказания в виде лишения свободы в санкции ст.111 ч.1 УК РФ, руководствуясь ст.10 УК РФ и ст.360 ч.3 УПК РФ, судебная коллегия считает необходимым изменить квалификацию действий осуждённого по эпизоду в отношении Ш.М.А. на ст.111 ч.1 УК РФ (в редакции федерального закона №26-ФЗ от 7.03.2011 г.) — как умышленное причинение вреда здоровью, опасного для жизни человека. При этом судебная коллегия считает возможным смягчить осуждённому наказание в разумных пределах. Других оснований для отмены или изменения приговора, в том числе, для назначения наказания, не связанного с лишением свободы, либо условного наказания, нет.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Шахтинского городского суда Ростовской области от 25 января 2011 года в отношении НЕРОВНОГО А.В. изменить, переквалифицировав его действия в части причинения тяжкого вреда здоровью Ш.М.А. на ст.111 ч.1 УК РФ (в редакции федерального закона №26-ФЗ от 7.03.2011 г.), по которой назначить осуждённому наказание 3 года 5 месяцев лишения свободы.

На основании ст.69 ч.3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.159 ч.2 и 111 ч.1 УК РФ, путём частичного сложения, назначить НЕРОВНОМУ А.В. наказание 3 года 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части этот приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённого и потерпевшей Р.И.Н. без удовлетворения.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
файл-рассылка

Субъективные признаки составов преступлений, предусмотренных статьями 3222, 3223 уголовного кодекса РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Лайкова Елена Александровна

Рассматриваются субъект и субъективная сторона фиктивной регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивной регистрации иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 322² УК РФ), а также фиктивной постановки на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 322³ УК РФ).

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Лайкова Елена Александровна,

Subjective Elements of the Offences Stipulated in art. З222, 3223 of the Criminal Code of the Russian Federation

The article discusses the subject and the subjective signs of the fictitious registration of the citizen of the Russian Federation at the place of stay or residence in a residential area in the Russian Federation and the fictitious registration of foreign citizen or stateless person residence in a residential area in the Russian Federation (article 322.2 of the criminal code), as well as fictitious registration of foreign citizen or the person without citizenship at the place of stay in a residential area in the Russian Federation (article 322.3 of the criminal code).

Текст научной работы на тему «Субъективные признаки составов преступлений, предусмотренных статьями 3222, 3223 уголовного кодекса РФ»

субъективные признаки составов преступлений, предусмотренных статьями з222, 3223 уголовного кодекса рф

© Лайкова Е. А., 2017

Восточно-Сибирский институт МВД России, г. Иркутск

Рассматриваются субъект и субъективная сторона фиктивной регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивной регистрации иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 3222 УК РФ), а также фиктивной постановки на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 3223 УК РФ).

Ключевые слова: фиктивная регистрация; фиктивная постановка на учет; субъект; специальный субъект; вменяемость; возраст; субъективная сторона; вина; мотив; цель; должностные лица.

Миграция как фактор социально-экономического и политического развития российского общества все больше привлекает внимание не только теоретиков, но и представителей законодательной и исполнительной власти. Правительство Российской Федерации ежегодно рассматривает вопросы, связанные с проблемами миграции, в частности реализации миграционной политики. Миграционные процессы напрямую влияют на все сферы деятельности государства и касаются практически всех категорий граждан.

По официальным данным ГИАЦ МВД РФ, иностранными гражданами и лицами без гражданства, в том числе гражданами государств — участников СНГ, в 2010 г. совершено 49 тыс. преступлений, в 2011 г. — 45 тыс., в 2012 г. — 42 700, в 2013 г. — 47 тыс., в 2014 г. — 44 400, в 2015 г. — 46 400, в 2016 г. — 43 933 [1]. Указанные данные свидетельствуют о достаточно стабильном состоянии преступности иностранных граждан. При этом данные цифры представляют собой лишь официальную статистическую картину преступности иностранных граждан. Однако не стоит забывать и о высоком уровне латент-ности преступности иностранцев, обусловленной рядом причин, среди которых можно отметить отсутствие их должного регистрационного учета, коррупционные связи и т. п.

В этой связи одним из направлений уголовной политики Российского государства

является борьба с незаконной миграцией, в том числе и путем внесения изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ).

