Оспаривание сделок должника сроки давности

Автор: | 07.08.2019

Оглавление:

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2016 г. N 304-ЭС14-5681 Суд оставил без изменения постановление апелляционного суда об удовлетворении заявленных требований по делу о банкротстве акционерного общества, поскольку на момент подачи заявления о признании сделки недействительной срок исковой давности не истек, конкурсным управляющим должника доказана вся совокупность условий для признания оспариваемой сделки недействительной

Резолютивная часть определения объявлена 1 февраля 2016 года.

Полный текст определения изготовлен 5 февраля 2016 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Капкаева Д.В. и Разумова И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего открытым акционерным обществом «Омскэнергосбыт» Вайсберга Александра Петровича

на определение Арбитражного суда Омской области от 27.01.2015 (судья Хвастунцев А.М.) и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.07.2015 (судьи Коробейникова О.С., Лошкомоева В.А., Мелихов Н.В.)

по делу N А46-1949/2013 о несостоятельности (банкротстве) открытого акционерного общества «Омскэнергосбыт» (далее — должник, ОАО «Омскэнергосбыт»).

В судебном заседании принял участие представитель открытого акционерного общества «Омский бекон» (далее — ОАО «Омский бекон», общество) Афельд В.Э. по доверенности от 20.10.2015 N 78.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А., объяснения представителя ОАО «Омский бекон», Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

в рамках дела о банкротстве ОАО «Омскэнергосбыт» конкурсный управляющий должником Вайсберг А.П. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделки по зачету встречных требований между должником и ОАО «Омский бекон», осуществленной на основании уведомления от 27.02.2013 на сумму 4 697 699,54 руб.

Определением Арбитражного суда Омской области от 27.01.2015 в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано.

Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 определение арбитражного суда от 27.01.2015 отменено. Сделка зачета встречных требований между должником и ОАО «Омский бекон» от 27.02.2013 на сумму 4 697 699,54 руб. признана недействительной. Взаимная задолженность сторон, прекращенная зачетом, восстановлена.

Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.07.2015 постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 отменено, определение Арбитражного суда Омской области от 27.01.2015 оставлено в силе.

Конкурсный управляющий Вайсберг А.П. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции и постановление суда округа отменить, постановление суда апелляционной инстанции оставить в силе.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2015 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель ОАО «Омский бекон» возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Конкурсный управляющий Вайсберг А.П., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явился, в связи с чем дело рассмотрено в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав присутствующего в судебном заседании представителя ОАО «Омский бекон», Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что определение Арбитражного суда Омской области от 27.01.2015 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.07.2015 подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 27.02.2013 ОАО «Омский бекон» направило в адрес ОАО «Омскэнергосбыт» уведомление о зачете встречного однородного требования на сумму 4 697 699,54 руб.

Из текста указанного уведомления следует, что ОАО «Омский бекон» имело задолженность перед ОАО «Омскэнергосбыт» по договору энергоснабжения от 01.04.2007 N 34-0890 в сумме 4 801 561,86 руб. На основании договоров уступки от 26.02.2013 к ОАО «Омский бекон» перешло право требования к ОАО «Омскэнергосбыт» по договорам энергоснабжения от 25.04.2007 N 37-0298, от 25.04.2007 N 37-0299, от 29.01.2007 N 34-0184, от 29.12.2006 N 34-0005, заключенным ОАО «Омскэнергосбыт» с обществом с ограниченной ответственностью «Лузинское молоко», обществом с ограниченной ответственностью «Лузинское зерно», открытым акционерным обществом «ЛКЗ», открытым акционерным обществом «Птицефабрика «Сибирская», в общей сумме 4 697 699,54 руб.

Ссылаясь на то, что сделка по зачету встречного однородного требования совершена с предпочтением и в силу статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) является недействительной, конкурсный управляющий Вайсберг А.П. обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 20.3, 61.9, 126 Закона о банкротстве, с учетом разъяснений, изложенных в пункте 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пришел к выводу пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности, о применении которого заявлено ОАО «Омский бекон».

