Миранда я адвокат

Автор: | 21.01.2019

Правило Миранды поможет защитить россиян от беспредела полиции?

Сенаторы предлагают закрепить в российском Уголовно-процессуальном кодексе комплекс прав задержанных, включая право на адвоката и телефонный звонок родственникам. Это аналог так называемого правила Миранды, уже десятки лет существующего в США и во многих других странах. С подробностями — корреспондент радио «Вести ФМ» Сергей Ткачук.

«Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Вы имеете право на адвоката». Эти фразы знакомы каждому, кто хоть раз смотрел американский боевик или детектив. Они являются частью так называемого правила Миранды. То есть любому лицу во время задержания должны быть зачитаны его права. Обязанность зачитывать права задержанному прописана и в законе «О полиции», действующем в России с 1 марта 2011 года. Статья №14, в частности, гласит: «В каждом случае задержания сотрудник полиции обязан разъяснить задержанному его право на юридическую помощь, на услуги переводчика, право на уведомление близких о факте его задержания, а также на отказ от дачи объяснения». Там же указано, что задержанный вправе пользоваться услугами адвоката с момента задержания. Однако на практике это не работает, говорит адвокат Московской коллегии адвокатов «Московский юридический центр» Евгений Харламов:

«Когда задержанного доставляют в отдел, под страхом фальсификации тех или иных доказательств он подпишет всё что угодно. Понимаете? А когда он всё подписывает, потом можно приводить хоть 2-3 адвокатов, и очень трудно отбить этот беспредел, который был учинен сотрудниками полиции именно при задержании».

Чтобы подобного беспредела не было, сенаторы предлагают закрепить в российском Уголовно-процессуальном кодексе комплекс прав задержанных (в том числе право на адвоката на стадии составления протокола). Тогда шансы задержанного и следователя будут равны, объясняет автор законопроекта, член комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Константин Добрынин:

«В момент составления протокола, в момент фактического задержания человека адвоката нет. Тем самым получается некий временной разрыв, которым могут пользоваться не совсем добросовестные сотрудники правоохранительных органов и идти на какие-то процессуальные нарушения в интересах следствия. Мы должны помнить, что у нас процесс состязательный, а состязание не предполагает фору кому бы то ни было».

Есть в законе «О полиции» и право задержанного на телефонный звонок (причем не позднее трех часов с момента задержания). Но это не стыкуется с Уголовно-процессуальным кодексом, где прописан совсем другой временной промежуток — 12 часов. Поэтому следователи на практике пользуются именно им. Надо исправить этот недочет, сократив срок предоставления задержанному права на звонок до двух часов, предлагает Константин Добрынин:

«Как вы понимаете, фактически родственники не знают ничего о вашей судьбе 12 часов, а при грамотной процессуальной работе следователя — до 15 часов. Мы предлагаем зафиксировать определенные временные границы права на звонок. То есть в течение двух часов мы будем обязывать следователя уведомлять родственников задержанного путем предоставления гражданину права на пятиминутный звонок».

Правило Миранды получило свое название по фамилии преступника Эрнесто Артуро Миранды, сыгравшего важную роль в становлении этой юридической нормы в США. Оно отсылает к нашумевшему делу 1966 года «Миранда против Аризоны», когда его показания были исключены из материалов, поскольку были получены с нарушением его прав. В решении суда было указано, что перед допросом обвиняемый должен быть предупрежден о том, что имеет право молчать, а также право давать показания только в присутствии адвоката. Однако, как отмечают эксперты, в российском законе никаких санкций в отношении нарушителей этой нормы не предусмотрено.

Популярное

«РПЦ – последний общерусский институт»

МИХАИЛ ЛЕОНТЬЕВ: «Русская православная церковь – единственный оставшийся общерусский институт. Тысячу лет (тысячу!) мы его сохраняли! Мы что, возьмем и сольем, что ли?! В этом есть какая-то даже сакральная сущность. Я знаю, как Украинская православная церковь Московского патриархата защищала свои святыни совсем недавно. Потому что отнять пытались все время».

Россияне в «деле Скрипалей»: ищем логику

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ: «Если меня спросят, знаю ли я, кто отравил Скрипалей, и будете думать, что я скажу, что это ГРУ или не ГРУ, я вам отвечаю: «А я не знаю». Я просто предлагаю порассуждать. Я предлагаю сейчас не иронизировать, не издеваться, не вздымать руки вверх, а просто отнестись к этому, как к обычному расследованию».