В целях усиления контроля за регистрацией и постановкой на учет иностранцев в России УК РФ в декабре 2013 г. был дополнен ст. 3222 и 3223, закрепляющими уголовную ответственность за фиктивную регистрацию гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивную регистрацию иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации, а также за фиктивную постановку на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации [2].

Согласно Пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», целью законопроекта являлось усиление ответственности за нарушение правил регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации [3].

Учитывая общественную опасность указанных составов преступлений, считаем, что введение уголовной ответственности за фиктивную регистрацию гражданина Рос-

сийской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивную регистрацию иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 3222 УК РФ), а также фиктивную постановку на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации (ст. 3223 УК РФ) было целесообразным и своевременным.

Необходимость введения в уголовное законодательство данных норм обусловлена и тем, что они имеют двойную превенцию, состоящую в том, что они направлены на предупреждение не только указанных преступлений, но и таких, как организация незаконной миграции, преступления в сфере избирательного права и другие преступления, совершаемые иностранными гражданами и в отношении них.

Об общественной опасности рассматриваемых противоправных деяний свидетельствует уже появившаяся на данный момент судебно-следственная практика, отраженная в статистических данных Судебного департамента при Верховном Суде РФ (табл.).

Число лиц, осужденных за совершение преступлений, предусмотренных ст. 3222 и 3223 УК РФ, в 2014-2016 гг. [4]

Статья 2014 г. 2015 г. 6 мес. 2016 г.

3222 223 486 501

3223 3344 5543 3424

Изучение статистических сведений свидетельствует о том, что данные нормы уже достаточно активно применяются в судебной практике, однако, оценивая степень тяжести деяния рассматриваемых нами преступлений, установленных законодателем, мы наблюдаем расхождения в судебной практике.

Многими учеными-юристами обращалось внимание на то, что в числе уголовных дел, по которым вышестоящими судебными инстанциями изменялась квалификация преступлений, немало таких, по которым суды давали неправильную оценку субъективным признакам состава преступления. Признак субъективной стороны должен быть правильно, исчерпывающе исследован

в случаях применения правовой нормы компетентными органом, чтобы юридическая характеристика конкретного правонарушения полностью совпадала с его законодательным описанием, поскольку даже малейшее отступление от принципа законности при применении норм уголовного права может повлечь особенно тяжкий, неустранимый вред. Следует заметить, что в правоприменительной практике до сих пор встречаются случаи осуждения за причинение вредных последствий без вины. Удельный вес подобных ошибок достигает 40—50 % в общей массе судебных ошибок, которые обуславливаются разными причинами, а именно:

— сложностью процесса установления и доказывания признаков субъективной стороны;

— недостаточно четкой юридической характеристикой субъективной стороны;

— поверхностной оценкой значения субъективных признаков, работников правоприменительных органов;

— неверным толкованием вины, цели, мотива, что приводит на практике к неточному выводу о субъективной стороне преступления. Следует отметить, что неверная квалификация субъективной стороны является основной причиной судебных ошибок, которые в свою очередь затрудняют единообразное применение уголовного закона, подрывают уважительное отношение к судебному приговору [5].

Поэтому целью настоящей статьи является рассмотрение основных аспектов, связанных с понятием субъекта и субъективной стороны рассматриваемых преступлений. К субъективным признакам состава относятся в первую очередь те, которые определяют субъект и субъективную сторону преступления. Уголовной ответственности по российскому уголовному праву подлежит физическое, вменяемое лицо, достигшее определенного возраста.

Н. С. Лейкина подчеркивала, что понятие субъекта преступления означает прежде всего совокупность признаков, на основании которых физическое лицо, совершившие опасное деяние, и подлежит уголовной ответственности [6].

Необходимо отметить, что как теория уголовного права, так и уголовное законодательство различных стран, в том числе нашей, связывают с возрастом субъекта преступления наступление уголовной ответ-

ственности, а именно достижение лицом к моменту осуществления им преступного деяния в психическом развитии и календарном исчислении возраста, определенного УК РФ (ст. 20, 150, 337 и т. д.). Все без исключения указанные признаки обязательны для квалификации такого общественно опасного деяния, как преступления. Недостаток какого-либо свойства субъекта преступления (возраста, вменяемости и др.) приводит к ничтожности субъекта, а значит и состава преступления в целом.

