Преступления предусмотренные ст 327 ук рф

Автор: | 10.02.2019

Оглавление:

Статья 327 УК РФ. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Новая редакция Ст. 327 УК РФ

1. Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Использование заведомо подложного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к Статье 327 УК РФ

1. Объектом преступного посягательства является установленный законом порядок обращения документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков.

2. Предметы посягательства — удостоверения, официальные документы, государственные награды, штампы, печати, бланки.

2.1. Удостоверение — официальный документ, который выдается государственным либо негосударственным органом и содержит сведения о владельце. К таковым относятся: паспорт, военный билет, служебное удостоверение (например, работника милиции), водительское удостоверение, трудовая книжка и др.

2.2. Бланк — лист бумаги с оттиском углового или центрального штампа либо с напечатанным любым способом текстом штампа либо иным текстом (текстом и рисунком), используемый для составления документа (бланк лицензии, паспорта, удостоверения, анкеты, заявления и т.д.).

2.3. Выделяются так называемые бланки строгой отчетности, содержащие номер (иногда серию), зарегистрированные одним из установленных способов, имеющие специальный режим использования.

2.4. Понятие официального документа, государственной награды, штампа и печати рассматривалось при характеристике преступлений, предусмотренных ст. 324, 325.

3. Объективная сторона состава преступления (ч. 1) имеет альтернативный характер: подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, государственной награды, штампа, печати или бланка в целях использования указанных предметов; сбыт поддельного документа, поддельных государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков.

3.1. Подделка выражается в полном или частичном изготовлении документа или незаконном изменении части подлинного документа. Изменения могут вноситься путем поправок, подчисток, добавлений, уничтожений отдельных частей документа и т.п.

3.2. Подделка наград, штампов, печатей, бланков — это незаконное изготовление дубликатов (копий) подлинных предметов либо их изготовление с нарушением требований нормативных актов от имени несуществующих организаций и лиц.

3.3. Сбыт подразумевает собой передачу другому лицу, продажу, дарение, оплату за какие-либо услуги и т.п.

4. Квалифицированным видом подделки документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков является совершение данного деяния с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (ч. 2).

5. Субъект преступного посягательства (ч. 1 и 2) общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Подделка официального документа должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности, должна квалифицироваться как служебный подлог по ст. 292.

6. Субъективная сторона составов преступления (ч. 1, 2) характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Конструктивным признаком составов является цель — использование документа (ч. 1) или сокрытие другого преступления, облегчение его совершения (ч. 2).

7. Часть 3 коммент. статьи представляет собой самостоятельный состав преступления, предметом которого являются только подложные документы.

7.1. Использование документа — это предъявление заведомо поддельного документа государственным, муниципальным органам, должностным лицам, юридическим лицам, гражданам с целью получения каких-либо прав или освобождения от обязанностей.

7.2. Формы использования штампов, печатей, бланков фактически сводятся к тому, что все эти предметы могут применяться для изготовления поддельных документов либо для прикрытия создаваемых (созданных) лжеорганизаций, иных образований подобного рода.

8. УО будет отсутствовать в случаях демонстрации подложного документа без цели его использования или шутки ради.

9. Субъект преступного посягательства (ч. 3) общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Очевидно, что субъектом могут быть и лица, которые непосредственно осуществили подделку документа, поскольку состав, предусмотренный ч. 3 коммент. статьи, является самостоятельным, а не квалифицированным по отношению к ч. 1 и 2 ст. 327.

10. Субъективная сторона состава преступления (ч. 3) характеризуется виной в форме умысла, причем прямого.

11. Причинение имущественного ущерба собственнику в результате подделки официального документа при отсутствии признаков хищения требует дополнительной квалификации содеянного по ст. 165 как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

12. Подделку официального документа с целью безвозмездного завладения чужим имуществом следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству.

13. Использование заведомо подложного документа с корыстной целью в зависимости от наступления результата квалифицируется как покушение на мошенничество или как оконченное мошенничество.

14. Деяния, закрепленные в ч. 1 и 3, относятся к категории преступлений небольшой тяжести, в ч. 2 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предметом преступления в ч. 1 являются: а) удостоверение; б) иной официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей; в) государственные награды РФ, РСФСР, СССР; г) штампы; д) печати; е) бланки.

О понятии официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, государственных наград РФ, РСФСР, СССР см. комментарий к ст. 324 УК; о понятии штампа и печати см. комментарий к ст. 325 УК РФ.

Под удостоверением понимается именной официальный документ, содержащий сведения о физическом (юридическом) лице и удостоверяющий его правовой статус.

Бланк — это стандартный лист бумаги с воспроизведенной на нем постоянной информацией документа и местом, отведенным для переменной информации.

2. Объективная сторона преступления характеризуется совершением хотя бы одного из перечисленных в законе действий.

Подделка представляет собой нарушение истинности документа (исправление его текста, подчистка, пометка другим числом, создание полностью подложного документа).

Сбыт означает передачу поддельного удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, другому лицу как возмездно, так и безвозмездно.

Изготовление — это полное создание поддельных государственных наград, штампов, печатей или их частичная подделка (изменение реквизитов, нанесение недостающих деталей и т.п.).

3. Подделка указанных в законе предметов осуществляется в целях их дальнейшего использования либо сбыта.

