Написать письмо штольцу из романа обломов

Автор: | 13.07.2019

Письмо к Андрею Штольцу

От автора: написано очень давно по заданию.

Здравствуй, Андрей!
Выдалась, наконец, свободная минутка, и решила написать тебе.
Прежде хотелось бы извиниться за то, что не отвечала так долго на твои письма. Недавно, вот, вернулась из Италии в нашу душную запылённую матушку Россию. Не могу сказать, что рада этому. В Италии, во всяком случае, гораздо уютнее и спокойнее, нежели здесь, но что поделаешь? Ничего не исправишь. Но не будем об этом.
В последних твоих письмах ты пишешь мне про нашего дорогого друга Илью Обломова. Ну что я могу об этом сказать. Положение Ильи действительно катастрофическое и ты, Андрей, молодец, что, наконец, «поднял его на ноги» и вывел в свет. Чем больше будет двигаться, тем лучше. Это ему только на пользу пойдёт, если, как ты говоришь, он уже совсем обленился. Тем более, что Илья, если захочет, может добиться чего угодно. Его только нужно подтолкнуть, задать направление, что ты и сделал, и за что я тебе благодарна. Но другой вопрос: нужно ли это самому Илье? Ведь насколько я помню Обломова, он всегда избегал выходов в высшее общество. Ему просто это не нужно было и ненужно сейчас, я уверена. Если для тебя, Андрей, выход в свет означает самоутверждение, необходимость показаться обществу во всём блеске и получить из этого определённую проверенную выгоду, то Илье, повторюсь, ничего из этого не нужно. Пойми, в отличие от тебя, мой друг, Илья давно уже понял, что за блестящей мишурой чинов, балов, красивых одежд, вычурных комплиментов и умных разговоров скрывается сплошная удушающая фальшь. Он понял то, Андрей, что тебе никогда не понять. Ты всё делаешь для того, чтобы добиться успеха: знакомишься с нужными людьми, блещешь перед высокой публикой своей сообразительностью, активностью, стараешься всем угодить; ты постоянно разъезжаешь по разным местам. Но ты забыл про душу, Андрей. Тебя так закрутил круговорот повседневности, что ты забыл про внутренний мир, про истинные чувства. Ты всему находишь рациональное объяснение и не допускаешь даже мимолётного отклонения от этой рациональности.
Конечно, плохо, что Илья стал таким ленивым и бездеятельным, но это компенсируется его внутренними качествами, богатством души. Илья человек чувствительный. Он был таким, есть и будет. Понимаю, ты пытаешься помочь ему как можешь. И, надеюсь, твои старания не пропадут даром. Помогай, но не пытайся его изменить, очень тебя прошу.
Может быть, я высказалась сейчас немного резковато и не лестно в твой адрес. Ты уж извини. Возможно, я не права. Но всё-таки, попробуй посмотреть на себя со стороны.
До скорой встречи!
С любовью, твоя Катерина.

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2018 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Написать письмо штольцу из романа обломов

Главное меню

Популярные статьи

Письмо в прошлый век Обломову

Милый Илья Ильич, друг мой! Ах, как жаль, что далеко позади золотая пора – XIX век, когда принято было общаться эпистолярно. Так приятно даже в наш век высоких технологий получить пусть даже короткое письмо от друга! Письма – вот что помогает разнообразить будничное существование. Искренне надеюсь, что и тебе доставят удовольствие мои послания.

Письмо первое

Добрейший мой Илья Ильич! Должна тебе признаться, что наши характеры схожи. Если честно, то я пытаюсь это скрывать, дабы избежать той критики, которая сыплется в твой адрес. В одном из своих последних выступлений «солнце русского коммунизма» В. И. Ленин сказал, что и после трех революций «старый Обломов остался, и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел. Мне становится обидно, что для всех лентяев, большинство из которых совершенно не похожие на тебя, придумали собирательный образ, в основу которого легла твоя фамилия – Обломовы. Признайся сам себе, Илья Ильич, что ты лентяй. По-моему, самый милый и добрый изо всех лентяев, что я знаю. Твоя «голубиная душа», неподкупная честность и «чистая доброжелательность в отношении к людям» — этими качествами ты покорил меня навеки.

Будучи не правым в своем сопротивлении гражданскому долгу, ты оказываешься выше и лучше суетных притязаний вашего бытия.