Согласно Правилам регистрации, органами регистрационного учета в городах, поселках, сельских населенных пунктах, закрытых военных городках, а также в населенных пунктах, расположенных в пограничной зоне или закрытых административно-территориальных образованиях, в которых имеются территориальные органы Федеральной миграционной службы, являются эти территориальные органы, в остальных населенных пунктах — органы местного самоуправления [7]. В соответствии с этим должностные лица данных организаций, обладающие правом регистрации граждан, и должны являться субъектами рассматриваемого нами преступления.

Из смысла диспозиций рассматриваемых норм (ст. 3222, 3223 УК РФ) следует, что субъектом является лицо, осуществляющее регистрационные действия данного органа, т. е. можно сказать, что субъект — специальный. Однако изучение правоприменительной практики свидетельствует о том, что субъекты указанных преступлений -граждане, которые обладают признаками общего субъекта (возраст, вменяемость), являются собственниками жилых помещений или доверительными лицами, имеющими нотариально заверенные документы на право распоряжения жилым помещением.

Так, например, гр. Ч. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 3223 УК РФ. Гражданин Ч., являясь собственником жилого помещения, имея умысел на фиктивную постановку на учет десяти иностранных граждан по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации, из личной заинтересованности, с целью материальной выгоды, не имея намерений фактически предоставить им указанное жилое помещение для проживания в нем, осознавая противоправный характер своих действий, в нарушение

ст. 22 Федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ» № 119-ФЗ от 18 июля 2006 г., а также ст. 20, 23, 25 Постановления Правительства РФ от 7 марта 2014 г. № 172 поставил на миграционный учет по месту пребывания в принадлежащей ему квартире, через отдел ГАУ «МФЦ ИО», 10 иностранных граждан. Ч. заполнил уведомления, которые заверил своей подписью, указав факт их временного пребывания на территории Российской Федерации по адресу своей регистрации, заведомо зная, что иностранные граждане проживать в принадлежащей ему квартире по определенному адресу не будут. Тем самым гр. Ч. умышленно совершил фиктивную постановку на учет иностранных граждан по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации, без намерения предоставить им указанное жилое помещение для временного проживания в нем, достоверно зная, что иностранные граждане по данному адресу проживать не будут. Из примера видно, что субъектом указанных преступлений являются обычные граждане, а не должностные лица, обладающие полномочиями осуществлять регистрационные действия данных органов [8].

Вместе с тем можно привести примеры (но они немногочисленны), когда субъектом выступает должностное лицо органов ФМС. Гражданка Г., являясь сотрудником территориального пункта УФМС России по Свердловской области в Тугулымском районе, пребывая в должности старшего специалиста паспортно-визовой службы, была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 3223 УК РФ.

В период с мая 2014 по май 2015 г. гр. Г. фиктивно поставила на миграционный учет в собственной квартире 25 иностранных граждан Республик Узбекистан и Таджикистан в жилом помещении Российской Федерации, из личной заинтересованности, в виде бытовой помощи по хозяйству; в нарушение требований п. 7 ч. 1 ст. 2 Федерального закона № 109-ФЗ от 18 июля 2006 г. «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» решила обеспечить незаконное пребывание иностранных граждан на территории Российской Федерации

путем фиктивной постановки их на миграционный учет по месту жительства по указанному адресу, при этом не имея намерения предоставлять им свою квартиру для проживания. Гражданка Г. самостоятельно заполняла уведомления о прибытии иностранных граждан, указывая в качестве принимающей стороны себя либо свою мать. После чего заполненные уведомления со всеми необходимыми документами предоставляла начальнику Территориального пункта УФМС России по Свердловской области в Тугулымском районе для постановки иностранных граждан на миграционный учет. Таким образом, гр. Г. умышленно осуществила постановку на миграционный учет иностранных граждан по месту пребывания в Российской Федерации, тем самым обеспечила пребывание на территории Российской Федерации 25 иностранных граждан, и ее активные действия повлекли за собой социальную напряженность в общественной жизни, фактически бесконтрольное местонахождение и рост незаконно легализованных иностранных граждан на территории Российской Федерации, нанесли вред обеспечению безопасности России. Изучение уголовных дел свидетельствует о единичных случаях привлечения к уголовной ответственности должностных лиц указанных органов [9].