4. Предметом преступления в ч. 3 является подложный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей, когда информация, содержащаяся в нем, и (или) его реквизиты не соответствуют действительности.

5. Использование подложного документа означает его предъявление (демонстрация документа компетентному лицу для подтверждения наличия того или иного права) или представление (вручение документа соответствующему лицу (органу или организации), когда документ остается в их ведении).

6. Субъектом преступления в ч. 3 является лицо, не являющееся изготовителем подложного документа, поскольку в противном случае виновный несет ответственность по ч. 1.

Квалификация преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ, по признакам субъективной стороны (Лукьянова А.А.)

Дата размещения статьи: 21.06.2015

Конструируя ст. 327 УК РФ, законодатель в каждой из ее частей предусмотрел указание на специальные признаки субъективной стороны. Прежде всего подобным решением внимание акцентируется на том, что рассматриваемое преступление характеризуется исключительно умышленной формой вины.
Говоря о наличии специальной цели при совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, вводя специальную цель в качестве квалифицирующего признака в ч. 2 ст. 327 УК РФ, закрепляя указание на заведомость действий виновного в ч. 3 ст. 327 УК РФ, законодатель подчеркивает умышленный характер действий виновного. При этом очевидно, что характерные свойства данных признаков субъективной стороны свидетельствуют о необходимости установления исключительно прямого умысла лица, совершившего преступление. Да и собственно содержание объективной стороны подлога документов показывает, что совершение этого преступления с косвенным умыслом или же вовсе по неосторожности невозможно.
Б.И. Пинхасов отмечает, что само по себе внесение ложных сведений в документ, когда лицо не убеждено в достоверности вносимых сведений либо допускает их вследствие ошибки, может иметь место, однако данное деяние не является преступным и не может влечь за собой уголовную ответственность . Так, Президиум Нижегородского областного суда признал в действиях Г. отсутствие состава преступления в связи с тем, что помимо прочего действия Г. по изменению содержания документа (страхового полиса) не обладали умышленным характером ввиду того, что тот не был ознакомлен с необходимой процедурой внесения в страховой полис сведений о допущенных к управлению транспортным средством лицах .
———————————
Пинхасов Б.И. Защита документов по советскому праву. Ташкент, 1976. С. 30.
Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 8 августа 2012 г. // URL: http://sudact.ru/regular/doc/MRSH01bmxDgK (дата обращения: 02.09.2014).

В качестве одного из признаков, отличающего преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 327 УК РФ, от других разновидностей подлога документов, предусмотренных УК РФ, выступает предмет преступления — официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей. Следовательно, умыслом виновного должно охватываться то обстоятельство, что подделке подлежит исключительно данная разновидность документа.
В советский период развития доктрины о подлоге документов бесспорным признавался подход, заключающийся в возможности издания официального документа только государственными или общественными организациями. Так, В.С. Постников придерживался мнения, что субъект преступления должен полностью осознавать тот факт, что официальный документ исходит именно от данных источников . Однако необходимо отметить, что на современном этапе развития официального документооборота данный подход является чрезмерно узким, и многие ученые придерживаются мнения о необходимости расширения круга субъектов, издающих официальные документы . Более того, в соответствии с новым пониманием официального документа, нашедшим отражение в п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» , отнесение того или иного документа к числу официальных зависит исключительно от непосредственного содержания (т.е. способности документа удостоверять факты, влекущие юридические последствия) документа, а не от характера субъекта, его издающего.
———————————
Постников В.С. Уголовная ответственность за подделку, изготовление, сбыт и использование подложных документов, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1990. С. 136.
См., напр.: Бриллиантов А. Критерии официального документа // Уголовное право. 2010. N 5. С. 4 — 7.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Российская газета. 2013. N 154.

Как отмечает Б.И. Пинхасов, субъект преступления должен осознавать, во-первых, сам факт того, что подделка документов повлечет изменение его правового статуса (либо правового статуса других лиц), и, во-вторых, умыслом виновного должно охватываться осознание того объема прав, который он или другие лица смогут приобрести с помощью поддельного документа, а также того объема обязанностей, от которого они смогут освободиться . Уголовно-правовой оценке подлежат исключительно те права и обязанности, которые охватывались умыслом виновного, в то время как возможное приобретение права или освобождение от какой-либо обязанности в будущем находятся за рамками состава и не могут учитываться при характеристике общественной опасности содеянного .
———————————
Пинхасов Б.И. Указ. соч. С. 62.
Там же.

Неоднозначным является вопрос о том, подлежит ли уголовной ответственности по ст. 327 УК РФ лицо, подделывающее документ в целях его использования для реализации своего правомерного, по его собственному убеждению, права. Наиболее распространенной является та точка зрения, что использование противоправных средств (т.е. поддельных документов) для реализации пусть и правомерного права является общественно опасным ввиду причинения вреда нормальной деятельности государственного аппарата . То же правило применяется и к ситуации, когда лицо убеждено в принадлежности ему какого-либо права вследствие заблуждения или неправильного истолкования имеющих значение обстоятельств.
———————————
Пинхасов Б. Уголовная ответственность за подделку удостоверений и иных документов // Советская юстиция. 1973. N 9. С. 26.

Умысел виновного может ограничиваться желанием использовать документ для приобретения права или освобождения от обязанности, поэтому осознание субъектом причинения вреда официальному документообороту и, следовательно, порядку управления не входит в содержание волевого элемента прямого умысла .
———————————
Букалерова Л.А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.И. Пикурова. М., 2006. С. 248 — 249.