При этом суд исходил из того, что Вайсберг А.П. утвержден конкурсным управляющим ОАО «Омскэнергосбыт» решением арбитражного суда от 21.10.2013, следовательно, именно с указанной даты он имел возможность получить информацию о намерении ОАО «Омский бекон» осуществить зачет встречных требований.

Отменяя определение суда первой инстанции и удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд апелляционной инстанции исходил из того, что на момент подачи заявления о признании сделки недействительной срок исковой давности не истек, конкурсным управляющим должника доказана вся совокупность условий для признания оспариваемой сделки недействительной по основаниям пунктов 1 и 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции и оставляя в силе определение суда первой инстанции, суд округа поддержал вывод последнего о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности.

По мнению суда округа, с момента утверждения конкурсным управляющим ОАО «Омскэнергосбыт» Вайсберг А.П. в силу пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве должен был предпринять необходимые действия по получению информации о намерении ОАО «Омский бекон» осуществить зачет встречных требований.

Получив в декабре 2013 года письмо открытого акционерного общества «ТГК-11» от 18.12.2013 N МШ-4752/03, конкурсный управляющий Вайсберг А.П., действуя добросовестно и разумно, должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки и, как следствие, обратиться в арбитражный суд с соответствующим заявлением до истечения срока исковой давности (21.10.2014).

Между тем, судами первой и кассационной инстанций не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. При этом течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно статье 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных Законом о банкротстве.

В абзаце 2 пункта 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что в соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности. Однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.

Таким образом, законодательство связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело реальную возможность, узнать о нарушении права.

Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

В связи с чем, в случае надлежащего исполнения руководителем должника своих обязанностей конкурсный управляющий мог бы получить документацию в пределах указанных трех дней и узнать о наличии оснований для оспаривания сделки.

Однако из обстоятельств дела о банкротстве должника следует, что данная обязанность бывшим руководителем должника не исполнена.

Определением от 25.12.2013 Арбитражный суд Омской области на основании ходатайства конкурсного управляющего истребовал у бывшего руководителя должника всю бухгалтерскую документацию ОАО «Омскэнергосбыт» и выдал исполнительный лист.

Из чего следует, что конкурсный управляющий в разумный срок предпринял соответствующие меры для получения необходимой информации.

Как правильно указал суд апелляционной инстанции, течение срока исковой давности не могло начаться ранее даты получения письма от 18.12.2013 N МШ-4752/03, когда у конкурсного управляющего возникла возможность получить информацию о произведенном зачете встречных требований.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что заявление о признании оспариваемой сделки недействительной подано в арбитражный суд конкурсным управляющим Вайсбергом А.П. в пределах срока исковой давности (17.12.2014) соответствует материалам дела и названным положениям Закона.

Рассматривая спор по существу, суд апелляционной инстанции, исходя из положений пунктов 1 и 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве установил, что в результате зачета встречных однородных требований, совершенного в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и при наличии на момент его совершения у должника задолженности перед иными кредиторами, ОАО «Омский бекон» получило преимущественное удовлетворение своих требований к должнику.

В связи с чем, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о недействительности оспариваемой сделки.

Поскольку судами первой инстанции и округа допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов должника и его кредиторов, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с оставлением в силе постановления суда апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Арбитражного суда Омской области от 27.01.2015 и постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.07.2015 по делу N А46-1949/2013 отменить.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 по указанному делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Срок исковой давности для оспаривания сделок должника (Николаев А.)

Дата размещения статьи: 31.03.2016

Дело о банкротстве среди прочего предоставляет возможность формирования конкурсной массы должника за счет оспаривания его сделок по правилам главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Увеличение количества дел о банкротстве влечет за собой рост числа оспариваний сделок банкротов. На практике зачастую возникают вопросы при определении сроков исковой давности для оспаривания таких сделок, поскольку истечение срока исковой давности является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 ГК РФ). Чтобы эффективно возражать на заявление о пропуске срока исковой давности, необходимо определить, с какого момента его рассчитывать.