Письмо второе

Любезнейший мой Илья Ильич! Что я могу сказать о твоих друзьях? Это люди очень подвижные, каждый по-своему интересен. У них много дел, они спешат жить и развлекаться, а также пытаются и тебя вовлечь в свой активный стиль жизни. Милый мой Обломов! Не кажется ли тебе, что они просто пользуются твоей добротой и гостеприимством. Например, Михей Андреевич Тарантьев, твой земляк. По-моему, он человек ума бойкого и хитрого. Друг мой, Илья Ильич, как ты терпишь его шумные спектакли, постоянные выпрашивания денег? Да, кстати, он принес тебе прежние долги? Если скажешь, что нет, то я не удивлюсь.

Маски друзей разные, но суть одна: пустопорожняя суета, обманчивая деятельность. А ведь в дружеских отношениях прежде всего нужна искренность.

Письмо третье

Об Андрее Штольце.

О друге твоем, Андрее Штольце, я решила написать отдельно, по моему мнению, его образ заслуживает отдельных комментариев.

Вы – две совершенно полных противоположности. С раннего детства вы были лучшими друзьями, а впоследствии стали совершенно разными личностями. Он — человек нового времени, а ты – приверженец старых традиций. Штольц обладает качествами волевого, колкого человека, а ты мягкого, доброго, и вместе вы составляете одно неразделимое целое..

Письмо четвертое

Любовь и Ольга – для тебя эти понятия верно неразделимы. Представляю, сколько у тебя с ней было связано счастливых моментов в жизни! По моему мнению, Ольга – хорошая русская девушка, дочь своего времени и своей среды, задетая стремлением к интересной жизни, мечтающая о счастье – и, конечно, не избавленная от ошибок юности. Ольга – то безмятежное создание, в последнем объяснении вашем говорит: «Я люблю в тебе то, что я хотела, чтобы было в тебе, что указал мне Штольц, что мы выдумали вместе с ним». Как тебе после этих слов, а Илья Ильич? После этого признания о придуманной любви? Причем придуманной с помощью Штольца. Она начиналась довольно безобидно – с любопытства, чувства, с которого часто и начинаются подлинные сердечные чувства. Ольга хочет превратить тебя, мой любезный, в Штольца. Звучит страшно…

Ольга Ильинская не может быть Обломовой, и в итоге стала Ольгой Сергеевной Штольц.

Всякое разочарование в любви очень болезненно, но прошу тебя, не разочаровывайся в этом чувстве в дальнейшем.

В конце лишь попрошу: не серчай на некоторые мои замечания, быть может, я и не права – сколько людей, столько и мнений. Пиши ко мне, милый Илья Ильич. Письма твои будут мне большим утешением.

До свидания, сердечно твоя

P . S . Не бранись с Захаром! Он тебя любит.

Автор сочинения: Щукина Тамара

Глаголы в третьем лице в единственном числе : к ним добавляется ‘S’. Глаголы в третьем лице в единственном числе оканчивающиеся на : S, SE, CE, SS, SH, CH, X принимают окончание ‘ES’ которое звучит как ‘ИЗ’ : To teach — she teaches = Она обучает. To fix — he fixes = он чинит. Если на конце ‘E’, то добавляется только ‘S’ и звучит как русская ‘З’, если на конце ‘Y’ и перед ним согласная, то ‘Y’ заменяется на ‘I’ .

Плод. Это один из самых характерных органов покрытосеменных растений. Он состоит из околоплодника и семян. Околоплодник, представляющий собой разросшуюся и сильно видоизмененную стенку завязи, обеспечивает формирование семян, защиту от неблагоприятных факторов, способствует их распространению. В околоплоднике выделяют три слоя: наружный — внеплодник, средний .

Что окружает нас дома Что окружает нас дома? Что вокруг нас может быть опасным? Наш просторный, светлый дом! Как красиво, чисто в нём! Сколько нужных в нем вещей, Изучи их поскорей. Это интересно! 1. Когда люди начали строить дома? Дом – это то место, где человек живёт, и поначалу, как животные, он искал себе укрытие где придётся. Люди находили хорошее .

Александр Александрович Фадеев родился в городе Кимры Тверской губернии в семье сельского учителя. Вырос на Дальнем Востоке у отчима, учился в коммерческом училище во Владивостоке. В 1918 г. вступил в партию большевиков, участвовал в гражданской войне. В 1921 г. поступил в Московскую горную академию, в 1923 г. опубликовал свой первый рассказ. В 1926-1932 гг. Фадеев входил в руководящий орган .