Отсюда следует, что в ст. 3222 и 3223 УК РФ недостаточно четко указан субъект преступления; правоприменительная практика признает субъектом общего субъекта, точнее, законодатель не устанавливает дополнительных признаков субъекта рассматриваемого состава преступления, тогда как из смысла диспозиции статей следует, что субъект — специальный, который осуществляет фиктивную регистрацию и постановку на учет в жилом помещении в Российской Федерации.

Вместе с тем полагаем, что ответственность таких лиц должна быть усилена по сравнению с лицами, не обладающими такими полномочиями.

В этой связи предлагаем скорректировать диспозиции указанных статей таким образом, чтобы было понятно, что субъектами данных преступлений могут быть любые физические лица, обладающие признаками общего субъекта, а также дополнить ст. 3222 и 3223 УК РФ квалифицирую-

щим признаком, состоящим в совершении преступления лицом с использованием своего служебного положения. Важно отметить, что эти дополнительные признаки субъекта преступления, описанные в диспозиции уголовно-правовой нормы, будут обязательными для данного конкретного квалифицированного состава преступления и их отсутствие означает отсутствие состава преступления в целом.

Субъективная сторона преступления представляет собой психическую деятельность, которая сопутствовала совершению преступления и в которой умственные и волевые особенности выступают в единстве и взаимообусловленности, образуя психическое содержание общественно опасного деяния. По определению В. Н. Кудрявцева, субъективная сторона преступления представляет собой своеобразную «модель» объективной стороны в психике субъекта. Она содержит умственное и волевое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям (вина), цели и мотивы его деятельности, а также эмоциональное состояние, характеризующее его психику в момент совершения преступления [10].

Главным показателем субъективной стороны преступления является вина — психическое отношение лица к совершаемому им действию и его последствиям. Психическое отношение виновного к своим поступкам при осуществлении фиктивной регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивной регистрации иностранного гражданина или лица без гражданства, а также фиктивной постановки на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации характеризуется следующим способом.

Лицо, осуществляющее фиктивную регистрацию и фиктивную постановку на учет, понимает ее общественную опасность — непризнание такого поведения обществом и государством, сознает, что своими поступками не соблюдает правила регистрационного учета. Умысел — наиболее распространенная форма вины. В зависимости от психического содержания умысел подразделяется на два вида — прямой и косвенный. В соответствии с законом преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее,

осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления [11]. Мотивы и цели рассматриваемых нами преступлений не относятся к числу обязательных признаков. Рассматриваемый нами состав данных преступлений по своей конструкции формальный.

Субъективная сторона этих преступлений характеризуется виной в форме прямого умысла, т. е. отсутствием каких-либо намерений определенных лиц пребывать (проживать) в данном жилом помещении либо предоставить его для проживания на территории РФ, и, по мнению С. П. Бондарева, является альтернативным конститутивным признаком состава рассматриваемых нами преступлений [12]. В соответствии с ч. 2 ст. 25 УК РФ «преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления». Следовательно, при совершении преступлений, предусмотренных ст. 3222 и 3223 УК РФ, лицо осознает общественно опасный характер своих действий, фиктивно принимая участие в регистрации по месту жительства или по месту пребывания конкретных лиц, т. е. выступая как «принимающая сторона». Такое лицо представляет в орган миграционного учета сведения о пребывании конкретных лиц в его жилом помещении путем подачи подписанного им бланка уведомления.

Как пишет А. А. Квык, понятие фиктивной регистрации по месту жительства или по месту пребывания раскрывается в законодательстве с двух сторон — регистрирующего лица и регистрируемого лица. Если в первом случае лицо осознает опасность совершаемых им действий, а именно непредоставление лицу жилого помещения для проживания (пребывания), то во втором случае лицо должно осознавать противоправный характер своих действий и отсутствие намерения проживать (пребывать) в соответствующем жилом помещении [13].

Следует отметить, что проведенный нами анализ судебной практики по делам, связанным с фиктивной регистрацией гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фик-

тивной регистрацией иностранного гражданина или лица без гражданства, а также фиктивной постановкой на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации, позволяет сделать вывод о том, что данное преступное деяние может быть совершено при наличии разных мотивов: в 85 % случаев установлены корыстные мотивы с целью получения материальной выгоды, в 10 % случаев — иная личная заинтересованность, в 5 % случаев мотивы тщательно завуалированы.