Субъективное право

Согласно ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В Постановлении Пленума ВС РФ от 12.11.2001 N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 18 данная норма разъяснена следующим образом: «Под правом лица, подлежащим защите судом, следует понимать субъективное гражданское право конкретного лица».
Зависимость срока исковой давности от субъективного элемента раскрывается в ст. 200 ГК РФ, согласно п. 1 которой, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Применительно к законодательству о банкротстве правила о сроках исковой давности имеют следующее преломление. Срок исковой давности по оспариванию сделок на основании главы III.1 Закона о банкротстве исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки. Заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ).
Отметим, что дальше мы будем рассматривать сделки, которые оспариваются по правилам главы III.1 Закона о банкротстве. В ходе дела о банкротстве также могут быть оспорены сделки должника по основаниям, предусмотренным ГК РФ. При оспаривании таких сделок применяются общие правила исчисления сроков исковой давности, и момент начала течения таких сроков не связан с моментом, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки.

Момент важен.

Основной особенностью срока исковой давности для оспаривания сделок должника является момент начала течения этого срока. Согласно п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности исчисляется с момента, когда первое уполномоченное на предъявление иска лицо узнало или должно было узнать о наличии оснований для признания сделки недействительной.
Сделки должника могут оспариваться в конкурсном производстве или внешнем управлении, соответственно, заявление об оспаривании сделки должника, согласно п. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве, может быть подано конкурсным или внешним управляющим (далее в статье будет говориться о конкурсном производстве и конкурсном управляющем, но все рассуждения будут справедливы и для внешнего управления и внешнего управляющего).
Эта норма в п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 разъясняется следующим образом. В соответствии со ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности (абз. 3 п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве)) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве. Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности. Однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Отдельно стоит отметить, что при банкротстве кредитных организаций, имеющих специальное регулирование, первым уполномоченным лицом на предъявление иска об оспаривании сделки с предпочтением является руководитель временной администрации. Исковая давность начинает течь с того момента, когда он узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (Определение ВС РФ от 24.09.2014 по делу N 305-ЭС14-1204).
Кроме конкурсного и внешнего управляющих заявления об оспаривании сделок должника могут подавать конкурсный кредитор или уполномоченный орган, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более 10% общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Право кредиторов и уполномоченного органа самостоятельно подавать заявления об оспаривании сделок направлено на защиту кредиторов от недобросовестных арбитражных управляющих, поэтому срок исковой давности рассчитывается с момента, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки должника.

. и основания тоже

Необходимо отметить, что управляющий должен узнать не просто о факте совершения конкретной сделке, а о наличии оснований для ее оспаривания.
Например, совершенная за год до возбуждения дела о банкротстве сделка с равноценным встречным исполнением, направленная на передачу имущества контрагенту, при отсутствии заинтересованности между контрагентом и должником может не вызвать подозрения со стороны управляющего, даже если единственным участником контрагента была компания, зарегистрированная в офшоре.
Но если управляющим будет получена информация о том, что реальными бенефициарами офшорной компании являются участники должника, то в таком случае должник и контрагент будут признаны заинтересованными лицами и у управляющего будут все основания для оспаривания такой сделки (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
В подобном примере срок исковой давности для оспаривания сделки необходимо считать с момента, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о факте совершения такой сделки и наличии заинтересованности между должником и контрагентом.
Данный вывод подтверждается разъяснениями в п. 31 Постановления Пленума ВАС РФ N 63, согласно которым конкурсные кредиторы и уполномоченный, направляя арбитражному управляющему предложение об оспаривании сделки должника, должны обосновать наличие совокупности обстоятельств, составляющих предусмотренное законом основание недействительности, применительно к указанной им сделке.