Мое письмо Обломову

Дорогой Илья Ильич Обломов. Я пишу тебе, потому что мне нужно высказать свое мнение и отношение к тебе. Конечно, в душе ты не плохой человек, но такой ленивый. Сейчас людей, у которых проявляется лень, называют Обломовами, даже если других схожих качеств у вас нет. Меня это не радует, потому что в них нет той доброты, которая есть у тебя. В этом виноваты не только твои родители, окружение, воспитание, но и ты сам. Почему ты не изменился ради Ольги Ильинской? Почему ты не изменился ради друзей? Видимо, лень мешает тебе одолеть лень.

О любви
Твоя любовь к Ильинской была не настолько сильной, чтобы окончательно одолеть твою ленивость. Кроме нее тебя любила и Пшеницина, но в отличие от Ольги, она любила простой земной любовью. Агафья была простой хозяйственной женщиной, а Ольга — душевной.

О друзьях.
Твои друзья, в отличие от тебя, люди очень подвижные. У них много дел и они спешат жить и развлекаться, а еще пытаются вовлечь и тебя в свой активный образ жизни. Такого отношения Захара к тебе ты заслужил сам и теперь ты не можешь жить без него, но, скорее всего, ты привык к такой жизни и я не вправе винить тебя за это.

О Штольце.
С раннего детства вы были лучшими друзьями, но затем вы стали абсолютно разными личностями. Штольц обладает качествами практичного, пунктуального и трудолюбивого человека.

В завершение, хочу поговорить о точке отсчета твоего нравственного падения — Обломовке. Там ты превратился из веселого Ильюши в лентяя Обломова. Твой идеальный образ жизни хранится именно там, в воспоминаниях об Обломовке.

Я считаю, что ты тоже виноват в чем-то, но возможно, что я ошибаюсь. Интересно, каким вырастет твой сын? Ты ведь хочешь, чтобы он был похож на Штольца? Но это будет абсолютно другая личность.

Письмо ученицы 10 класса к герою романа И.Гончарова «Обломов»

Письмо ( работа в эпистолярном жанре) герою романа Гончарова » Обломов» — И.И.Обломову.

Предварительный просмотр:

Письмо к И.И.Обломову.

Здравствуйте, любезный Илья Ильич! Еще до знакомства с Вашей историей я стала относиться к Вам с симпатией. Мне много о Вас рассказывали. Именно поэтому Ваша лень, апатия и бездействие не стали для меня неожиданностью. Я прекрасно знаю, что Вы чудесный, добрый и умный человек.

Но такой образ жизни, лежа на диване среди пыли и грязи, довел Вас до смерти. Но почему Вы отказались от своей любви? Почему выбрали Агафью Матвеевну, ту женщину, которая ничего не требовала от Вас? Ведь любовь к Ольге могла бы стать для Вас «спасительным» кругом! Но… диван, удобный халат, домашние тапочки и вкусная еда оказались Вам дороже, чем прекрасная жизнь с любимой, в окружении детей и внуков. Я знаю, Вы не раз представляли себе картину Вашей семейной жизни.

Так почему же? Хотя я, наверное, сама могу ответить на этот вопрос. Вы были не приспособлены к жизни в Вашем времени, времени перемен, новых веяний, когда каждый стремился вперед! Выжить могли только такие люди, как Ваш друг Андрей Штольц и Ваша возлюбленная ―Ольга. Они старались вытянуть Вас из Вашего маленького, темного мира. Но «обломовщина» оказалась сильнее.

Мне искренне жаль, что такой человек, как Вы, Илья Ильич, душевно погиб. Ваша чистая, нежная, некогда искрящаяся душа была загублена. Надеюсь, что Ваши последние дни были счастливыми. До свидания, Илья Ильич!

С наилучшими пожеланиями,

ученица 10 класса Большекошинской школы Соловьева Олеся.

Письмо Обломову в позапрошлый век (по роману И.А. Гончарова «Обломов»)

Письмо Обломову в позапрошлый век (по роману И.А. Гончарова «Обломов»)