Отмечая важность мотива в формировании цели совершения преступления, некоторые ученые настаивают на необходимости обязательного установления (помимо собственно цели) мотива совершения рассматриваемого преступления. Так, В.С. Постников акцентирует внимание на важности исследования тех мотивов, которые легли в основу формирования преступной цели использования поддельного документа. К ним автор относит, в частности, корыстные мотивы; мотивы, связанные с изменением служебного или общественного положения; направленные на совершение иного правонарушения и т.п. .
———————————
Постников В.С. Указ. соч. С. 137 — 138.

Некоторые авторы мотивы, положенные в основу возникновения цели преступления, ошибочно отождествляют непосредственно с целью, которая рассматривается законодателем в качестве конститутивного признака анализируемого нами состава преступления. Так, А.В. Кузнецов отмечает, что в качестве «цели подлога» могут выступать, в частности, желание освободиться от налога, получение или сохранение права на занятие определенной должности . Не отрицая значения мотива в качестве своеобразного фундамента, необходимого для зарождения и последующего формирования цели, отметим, что ввиду отсутствия непосредственного легального закрепления мотива в качестве обязательного признака, его установление является обязательным только исходя из требований уголовно-процессуального закона (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), для квалификации же по ст. 327 УК РФ он безразличен.
———————————
Кузнецов А.В. Ответственность за подлог документов по уголовному праву. М., 1959. С. 56.

Необходимость установления исключительно умышленного характера действий лица, осуществляющего подделку документов, является следствием подхода, в соответствии с которым подлог документов представляет собой преступление, совершаемое посредством обмана. Следовательно, как отмечает А.В. Кузнецов, виновный, совершая обман, пытается (и это полностью охватывается его сознанием) ввести в заблуждение кого-либо относительно определенных, имеющих юридическое значение фактов или событий . Точка зрения о том, что подлог документов представляет собой одну из разновидностей преступного обмана, поддерживается абсолютным большинством ученых, в то или иное время занимавшихся данной проблемой.
———————————
Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 11 — 12.

В то же время необходимо согласиться с Ю.В. Щиголевым, подчеркивающим, что нельзя считать свершившимся обманом исключительно внесение изменений в документ либо создание полностью ложного документа. Действительным уголовно наказуемым обманом следует считать не собственно подлог, а непосредственно использование поддельного документа, введение его в обращение . Именно в связи с признанием данного обстоятельства в уголовно-правовой литературе возникло разделение подлога на подлог в узком смысле, включающий в себя исключительно создание нового документа или же внесение изменений в существующий, и подлог в широком смысле, чье понятие охватывает не только собственно подделку, но и последующее использование документа. Г.Н. Борзенков подчеркивал, что «непосредственным способом достижения преступной цели является последующее использование подложного документа» .
———————————
Щиголев Ю. Понятие и основные элементы подлога документов // Правоведение. 1998. N 1. С. 118.
Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М., 1971. С. 163.

Таким образом, цель использования документа является неотъемлемым свойством подлога документов, так как квалификация преступления определяется постановкой цели, а не ее реализацией . Более того, именно наличие специальной цели и предопределяет возможность совершения рассматриваемого преступления исключительно с прямым умыслом, так как виновный не только предвидит общественно опасный характер последствий своих действий, но и желает их наступления .
———————————
Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001. С. 71.
Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 15.

Данного подхода придерживается и судебная практика. Так, Президиум Верховного Суда РФ, признав отсутствие в действиях Д. состава преступления, подчеркнул, что само по себе выполнение в документе подписи от имени другого лица без последующего использования подделанного документа для получения прав или освобождения от обязанностей не может влечь за собой уголовную ответственность .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 сентября 2008 г. N 213-П08. Здесь и далее, если не указаны данные об опубликовании документа в Интернете, ссылка сделана на решения высшего судебного органа, размещенные в СПС «КонсультантПлюс».

Если лицо подделало документ не с целью его использования, а, к примеру, в целях продемонстрировать свое мастерство по видоизменению документа либо ради шутки, то уголовной ответственности данное лицо не подлежит. Еще А.А. Жижиленко отмечал, что «. лишь при наличности цели деятельности может быть речь о подлоге», и данная цель заключается как раз в «намерении употребить подделываемый или переделываемый документ под видом настоящего» . Таким образом, в рассматриваемом нами составе преступления указание на цель позволяет отграничить преступное поведение от непреступного. Московский областной суд в кассационном определении по делу К. обоснованно указал, что наличие цели дальнейшего использования подделываемого официального документа является обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ .
———————————
Жижиленко А.А. Подлог документов. Историко-догматическое исследование. СПб., 1900. С. 16.
Кассационное определение Московского областного суда от 1 ноября 2012 г. N 22-7851.