Патриах Варфоломей раскалывает православие

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: «Если бы Варфоломей просто выписал украинским раскольникам билет в состав канонических церквей, это была бы религиозная неприятность, вплоть до религиозной войны. А Варфоломей решил обыграть и обмануть всех: заявил, что он второй папа римский. Ну, только не римский, а фанарский».

Миранда я адвокат

Я думаю все тут смотрели американские фильмы, где показывались эпизоды работы полиции. Так что, убежден, у каждого уже отпечаталась в памяти сакраментальная фраза: «Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?».

В силу специфики англо-американского права, эта формулировка была закреплена судебным прецедентом.

В 1960-е годы на территории нескольких южных штатов США орудовал злодей по фамилии Миранда. Не Миринда и не Марина, а Миранда. Причем это был мужчина. Звали его Эрнесто Артуро. Помимо замысловатого имени, «прославился» наш герой тем, что совершал разбойные нападения, изнасилования и убийства. Впечатляющий набор, в общем. В итоге, это незаурядное поведение, конечно же, не осталось незамеченным. Его арестовали, а затем нашли и жертву-свидетельницу, которая смогла его опознать.

Миранда, как ни странно, не сопротивлялся задержанию и после ареста пошел на сделку со следствием, начав рьяно давать показания.

Суд штата Аризона признал его виновным в совершении ряда преступлений. Однако адвокат Миранды — Элвин Мур, дошел до Верховного Суда США. Он требовал пересмотра приговора на основании того, что при задержании Миранды была нарушена Пятая поправка, гарантирующая право не свидетельствовать против себя.

Что бы вы думали? В результате усилий защитника Верховный Суд США встал на сторону обвиняемого. Дело было пересмотрено уже без свидетельств самого Миранды. Что интересно, самому преступнику это нисколько не помогло. Изначальный вердикт: «30 лет заключения» был «смягчен» до «От 20 до 30 лет».

Тем не менее, дело «Аризона против Миранды» стало важным прецедентом. Суд обязал правоохранителей зачитывать задержанным их права, при этом четкая формулировка остается на усмотрение самого штата. Так например, в приграничных Техасе и Аризоне к зачитываемым правам добавляется следующая фраза: «Если вы не гражданин США, вы можете связаться с консулом своей страны, прежде чем отвечать на любые вопросы».

Само по себе «Дело Миранды» вызвало множество разногласий в юридической среде. В этих спорах, поучаствовали даже Конгресс США, Верховный Суд и Министерство Юстиции.

Суть бурного диспута заключалась в том, что Конгресс США отменил было действие «Правила Миранды». В своем решении парламентарии ссылались на то, что зачитывание прав задержанным им никак не помогает, но, с другой стороны, увеличивает количество отпущенных злодеев из-за нарушения формальной процедуры.

Разумеется, Верховный Суд признал такое решение Конгресса, незаконным и оставил свое же решение в силе. Однако юридические реалии федерализма порой удивляют. К примеру, местные суды и суды штатов зачастую не согласны с решением Верховного Суда и трактуют «Правило Миранды» и разъяснения к нему на собственный манер.

В качестве своеобразного арбитра выступил МинЮст США, который в разрешении конфликта между Верховным Судом с одной стороны и Конгессом с судами штатов – с другой, встал на сторону Верховного Суда.

Таким образом, на данный момент, в юридическом мире относительно «Правила Миранды», существует большая неразбериха, но полицейские, в большинстве своём, продолжают зачитывать права задержанным. Уже так… на всякий случай.

Кстати, сам Миранда был условно-досрочно освобожден через 4 года, после ареста. А еще через 4 – убит в пьяной драке.

Актриса «Секса в большом городе« выдвигается в губернаторы штата Нью-Йорк

Синтия Никсон, которую больше всего знают, как Миранду из «Секса в большом городе», написала в своём твиттере о плане выдвинуть свою кандидатуру на пост губернатора штата Нью-Йорк и бороться с нынешним губернатором Эндрю Куомо. Слухи об этом ходили ещё в 2017 году.