Многоуважаемый господин Обломов! Прошу Вас не удивляться, когда Вы получите это письмо. Пишет Вам человек, живущий (только, пожалуйста, дочитайте до конца) в начале 21 века. Так уж сложилось, что у меня есть возможность поговорить с Вами вот так, используя эпистолярный жанр.
Я не только в каком-то смысле Ваш потомок, но и земляк – живу, как и Вы, в городе Санкт-Петербурге. Мне всего шестнадцать лет, поэтому прошу Вас быть ко мне снисходительным. Однако я, зная историю Вашей жизни, хочу поделиться с Вами некоторыми размышлениями.
Во-первых (и это самое главное!), я убежден в вашей уникальности. Я знаю, что Вы человек чрезвычайно тонкой души, ранимый и чувствительный. Недаром небезызвестная Вам госпожа Ильинская называет Вас (да, я и это знаю) «золотым сердцем». Вы умеете любить, умеете дарить людям себя без остатка.
Да-да, и я докажу Вам это. Ведь когда Вы были влюблены в Ольгу Ильинскую, Вы полностью отдавались своему чувству. Вы готовы были на все ради нее – на любые изменения, на любые жертвы. Ольга хотела видеть в Вас деятельного, самостоятельного человека, и Вы практически стали таким.
Щедро дарите Вы свою любовь и Агафье Пшеницыной, и ее детям, которых считаете своими.
Я знаю, что идеал Вашей жизни не был связан с государственной службой. По молодости, сидя в департаменте и занимаясь «пустой» работой, Вы не раз задавались вопросом: «А когда же жить?». Вас мучило ощущение, что настоящая жизнь проходит мимо.
А какой же была для Вас эта настоящая жизнь? В чем состоял Ваш идеал? Я знаю – «он понял, что ему досталось в удел семейное счастье и заботы об имении». Это так, не правда ли?
Вы хотели покоя, уютной жизни вдали от суеты и пустой беготни. Вы мечтали, чтобы Вас окружали лишь любимые люди – жена, дети, друзья. Вы хотели, после вкусного обеда, беседовать с ними о вещах приятных, возвышенных. И чтобы никто и ничто не омрачал Вашего спокойствия.
Не напоминает ли Вам эта картина, уважаемый Илья Ильич, условия Вашего детства, Вашу обожаемую Обломовку? Там тоже царили «тишь да гладь», всегда было тепло, сытно, уютно. Там Вас обожали, холили и лелеяли. Там о Вас всегда заботились – родственники и крепостные. А Вам оставалось лишь наслаждаться жизнью, сибаритствовать.
И во взрослой жизни Вы всегда хотели лишь этого. А в доме Агафьи Пшеницыной в какой-то степени обрели этот «потерянный рай». Однако Вам не кажется странным, что этот Ваш идеал медленно, но верно ведет Вас в могилу? Может, он был не совсем идеалом, а стеной, за которой Вы прятались от настоящей жизни?
Даже я в свои годы знаю, что жизнь не может состоять из одних лишь удовольствий. Конечно, не все люди добры и милы, как Вам бы того хотелось. Не всегда мы можем лишь радоваться и дарить любовь. Иногда нас подстерегают боль, потери, борьба, в которую неизбежно приходиться вступать. Однако только тогда мы можем чувствовать себя людьми, живущими полной жизнью, людьми, которые способны развиваться.
А выбранный Вами способ ведет, уж простите покорно, к полной деградации. Из человека, наделенного большими возможностями, Вы превратились во всеобщее посмешище, байбака, медленно разлагающегося на своем диване.
Ведь Вы задумайтесь, до чего дошло – Вы не смогли написать письма старосте, от которого, между прочим, зависело Ваше материальное состояние! Вы боитесь людей, никуда не выходите, ничем не занимаетесь, только едите и спите. И это – в тридцать с небольшим лет!
Все мы боимся чего-то, но Ваш страх жизни перешел всякие границы, превратился в манию, в болезнь. Из-за него вы лишили себя удовольствия иметь полноценную семью и детей, удовольствия служить на благо отечества, путешествовать, наслаждаться обществом интересных людей.
Я знаю, что Вы можете сказать: «Да где же эти люди? Вокруг все суетливые болваны или карьеристы, а на службе – лишь страх и принужденье». Но человек на то и человек, что он всегда должен стремиться к деятельному счастью, он должен, по крайней мере, попробовать чего-то достичь. В противном случае – горькие сожаления и смерть, духовная, а потом и физическая.
Как ни горько мне это говорить Вам, но духовная Вас уже постигла. Не за горами и физическая. И Вы об этом прекрасно знаете.
Вы, наверное, мучаетесь вопросом, для чего я пишу Вам? Ведь изменить что-то Вы, Илья Ильич, наверное, уже не в состоянии… Просто мне, как бы высокопарно это ни звучало, горько смотреть, как погибают люди, достойные лучшей жизни. А впрочем, простите, я, наверное, лезу не в свое дело.
Желаю Вам всех благ,

…..Антон
Санкт-Петербург
7 декабря, 2009 г.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Гончаров И.А. / Обломов / Письмо Обломову в позапрошлый век (по роману И.А. Гончарова «Обломов»)

Смотрите также по произведению «Обломов»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.