При этом необходимо иметь в виду, что последующее использование подделанного документа находится за рамками состава. Для квалификации по ч. 1 ст. 327 УК РФ необходимо установить лишь наличие цели использования документа как конститутивного признака субъективной стороны подлога документов.
Для квалификации не имеет значения, преследовало лицо цель использовать документ самостоятельно или же предполагалось, что документ будет использоваться другим лицом — УК РФ не содержит указания на данное обстоятельство, однако оно было специально закреплено в ст. 196 УК РСФСР 1960 г. Данного подхода придерживается и судебная практика: так, в одном из решений суд квалифицировал по ч. 1 ст. 327 УК РФ действия лица, совершившего подделку листка временной нетрудоспособности в целях его использования другим лицом для освобождения последнего от работы .
———————————
Приговор Бабаюртовского районного суда от 11 сентября 2012 г. URL: http://sudact.ru/regular/doc/C7ipJgJQ98bZ (дата обращения: 04.09.2014).

Следует отметить, что термином «использование» соответствующие действия обозначены в диспозиции ст. 327 УК РФ в нескольких случаях. В ч. ч. 1 и 2 ст. 327 УК РФ он выступает в качестве необходимого признака субъективной стороны, являясь обязательной целью преступления, в части же третьей статьи закреплен самостоятельный состав преступления — использование заведомо подложного документа. В связи с этим А.В. Кузнецов рассматривает собственно подделку как начало осуществления преступного замысла, а его продолжением является именно использование заведомо ложного документа . По мнению большинства авторов, квалификации по данной норме подлежат действия не самого лица, подделавшего документ, а лица, не имеющего отношения к подделке, но использующего подложный документ для получения какого-либо права или освобождения от обязанности.
———————————
Кузнецов А.В. Некоторые спорные вопросы квалификации преступлений, связанных с подлогом документов // Ученые записки ВИЮН. М., 1958. Вып. 7. С. 219.

Вместе с тем действия лица, подделавшего документ с целью его дальнейшего использования и впоследствии его использовавшего, полностью охватываются ч. 1 ст. 327 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ — такова позиция высшего судебного органа .
———————————
См.: Надзорное определение Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 46-Д06-16; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 655п06; Надзорное определение Верховного Суда РФ от 26 августа 2008 г. N 5-Д08-45.

В соответствии со сложившимся в уголовно-правовой науке подходом использование подложного документа представляет собой его предъявление или предоставление в организации или учреждение, или соответствующему физическому лицу, уполномоченному государством . В то же время в уголовно-правовой литературе можно встретить и достаточно радикальную позицию, в соответствии с которой утверждается, что уголовной ответственности подлежат не только лица, непосредственно вводящие документ в обращение, но и лица, лишь ознакомившиеся с содержанием такого документа и уяснившие для себя факт его подложности . Однако авторы, не разделяющую данную точку зрения, справедливо замечают, что ознакомление с содержанием документа является лишь обнаружением самого факта подлога, которое не может влечь за собой уголовную ответственность .
———————————
Щербаков А.В. Преступления против порядка управления: Научно-практический комментарий к главе 32 УК РФ. М., 2011. С. 132.
См.: Сергеева Т.Л. Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву. М., 1949. С. 113.
Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 214 — 215.

В основном судебная практика придерживается устоявшегося в науке понимания использования подложного документа. Так, Верховный Суд РФ в одном из кассационных определений отметил, что использование поддельного документа означает его представление лицом в соответствующее учреждение (должностному или иному лицу) в качестве подлинного с целью получения прав или освобождения от обязанностей .
———————————
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 15 ноября 2012 г. N 48-О12-100. Правда, в том же решении Верховный Суд РФ чрезмерно, на наш взгляд, сузил данное понятие, ограничившись лишь указанием на представление документа, в то время как предъявление документа также является его использованием.

Часть 2 ст. 327 УК РФ предусматривает квалифицированный состав рассматриваемого преступления, а именно его совершение с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. В ранее действовавшем уголовном законе данный квалифицирующий признак состава подделки официального документа отсутствовал, впервые он был включен в ст. 327 УК РФ в 2003 г. Общественно опасный характер этих двух выступающих в качестве квалифицирующего признака альтернативных целей — цели скрыть другое преступление или облегчить его совершение — состоит в том, что являющаяся самостоятельным преступлением подделка документов выступает не в качестве итоговой цели преступной деятельности, а выступает лишь в качестве средства для достижения итоговой цели, реализация которой лежит за пределами состава рассматриваемого преступления .
———————————
Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 103.

Следует отметить, что в УК 1996 г. цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение предусмотрена в качестве квалифицирующего признака лишь в двух случаях — в п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (квалифицированный состав убийства) и ч. 2 ст. 327 УК РФ. Подобное решение законодателя связано с тем, что подделка и последующее использование подложного документа являются одним из наиболее распространенных преступных деяний при совершении ряда преступлений против собственности, таких как мошенничество, присвоение или растрата. Подделка документа зачастую сопутствует и совершению других преступлений: к их числу П.Ю. Летников относит, в частности, и ряд преступлений в сфере экономической деятельности, таких как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ) . Таким образом, путем введения данного квалифицирующего признака в диспозицию ч. 2 ст. 327 УК РФ подчеркивается сложный характер подлога документов, который, выступая в одних случаях в качестве самостоятельного преступления, в других — является способом достижения другой, нередко более общественно опасной преступной цели.
———————————
Летников П.Ю. Уголовная ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009. С. 142 — 143.