Таким образом, основным мотивом преступлений, предусмотренных ст. 3222 и 3223 УК РФ, является корыстная заинтересованность лица с целью получения материальной выгоды. В данном случае это та категория граждан Российской Федерации, которая не работает, располагает соответствующими связями и сознательно идет на совершение рассматриваемых нами преступлений.

Изложенные факты позволяют сделать следующие выводы. В ст. 3222 и 3223 УК РФ недостаточно четко указан общий субъект преступления. На наш взгляд, необходимо внести изменения в диспозицию ст. 3222 и 3223 УК РФ, направленные на устранение двоякого понимания субъекта рассматриваемых преступлений. Кроме того, в частях вторых этих статей необходимо закрепить квалифицирующий признак «лицом с использованием своего служебного положения».

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений состоит в форме вины в виде прямого умысла, что подтверждается анализом судебной практики. Субъективная сторона представляет собой заведомую информированность субъекта данных преступлений о предоставлении ложных сведений или документов для регистрации и постановки на учет в органы, обладающие полномочиями осуществлять регистрационные действия. Принимая во внимание вышеизложенное, предлагаем закрепить в частях вторых ст. 3222 и 3223 УК РФ квалифицирующий признак «из корыстной или иной личной заинтересованности». ^

1. Состояние преступности в России за 2013, 2014, 2015, 2016 гг. [Электронный ресурс] // Официальный сайт МВД России. URL: http://mdd.ru/Deljatelnost/statistics/reports

2. О внесении изменений в отдельные законодательные

акты Российской Федерации : федер. закон от 21 дек. 2013 г. № 376-ФЗ // Рос. газ. 2013. 25 дек.

3. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации : пояснит. записка к проекту Федер. закона № 200753-6 // КонсультантПлюс [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

4. Составлено по: Данные статистики Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации за 2014—2016 гг. [Электронный ресурс]. URL: wwwcdep.ru.

5. Рарог А. И. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам. М., 2016. С. 4—5.

6. Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. С. 40—41.

7. Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию : постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713 // Собр. законодательства РФ. 1995. № 30. Ст. 2939.

8. Приговор Ленинского районного суда г. Иркутска от 28 апр. 2015 г. № 1 15/2015.

9. Приговор Тугулымского районного суда Свердловской области от 11 янв. 2016 г.

10. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 8-10.

11. Никифоров Б. С. Об умысле по действующему законодательству // Сов. государство и право. 1965. № 6. С. 18-19.

12. Бондарев С. В. Уголовно-правовая охрана отношений в сфере гражданства Российской Федерации и регистрационного учета по месту жительства и месту пребывания : дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2016. С. 194.

13. Квык А. А. Преступление против порядка регистрационного учета в Уголовном кодексе России // Вестн. Воронеж. ин-та МВД. 2015. № 3. С. 198-203.

Бондарев С. В. Уголовно-правовая охрана отношений в сфере гражданства Российской Федерации и регистрационного учета по месту жительства и месту пребывания : дис. . канд. юрид. наук / С. В. Бондарев. — Краснодар, 2016. — 194 с.

Квык А. А. Преступление против порядка регистрационного учета в Уголовном кодексе России // Вестн. Воронеж. ин-та МВД. — 2015. — № 3. — С. 198—203.

Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. — М. : Юрид. лит., 1972. — 352 с.

Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность / Н. С. Лейкина. — Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. — 128 с.

Никифоров Б. С. Об умысле по действующему законодательству // Сов. государство и право. — 1965. — № 6. — С. 18—19.

Рарог А. И. Проблемы квалификации преступлений по субъективным признакам : монография / А. И. Рарог. — М. : Проспект, 2016. — 232 с.

Subjective Elements of the Offences Stipulated in art. St. З222, 32 23 of the Criminal Code of the Russian Federation

The article discusses the subject and the subjective signs of the fictitious registration of the citizen of the Russian Federation at the place of stay or residence in a residential area in the Russian Federation and the fictitious registration of foreign citizen or stateless person residence in a residential area in the Russian Federation (article 322.2 of the criminal code), as well as fictitious registration of foreign citizen or the person without citizenship at the place of stay in a residential area in the Russian Federation (article 322.3 of the criminal code).

Key words: fictitious registration fictitious registration; subject; special subject; sanity; age; subjective aspect; guilt; motive; purpose; officers.