Взаимосвязанные вопросы

В Постановлении Пленума ВАС РФ N 63 указывается, что при определении момента начала исчисления срока исковой давности необходимо принимать во внимание, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под ст. 61.2 или ст. 61.3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (недвижимого имущества, долей в уставном капитале и т.д.), а также об имевшихся счетах в банках и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.
Пленум ВАС РФ описал лишь некоторые примеры должного поведения конкурсного управляющего. Для того чтобы определить, с какого момента начинает течь срок исковой давности в отношении конкретной сделки, необходимо определить, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания такой сделки. Для этого нужно ответить на два взаимосвязанных вопроса. Во-первых, откуда управляющий мог получить такую информацию, из каких документов? Во-вторых, действуя добросовестно и разумно, когда управляющий мог получить такую информацию?
Ответы на оба вопроса взаимосвязаны, поскольку можно выделить некоторую программу минимум: что должен сделать арбитражный управляющий. Если у него появляется информация, которая позволяет усомниться в сделке должника, то он должен будет пытаться как-то опровергнуть или подтвердить такие сомнения, получив дополнительные сведения. В случае с приведенным выше примером с перечислением должником денежных средств компании, участники которой не являются резидентами РФ, управляющий должен попытаться получить информацию о бенефициарах офшорной компании. Для этого он может обратиться с запросом непосредственно в такую организацию, налоговую службы, банки, истребовать сведения через суд.
Информация о наличии оснований для оспаривания сделки может быть получена из банковских выписок, регистрирующих органов (ГИБДД, ОАТИ, Росреестра, Ростехнадзора и т.д.), налоговой службы и пр. Самый простой и нечасто встречающийся на практике случай получения информации — это передача документов бывшим руководителем должника конкурсному или временному управляющему. Согласно п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. В таком случае срок исковой давности можно рассчитывать с момента такой передачи документов, если она произведена в разумные сроки.
Для ответа на второй вопрос необходимо определить, какие действия должен был совершить разумный арбитражный управляющий для получения необходимой информации. Например, если бывший руководитель должника не передает документы, арбитражный управляющий должен обратиться в суд с заявлением об истребовании доказательств, получить исполнительный лист, возбудить исполнительное производство, то есть использовать все возможности, которые предоставляет законодательство о банкротстве, на что прямо указано в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63. Кроме того, арбитражный управляющий может самостоятельно получить информацию о движении денежных средств по расчетным счетам должника, о сделках с недвижимым имуществом должника, транспортных средствах, которые ранее принадлежали должнику, и т.д. При этом, анализируя полученную информацию, у конкурсного управляющего может появиться необходимость запросить дополнительные документы. Например, если на расчетный счет должника поступили денежные средства за уступку прав требования, управляющий должен выяснить, что это была за уступка и есть ли основания для оспаривания такой сделки. Отдельно стоит отметить, что должник мог представлять какие-либо документы в налоговую инспекцию, например при проведении выездной проверки, поэтому копию материалов такой проверки также целесообразно запрашивать.
В случае непередачи документов бывшим руководителем должника наиболее проблематичным для управляющего является получение информации об уступках прав требования, зачетах, договорах поручительства и т.д., то есть сделках, о совершении которых можно узнать только у должника или его контрагента. В таких случаях управляющий при получении информации о наличии договорных отношений с контрагентом может запросить у такого контрагента необходимую документацию, истребовать ее через суд.
Анализ судебной практики показывает, что суды достаточно гибко подходят к определению момента начала течения срока исковой давности для оспаривания сделок должника по правилам главы III.1 Закона о банкротстве, который может рассчитываться с момента:
— получения справки о содержании правоустанавливающих документов (Определение Президиума ВАС РФ от 04.10.2013 N ВАС-13625/13);
— получения конкурсным управляющим документов или информации от бывшего генерального директора (Постановления ФАС МО от 14.03.2013 по делу N А40-155746/09-38-772Б, ФАС МО от 12.03.2013 по делу N А40-155746/09-38-772, ФАС МО от 14.08.2013 по делу N А40-47019/12-71-128Б, Определение ВАС РФ от 03.03.2014 N ВАС-1525/14 по делу N А33-5424/2011);
— получения требования об исполнении обязательств по договору поручительства (Постановление ФАС МО от 04.03.2013 по делу N А40-93929/09-38-502Б);
— получения заявления бывшего генерального директора (Постановление ФАС МО от 13.05.2014 N Ф05-14439/12);
— получения банковских выписок (Постановление ФАС МО от 13.01.2014 N Ф05-15415/2013 по делу N А40-4692/2010);
— получения письма из БТИ (Постановление ФАС МО от 11.09.2013 по делу N А41-31839/2010).