Вероятно, обстоятельством, способствовавшим закреплению данного признака непосредственно в нормах УК РФ, послужили споры, которые велись в теории относительно того, каким образом необходимо квалифицировать совершение преступлений, связанных с подлогом документов. Большинство авторов настаивало на необходимости квалификации по совокупности преступлений, и лишь отдельные ученые придерживались противоположной позиции. Так, согласно точке зрения Т.Л. Сергеевой, в связи с тем, что в большинстве случаев подделка документов сопутствует более тяжким, чем сам подлог документов, преступлениям, решающую роль при квалификации должен играть тот объект уголовно-правовой охраны, посягательство на который является более общественно опасным, и, соответственно, квалификация по совокупности преступлений не может иметь места .
———————————
Сергеева Т.Л. Указ. соч. С. 123.

Однако данные выводы сложно признать убедительными, что подтверждается их критикой во многих уголовно-правовых работах, посвященных подлогу документов и его соотношению с совершением других преступлений . Четкую позицию по данному вопросу занял и Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 Постановления высшего судебного органа разделяют не от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», указав, что мошенничество, совершенное лицом с использованием подделанного им самим официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется по правилам совокупности преступлений . В данном пункте Верховный Суд РФ отметил, что квалификация по совокупности со ст. 159 УК РФ возможна только в отношении ч. 1 ст. 327 УК РФ, предусматривающей ответственность за подделку документа, в то время как использование виновным подделанного им самим документа Пленум Верховного Суда РФ не рассматривает в качестве самостоятельного преступления, считая использование документа способом хищения чужого имущества. Правда, данный подход высшего судебного органа разделяют не все ученые. Так, по мнению Н.А. Лопашенко, использование подделанного документа не является необходимым элементом объективной стороны мошенничества, вследствие чего дополнительная квалификация по ч. 3 ст. 327 УК РФ является обязательной . Тем не менее суды придерживаются позиции, отраженной в названном документе Пленума Верховного Суда РФ. Так, Московский городской суд подчеркнул, что при осуждении за мошенничество с использованием подложного документа дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требуется, поскольку использование подложного документа является способом хищения и охватывается составом мошенничества .
———————————
См., напр.: Тихенко С.И. Борьба с хищениями социалистической собственности, связанными с подлогом документов. Киев, 1959. С. 157.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета. 2008. N 4.
Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография // СПС «КонсультантПлюс».
Постановление Президиума Московского городского суда от 17 апреля 2009 г. N 44у-121/09.

Пристатейный библиографический список

1. Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М., 1971.
2. Бриллиантов А. Критерии официального документа // Уголовное право. 2010. N 5.
3. Букалерова Л.А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.И. Пикурова. М., 2006.
4. Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010.
5. Жижиленко А.А. Подлог документов. Историко-догматическое исследование. СПб., 1900.
6. Кузнецов А.В. Некоторые спорные вопросы квалификации преступлений, связанных с подлогом документов // Ученые записки ВИЮН. М., 1958. Вып. 7.
7. Кузнецов А.В. Ответственность за подлог документов по уголовному праву. М., 1959.
8. Летников П.Ю. Уголовная ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009.
9. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография // СПС «КонсультантПлюс».
10. Пинхасов Б. Уголовная ответственность за подделку удостоверений и иных документов // Советская юстиция. 1973. N 9.
11. Пинхасов Б.И. Защита документов по советскому праву. Ташкент, 1976.
12. Постников В.С. Уголовная ответственность за подделку, изготовление, сбыт и использование подложных документов, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1990.
13. Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001.
14. Сергеева Т.Л. Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву. М., 1949.
15. Тихенко С.И. Борьба с хищениями социалистической собственности, связанными с подлогом документов. Киев, 1959.
16. Щербаков А.В. Преступления против порядка управления: Научно-практический комментарий к главе 32 УК РФ. М., 2011.
17. Щиголев Ю. Понятие и основные элементы подлога документов // Правоведение. 1998. N 1.

Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

1. Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Использование заведомо подложного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Действия, в совершении которых обвиняется Рузиев П.У., связанные с переходом границы Республики Узбекистан с Республикой Казахстан в нарушение установленного порядка и подделку официальных документов являются уголовно наказуемыми в Российской Федерации и соответствуют ч. 2 ст. 322 (в редакции ФЗ N 98 от 04.07.2003) и ч. 2 ст. 327 УК РФ и предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком до 5 и до 4 лет соответственно. Сроки давности привлечения его к уголовной ответственности не истекли.

ч. 2 ст. 327 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

Решением квалификационной коллегии судей края от 11 ноября 2011 г. удовлетворено представление Председателя Следственного комитета Российской Федерации, дано согласие на возбуждение уголовного дела в отношении мирового судьи судебного участка района края в отставке Котельникова А.В. по признакам преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 325 и частью 2 статьи 327 УК РФ.

19 января 2011 года Петрова И.А. была вновь задержана в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ в связи с обвинением в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 1 ст. 201 УК РФ, и нарушением меры пресечения в виде домашнего ареста.

Ответственность за указанные выше деяния, в совершении которых обвиняется Юсуб Ф.Р. о по законодательству Азербайджанской Республики, предусмотрена также и российским уголовным законодательством, а именно: п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в особо крупном размере), ч. 2 ст. 327 УК РФ (подделка официального документа, совершенная с целью облегчить совершение другого преступления), ч. 3 ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение государственной границы, совершенное организованной группой), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

1. Приговором Ленинского районного суда города Чебоксары от 6 декабря 2013 года, частично измененным апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 6 июня 2014 года, гражданин А.Ю. Шагиев был признан виновным в совершении ряда преступлений, предусмотренных частями третьей и четвертой статьи 159, частью первой статьи 187 и частью второй статьи 327 УК Российской Федерации.