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

оспаривание сделки должника при банкротстве

Согласно нормам Закона о банкротства вкупе с Гражданским кодексом по правилам главы III. 1 Закона о банкротстве могут оспариваться:
1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.);
2) банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента);
3) выплата заработной платы, в том числе премии;
4) брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
5) уплата налогов, сборов и таможенных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа;
6) действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение;
7) перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника.

К сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III. 1 этого Закона (в том числе на основании статей 61.2 или 61.3), могут, в частности, относиться:

1) сделанное кредитором должника заявление о зачете;
2) списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счета клиента-должника в счет погашения задолженности клиента перед банком или перед другими лицами, в том числе на основании представленного взыскателем в банк исполнительного листа;
3) перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника или списанных со счета должника;
4) оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

Если оспариваемая сделка была безвозмездной либо отчуждение имущество было произведено заинтересованному лицу либо лицу, которое знало либо должно было знать о целях сделки (сокрытие имущество от кредиторов), такая сделка может быть оспорена в арбитражном суде по правилам, установленным для оспаривания сделок в банкротстве.

срок исковой давности по оспариванию сделок при банкротстве

Установленный законом срок, подпадающий под период оспоримости, является 3 года до даты принятия заявления о банкротстве судом. Это значит, что сделки, которые совершены в этот период могут попасть под подозрительность и теоретически быть оспорены. Для их оспаривания необходимо наличие специальных условий (заинтересованность, неспособность платить по долгам, противоправность, предпочтение одних кредиторов над другими и пр.). Этот срок является постоянным и не подлежит истечению.

Сам же срок исковой давности (т.е. срок, в течение которого может быть оспорена сделка) составляет один год с момента, когда конкурсный (финансовый) управляющий узнал или должен был узнать о наличии такого основания для оспаривания сделки.

Для того, чтобы понять, является ли оспариваемая сделка оспоримой на самом деле, нужно подойти к этому вопросу более тщательно и установить реальные взаимоотношения между контрагентами по оспариваемым сделкам. Наличие либо отсутствие родства не всегда (хотя часто) являются основным доказательством наличия заинтересованности. Поданное исковое заявление и отклоненное впоследствии судом, не может быть повторно рассмотрено в ином производстве. Поэтому, совершенные вначале ошибки могут плачевно сказаться на исходе всего дела.

Мы будем рады помочь любым заинтересованным в положительном решении своего дела клиентам!

Срок исковой давности при оспаривании сделок должника конкурсным кредитором

23 декабря 2014 года вступили в силу изменения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», которыми право на оспаривание сделок должника по специальным основаниям было предоставлено конкурсному кредитору или уполномоченному органу, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

В связи с этим возникает вопрос – когда начинается течение срока исковой давности для предъявления соответствующих требований такими лицами?

Ст. 61.9 Закона о банкротстве устанавливает момент, с которого срок исковой давности начинает течение для управляющего, в отношении требований кредиторов подобной оговорки нет. Означает ли это, что СИД для кредиторов начинается по общим правилам, установленным Гражданским кодексом? Каких-либо препятствий к этому я не вижу, правило ч. 2 ст. 181 ГК РФ аналогично правилу ч. 1 ст. 61.9 Закона о банкротстве – течение срока исковой давности начинается, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Применительно к делам о банкротстве могу предположить, что такой датой может являться дата представления управляющим анализа сделок должника. В принципе такой подход позволит кредиторам в меньшей степени зависеть от недобросовестности управляющего, ведь в отношении сделки, информацию об обстоятельствах которой управляющий утаил, течение СИД для кредитора не начнется, пока он не узнает о наличии оснований для ее оспаривания. Таким образом, теряют смысл «игры» заинтересованных лиц с затягиванием оспаривания сделок должника.