Действия, в совершении которых обвиняется Гуломов А.А., связанные с подделкой российских паспортов в целях их использования, совершенные с использованием компьютерной техники, по которым один из приобретателей паспортов был задержан на контрольно-пропускном пункте в Душанбе при попытке пересечения границы, а второй пересек государственную границу Таджикистана и был задержан в Турции, являются уголовно-наказуемыми в Российской Федерации и соответствуют ч. 2 ст. 327 и ч. 5 ст. 33 — ч. 1 ст. 322 УК РФ, предусматривающей наказание в виде; лишения свободы до 4 лет.

ч. 2 ст. 327 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Не основаны на материалах дела и выводы суда о том, что деяния, инкриминируемые Эргашову, подлежат квалификации по уголовному законодательству Российской Федерации как преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 160 и ч. 2 ст. 327 УК РФ, — хищение чужого имущества в особо крупном размере и подделка официального документа, предоставляющего права с целью облегчить совершение другого преступления.

по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 327 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.12.2011 N 420-ФЗ), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ в виде лишения свободы на срок 2 (два) года.

К вопросу о дифференциации уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст. 327 УК РФ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Бойцова Жанна Андреевна

Представлен анализ судебно-следственной практики по вопросу использования поддельных документов, способствующих совершению более тяжких преступлений; формулируются предложения по пересмотру санкций ст. 327 УК РФ в сторону ужесточения наказания .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Бойцова Жанна Андреевна,

To the question of differentiation of criminal responsibility for crimes under Art. 327 of the Criminal Code of the Russian Federation

The article analyzes the judicial and investigative practice on the use of forged documents to facilitate the commission of more serious crimes, as well as suggestions on ne-reviewing their sanctions Art. 327 of the Criminal Code of the Russian Federation towards toughening punishment .

Текст научной работы на тему «К вопросу о дифференциации уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст. 327 УК РФ»

УДК 343.288; 343.522 ББК 67.408.1

К ВОПРОСУ О ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ СТ. 327 УК РФ

ЖАННА АНДРЕЕВНА БОЙЦОВА,

адъюнкт очной формы обучения кафедры уголовного права Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя Научная специальность 12.00.08 — уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право E-mail: [email protected] Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Кадников Н.Г.;

Рецензенты: кандидат юридических наук, доцент Дайшутов М.М.

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Представлен анализ судебно-следственной практики по вопросу использования поддельных документов, способствующих совершению более тяжких преступлений; формулируются предложения по пересмотру санкций ст. 327 УК РФ в сторону ужесточения наказания.

Ключевые слова: подделка, ответственность, наказание, официальные документы, дифференциация, общественная опасность.

Annotation. The article analyzes the judicial and investigative practice on the use of forged documents to facilitate the commission of more serious crimes, as well as suggestions on ne-reviewing their sanctions Art. 327 of the Criminal Code of the Russian Federation towards toughening punishment.

Keywords: fake, responsibility, punishment, white papers, differentiation, public danger.

Исторический анализ развития уголовного законодательства об ответственности за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков1 показывает, что истоки данного уголовно-правового запрета берут свое начало еще в XVI веке. Подобные деяния признавались общественно опасными уже и в то время, однако степень общественной опасности изначально определялась исходя не из способа совершения деяний, а лишь с учетом вида подделываемых документов.

По мере развития общества, усложнения общественных отношений и наделения документов определенными реквизитами, а также в условиях расширения финансово-кредитного оборота, развития информационных технологий и технических способностей, которые приводят к увеличению объема электронного документооборота и появлению электронных документов, постепенно происходит конкретизация способов совершения исследуемых деяний, а также изменяется степень их общественной опасности.

Исследуемое нами преступление, ответственность за которое предусмотрена ч.1 и ч.3 ст. 327 УК, относится к преступлениям небольшой тяжести и лишь в ч. 2 данной статьи, регламентирующей ответственность за деяния, совершенные с целью скрыть другое пре-

ступление или облегчить его совершение, предусмотрено более строгое наказание, позволяющее отнести содеянное к категории преступлений средней тяжести.

На наш взгляд, такой подход к дифференциации наказания не совсем отвечает той степени общественной опасности, которую на сегодняшний момент несут в себе рассматриваемые преступления.

В уголовном законе, как отмечает в своих работах профессор Н.Г. Кадников2, устанавливается дифференцированный подход к выбору мер уголовной ответственности к лицам, признающимся виновными в совершении преступления. При этом, стоит согласиться с мнением А.И. Коробеева о том, что «дифференциация означает необходимость на законодательном и правоприменительном уровнях разработки и применения соответственно строгих мер уголовно-правового воздействия к лицам, совершившим преступления»3.

Другими словами, дифференциация уголовной ответственности за преступления происходит на этапе его криминализации, т.е. установлении уголовно-правового запрета. Хотелось бы отметить, что в свете того, что большинство основных нормативно-правовых актов, регулирующих сферу оборота документов, было принято около десяти лет назад4, а развитие информационных технологий в стране не стоит на месте и, в свою оче-

редь, способствует появлению более новых способов совершения преступлений данного вида. Уголовный закон, к сожалению, несмотря на постоянно вносимые изменения, за технологическими процессами успевает не всегда, что в частности, нерационально отражается и на степени наказания за исследуемые преступления.