Особо хотелось бы обсудить вопрос о начале течения срока исковой давности для оспаривания кредитором сделок должника, если процедура внешнего управления или конкурсного производства введена до 23.12.2014г. и об основаниях для оспаривания сделки кредитору стало известно так же до этой даты.

С одной стороны, право на иск возникло у кредитора только с 23.12.2014г., до этого монополия на оспаривание принадлежало исключительно управляющему. Логичным было бы предположить, что СИД начинает течение именно с 23.12.2014г.

С другой стороны, зная об основаниях для признания сделки недействительной, кредитор мог предпринять меры по оспариванию сделки в порядке, установленном пунктом 31 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, а именно обжаловать бездействие арбитражного управляющего и параллельно оспорить сделку. Конечно, данный способ невозможно назвать полноценным правом на иск, так как в конечном счете приемлемость заявления об оспаривании сделки будет зависеть от результатов рассмотрения жалобы на арбитражного управляющего, но все же. Соответственно, отсчитывать СИД с 23.12.2014г. вроде как оснований нет, нужно считать его в общем порядке.

Было бы интересно услышать мнение коллег по данному вопросу.

Президиум ВАС — оспаривание сделок и срок исковой давности

Александр Чижов

Арбитражный управляющий

Заседание Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
Дата: 10.12.2013

Дело № А50-9892/2012 Арбитражного суда Пермского края. Общество «НордОйлСервис» против общества «Петрол-Линк» и других