По общему мнению учёных, признаком, выражающим социальную природу преступления и влияющим на установление степени наказания, выступает общественная опасность деяния, при этом ее количественные и качественные параметры используются для разделения преступлений с целью дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания5.

Зачастую поддельные документы используются для приготовления к другим преступлениям, а равно для их совершения или сокрытия, что учтено в ч. 2 ст. 327 УК РФ. Подделывая официальные документы, виновные совершают более опасные деяния. Используемые поддельные документы довольно часто способствуют совершению тяжких и особо тяжких преступлений, таких как преступления террористического характера, бандитизм, убийство, похищение человека и другие. Подделывая диплом о медицинском образовании и занимаясь на этом основании лечением больных, лицо не только нарушает нормальную работу органов здравоохранения, но и может нанести вред жизни и здоровью граждан. Также, несомненно, тесную взаимосвязь исследуемые деяния имеют с хищениями, преимущественно с мошенничеством, присвоением и растратой.

Приведем несколько примеров из судебной практики. Так, например, в 2011 г. житель Чувашии Яковлев В.В., имея преступный умысел обманным путем заманить в Татарстан и совершить нападение с применением огнестрельного оружия на лиц, желающих приобрести автомобиль, и завладения их денежными средствами, для совершения задуманного, с целью сохранения собственной анонимности, в январе 2011 г. приобрел утерянные паспорта граждан РФ Л. и Г. для дальнейшей покупки сим-карт, мобильных телефонов, аренды жилья в г. Казани и совершения иных сделок, при заключении которых необходим официальный документ. Помимо этого, в мае 2010 г., находясь в г. Чебоксары, Яковлев В.В., с целью дальнейшего использования, с помощью поддельной печати Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ изготовил на свое имя поддельное удостоверение помощника руководителя Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Чувашии.

25 марта 2011 г. Яковлев В.В., вооружившись пистолетом, встретив в аэропорту г. Казани потенциальных покупателей — А. и Б. и двигаясь по участку автодороги, свернув в сторону и оценив свои возможности и физическое состояние А. и Б., принял решение в ходе нападения убить потерпевших. А 26 апреля 2011 года при задержании Яковлев В.В. предъявил сотрудникам МВД РТ поддельное удостоверение прокуратуры РФ и представился сотрудником Следственного комитета РФ, требуя освобождения6.

Или, например, в августе 1994 года, в г. Томске Дахкильгов К.Я. совершил умышленное убийство В. на почве личных неприязненных отношений, а в дальнейшем, с целью сокрытия подлинных данных о своей личности, избежания уголовной ответственности за совершенное ранее убийство В., использовал заведомо подложный документ — паспорт гражданина республики Казахстан на имя Дахкильгова К.Я. с вклеенной в него своей фотографией7.

В октябре 2011 года в г. Березники Пермского края в квартире после совместного употребления спиртных напитков и ссоры, на почве возникших личных неприязненных отношений к гр. М.Ш., Бегиджонов Х.Р. нанес деревянной палкой (битой) побои гр. М.Ш., от которых на месте преступления, по неосторожности наступила смерть гр. М.Ш. В дальнейшем, Бегиджонов Х.Р., находясь в федеральном розыске за совершенное преступление и скрываясь от органов следствия, с целью дальнейшего незаконного использования, приобрел у неустановленного следствием лица подложный документ — паспорт гражданина республики Таджикистан на имя гр. И.К., куда была вклеена фотография Бегиджонова Х.Р.8

По другому уголовному делу в конце 2009 г. Ов-сепян Д.В., являясь гражданином Республики Армении, предоставив поддельный паспорт данной страны на имя В., поддельное водительское удостоверение на имя В., а также свою фотографию, содержащие заведомо ложные сведения, ввел в заблуждение сотрудников по обслуживанию иностранных граждан ГУВД относительно своих анкетных данных, вследствие чего получил водительское удостоверение категории «В» на имя В. После чего, в апреле 2010 г. на территории г. Москвы он совершил нарушение правил дорожного движения, а именно наезд на пешехода А., повлекшее по неосторожности смерть человека9.

В январе 2013 г. Конев В.В., имея при себе поддельное водительское удостоверение на право управления транспортным средством категории «В» перевозя в качестве пассажиров А.В.С. и с.М.А., допустил столкновение со второй секцией локомотива. В результате дорожно-транспортного происшествия пассажиру А.В.С. был причинен тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека10.

В 2013 году, Ганжур А.М., являясь управляющим денежными средствами ЖСК «Весна», имея умысел на хищение денежных средств, снял с расчётного счета ЖСК «Весна» на хозяйственные нужды данной организации наличные денежные средства на общую сумму 741 000 рублей. В последствии часть денежных средств использовал по целевому назначению, а часть средств, в сумме 457302,2 рублей, присвоил себе. После этого, чтобы скрыть факт хищения денежных средств, используя оригинальную печать, изготовил заведомо подложные документы о выполненных работах, куда умышленно внес заведомо ложные сведения о сумме выплаченных денежных средств и, с целью сокрытия ранее совершенного преступления, предоставил данные подложные документы в бухгалтерию ЖСК «Весна» в качестве отчет-

ных, согласно которым якобы производился ремонт на общую сумму 463 956 рублей11.

Таким образом, судебно-следственная практика наглядным образом показывает взаимосвязь подделки документов с другими преступлениями, приводящими к наступлению более тяжких последствий или попытке избежать наказания за уже совершенные деяния.

Согласно статистическим данным, в целом по России по ст. 327 УК РФ в 2004 году было зарегистрировано — 105066 преступлений; в 2005- 83189; в 2006 — 84968; в 2007 — 81674; в 2008 — 79855; в 2009 — 71010; в 2010 — 49095; в 2011 — 41635; в 2012 — 39009; в 2013 — 41630; в 2014 — 39759.

При этом, значительный рост количества зарегистрированных преступлений в 2004 году в основном произошел в связи с внесением изменений в уголовное законодательство в конце 2003 года, перераспределением преступных деяний по категориям. Тем не менее, нельзя оставлять без внимания и то обстоятельство, что подъемы и спады количества зарегистрированных преступлений, за исключением периодов, когда происходили резкие кардинальные изменения социальной среды, не могут в полной мере отражать реальную динамику преступлений, связанных с подделкой документов12. Так, к примеру, в период с 2004 по 2008 год увеличилось число зарегистрированных преступлений по статье 327 УК РФ, в связи с тем, что в стране улучшилась экономическая стабильность и увеличился приток мигрантов из прилегающих стран СНГ, что в свою очередь привело к росту подделки и использованию поддельных миграционных карт пребывающими лицами. А финансовый кризис 2008 года и, как следствие, массовый отток мигрантов, привели к снижению числа зарегистрированных преступлений по исследуемой норме.

Проведя анализ криминогенной ситуации, складывающейся в сфере регулирования официального документооборота в России, нельзя оставить без внимания её коррупционную составляющую, остающуюся по большей части латентной, а также построение законодательства таким образом, что при совершении ряда преступлений идет поглощение преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ, другими составами (например, при совершении хищения путем обмана или злоупотребления доверием с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа (ст. 159 УК РФ) или при незаконной выдаче либо подделке рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233 УК РФ)).

Таким образом, учитывая такие случаи преступлений как подделка официальных документов, бланков, штампов, печатей с целью их дальнейшего использования и использование таких предметов для совершения или сокрытия уже совершенных более тяжких преступлений, и приходя к выводу, что общественная опасность исследуемых преступлений существенно возросла, автор предлагает ужесточить наказания (увеличив санкцию в

виде лишения свободы: по ч. 1 ст. 327 УК РФ — до 4 лет, по ч. 2 ст. 327 — до 6 лет, а по ч. 3 ст. 327 — до 8 лет), что позволит отнести данные преступления по ч. 1 ст. 327 к преступлениям средней тяжести, а по ч.2 и ч.3 ст. 327 — к тяжким преступлениям с целью предупреждения совершения таких деяний, а также наступления других общественно опасных последствий.

1 См.: Судебники 15-16 веков. Законодательные памятники Русского централизованного государства 15-17 веков. Под общ. ред. Б. Д. Грекова. — М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР. 1952. С. 141-176.; Летников П.Ю. Уголовная ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков. Дис. . канд. юрид. наук. С. 15-30; Бойцова Ж.А. К вопросу об истории развития российского законодательства об уголовной ответственности за подделку документов // Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 6. — С. 111-116.

2 См., например: Кадников Н.Г. Классификация преступлений по уголовному праву России. М.: Юрид. изд-во МВД РФ, 2000. — С. 5-16.

3 См.: Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. Владивосток., 1987. — С. 39.

4 К числу таковых можно отнести: Указ Президента РФ от 17 марта 2008 N 351 «О мерах по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации при использовании информационно-телекоммуникационных сетей международного информационного обмена»; Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» и др.

5 См.: Дайшутов М.М. Значение и теоретические основы классификации преступлений в Российском уго-ловном праве // Вестник Московского университета МВД России. 2013. № 10. — С. 78.

6 См.: Приговор по уголовному делу № 2-74/2011 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-tatarstan-respublika-tatarstan-s/act-100602372/ (Дата обращения 9.11.2015 г.)

7 См.: Приговор по уголовному делу № 1-122/10 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-oktyabrskij-rajonnyj-sud-g-tomska-tomskaya-oblast-s/act-100857007/ (Дата обращения 9.11.2015 г.)

8 См.: Приговор по уголовному делу № 1-197/2012 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-bereznikovskij-gorodskoj-sud-permskij-kraj-s/act-411938003/ (Дата обращения 9.11.2015 г.)

9 См.: Приговор по уголовному делу № 1-779/2011 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-babushkinskij-rajonnyj-sud-gorod-moskva-s/act-406381118/ (Дата обращения 9.11.2015 г.)

10 См.: Приговор по уголовному делу № 1-91/2013 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-shirinskij-rajonnyj-sud-respublika-xakasiya-s/act-459256815/ (Дата обращения 9.11.2015 г.)

11 См.: Приговор по уголовному делу № 1-192/13 [Электронный ресурс] // URL: https://rospravosudie.com/court-korolyovskij-gorodskoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act-422406966/ (Дата обращения 15.12.2014 г.)

12 См.: Криминология. Учебник // Под общ. ред. А.И. Долговой. — 4-е изд. переработ. и допол. — М.: Норма: Инфра-М, 2010. — С. 339-343.