Докладчики: Рустем Тимурович Мифтахутдинов, Артур Винерович Абсалямов

В соответствии с п. 2 ст. 181 Гражданского Кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной составляет один год с момента, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
При исчислении срока исковой давности с момента, когда истец должен был узнать о нарушении оспариваемой сделкой его прав, который суд связывает с фактической передачей имущества по договору (04.05.2009), судом не принято во внимание, что по смыслу нормы, содержащейся в пункте 2 статьи 32 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью» (далее – закон об обществах с ограниченной ответственностью) после назначения единоличного исполнительного органа общества у участника общества отсутствует обязанность постоянного самостоятельного контроля за деятельностью общества, в том числе, посредством регулярной проверки состава его основных средств и иного имущества.
Общество «НордОйлСервис» ссылается на то, что о сделке по продаже актива дочернего общества оно узнало из ответа генерального директора общества «Атлант-ойл» от 23.05.2011.
Пункт 2 статьи 181 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) связывает исчисление срока для защиты нарушенного права с момента, когда истец фактически узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания оспоримой сделки недействительной.
В отзыве на иск общество «Петрол-Линк» ссылается на то, что истец – общество НордОйлСервис» должно было узнать о таких обстоятельствах не позднее срока, установленного для проведения общего годового собрания участников общества «Атлант-ойл». Однако такой вывод противоречит пункту 2 статьи 181 Кодекса при условии, что участник не был поставлен дочерним обществом в известность о совершении сделки, в том числе путем созыва очередного общего собрания участников с целью утверждения бухгалтерской отчетности, поскольку отсутствовали объективные обстоятельства, из которых участник мог узнать о нарушении его прав. Доказательств того, что истец мог и объективно должен был узнать о пропуске срока исковой давности ранее 23.05.2011 ответчиком не представлено.
Более того, письмо от 23.05.2011 на которое ссылается истец как на начало течения срока исковой давности по требованиям о признании недействительной сделки как по основаниям оспоримости, так и ничтожности от имени общества «Атлант-ойл» подписано генеральным директором Шалыго А.П., который на тот момент (до 24.01.2012) являлся конкурсным управляющим истца.
В абзаце втором пункта 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» разъяснено, что в случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.
Данная правовая позиция, по мнению коллегии судей, применима и при оспаривании сделок юридического лица, в случае, если соответствующие органы управления не были заинтересованы в таком оспаривании.
В этой связи суду надлежало выяснить обстоятельства, в связи с которыми Шалыго А.П. стал генеральным директором общества «Атлант-ойл» после Шишкина С.Ю. в целях установления его заинтересованности в неоспаривании договора от 04.05.2009.
Кроме того, судами не дана оценка доводам истца о ничтожности указанного договора от 04.05.2009. В обосновании этих доводов истец ссылается на отсутствие у сделки по отчуждению имущества общества «Атлант-Ойл» какой-либо экономической цели, ее безвозмездность и наличие в действиях лиц, совершивших сделку, с том числе, подписавших протокол о ее одобрении, злоупотреблений.
Как установлено судами, руководители общества «Атлант-Ойл» и общества «Петрол-Инк» являются братьями, наличие иных активов у общества «Атлант-Ойл» после отчуждения имущества не установлено. В материалах дела имеется протокол об одобрении указанной сделки учредителями обществом «Атлант-ойл», датированный 29.10.2007 (после поступления в арбитражный суд двух заявлений о признании общества «НордОйлСервис» банкротом). От имени общества «НордОйлСервис» сделка одобрена Бердель И.В., которая согласно данным ЕГРЮЛ в этот же день (29.10.2007) зарегистрирована в качестве генерального директора общества «НордОйлСервис». Прежний участник и директор общества «НордОйлСервис» с августа 2007 года является пропавшим без вести, что подтверждается решением Савеловского районного суда города Москвы от 22.09.2008. Основания возникновения у Бердель И.В. прав на доли в уставном капитале общества «НордОйлСервис» судами не устанавливались. Заключение самого договора купли-продажи, а также фактическая передача имущества с регистрацией перехода права имели место лишь в 2009 году, то есть после введения в отношении указанного общества конкурсного производства, о чем было известно сторонам оспариваемой сделки.
При указанных обстоятельствах судам следовало оценить цель совершения сделки с точки зрения ее соответствия требованиям статьи 10 Кодекса. В этой связи судам следовало помимо прочего оценить основания и цели получения корпоративного контроля над обществом «НордОйлСервис» у Бельдер И.В., которая в первый же день регистрации себя в качестве генерального директора общества, зная о поданных в арбитражный суд заявлениях о признании общества банкротом, одобрила сделку по отчуждению основного актива общества. Ссылку судов на легитимность состава участников обществ и законность одобрения сделки ввиду того, что соответствующие решения общих собраний не были оспорены нельзя признать состоятельной.
Пункт 6 статьи 43 закона об обществах с ограниченной ответственностью содержит основания при которых решения общего собрания не имеют силы независимо от их обжалования в судебном порядке. При оценке довода истца о том, что спорная сделка не была одобрена надлежащим образом, суду следовало проверить наличие у Бельдер И.В. прав на представление интересов общества «НордОйлСервис» на общем собрании участников общества «Атлант-ойл» 29.10.2007, так как в случае отсутствия таких прав, решения указанного общего собрания не будут иметь силы ввиду отсутствия необходимого для его принятия большинства голосов.
Сделка, совершенная с нарушением статья 10 Кодекса является ничтожной. Срок исковой давности по искам о признании недействительной ничтожной сделки, а также о применении ее последствий составляет три года с момента начала исполнения такой сделки. Спорный договор заключен сторонами 04.05.2009, регистрация перехода права на имущество произведена 17.06.2009. Правило об исчислении срока исковой давности с момента начала исполнения сделки не может быть истолковано, как дающее право сторонам, заключившим сделку, злоупотребив своими правами, ссылаться в защиту сделки на обстоятельства, о которых было известно только самим сторонам, допустившим злоупотребление. Поскольку у недобросовестных участников оборота есть возможность сокрытия фактического начала исполнения ничтожной сделки, момент начала исполнения таких сделок должен исчисляться с момента появления первых признаков исполнения сделки, которые могут быть установлены третьими лицами. Поскольку в настоящем деле конкурсный управляющий мог узнать о начале исполнения сделки лишь с момента регистрации перехода права собственности на имущество, обращение конкурсного управляющего в суд с иском 15.05.2012 произошло в пределах срока исковой давности.
Также в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» содержится правовая позиция о начале течения срока исковой давности о признании последствий недействительности ничтожных сделок (пункт 1 статьи 10 Кодекса) по иску третьего лица (арбитражного управляющего) со дня, когда такое лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства. Данная правовая позиция судами также не была учтена.