I love New York, and today I’m announcing my candidacy for governor. Join us: https://t.co/9DwsxWW8xX https://t.co/kYTvx6GZiD

Mon Mar 19 18:02:19 +0000 2018 Я люблю Нью-Йорк, и сегодня я объявляю о выдвижении своей кандидатуры на пост губернатора. Присоединяйтесь к нам.

Во всём мире Синтия Никсон известна по роли адвоката Миранды Хоббс в сериале «Секс в большом городе» и последующих двух полнометражных фильмах, за которую она получила премию «Эмми» в 2004 году. Примечательно, что заветную статуэтку Синтия тогда получила от рук Дональда Трампа, против политики которого сейчас активно выступает Никсон.

В родном США Синтию больше воспринимают, как активную ЛГБТ-активистку. Синтия с 2012 года состоит в браке с Кристин Маринони, ЛГБТ-активисткой, которая работала вместе с мэром города Нью-Йорк Биллом де Блазио. На данный момент Синтия активно выступает за реформу образования в стране.

Выборы губернатора штата Нью-Йорк пройдут 6 ноября 2018 года.

Правило Миранды. История рецидивиста, изменившего американское правосудие

Знаменитая «молитва» американских полицейских названа по имени серийного грабителя и насильника.

Трудный ребёнок

«Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?» — эта «молитва» американских полицейских знакома всем любителям боевиков. Зачитывание прав задержанному сегодня является обязательным не только в США, но и в целом ряде других стран.

9 марта 1941 года в городе Меса, в штате Аризона, в бедной семье латиноамериканского происхождения родился мальчик, которого назвали Эрнесто. Парнишка отлично подходил под определение «трудный ребёнок», а после смерти матери и новой женитьбы отца и вовсе отбился от рук.

В школе от Эрнесто натерпелись и одноклассники, и учителя, и многие вздохнули с облегчением, когда в девятом классе парня приговорили к году обучения в Государственной промышленной школе Аризоны для мальчиков. Такое красивое название носило заведение для малолетних преступников. Попал туда Эрнесто вполне заслуженно, имея два привода — в восьмом классе правонарушение закончилось условным наказанием, а в «малолетку» юноша загремел не за кражу леденцов, а за незаконное вторжение со взломом.

Возможно, окажись главой промышленной школы Аризоны Антон Семёнович Макаренко, стал бы Эрнесто порядочным человеком и ударником труда. Однако таких учителей-новаторов в Америке не оказалось.

Пробыв в Государственной промышленной школе год, Эрнесто вышел на свободу, чтобы через месяц вернуться назад, получив срок за новое правонарушение.

Неисправимый

Освободившись, повзрослевший Миранда решил, что в Аризоне к нему относятся предвзято, и переехал в Лос-Анджелес.

Полиция «города Ангелов» задержала Эрнесто спустя несколько месяцев по подозрению в вооружённом ограблении и целом ряде правонарушений поменьше.

Миранда полгода просидел в местном СИЗО, но официальных обвинений ему так и не предъявили, отправив в итоге назад в Аризону.

Однако голливудского преображения снова не получилось. Не привыкший никому подчиняться, рядовой Миранда дерзил и сержантам, и офицерам, нарушал дисциплину и очень быстро оказался на исправительных работах для военных в Форте Кэмбелл. В послужном списке солдата было множество провинностей, в том числе таких специфических, как «шпионаж за сексуальной деятельностью третьих лиц».

Когда и Форт Кэмбелл не привёл Миранду в чувство, за него взялся армейский психиатр. После того, как и эскулап признал молодого человека неисправимым, его с позором уволили из армии.

Американский «дембель» подался на Юг, где бродяжничал и совершал кражи. Отсидев за бродяжничество в Техасе, он получил год тюрьмы в Нэшвилле за угон автомобиля.

Признание насильника

Казалось, после этого Миранда решил «завязать». Он осел в Финиксе, нашёл работу, даже наполовину обзавелся семьёй. «Наполовину» — потому что его 29-летняя пассия, имевшая двоих детей от предыдущего брака, так и не развелась с бывшим супругом.

Весной 1963 года Миранда вновь оказался в полиции, и на сей раз по весьма серьёзному обвинению. Эрнесто, разъезжая по Финиксу на своем фургоне, затаскивал в него молодых девушек, которых грабил и насиловал.

Как оказалось, занимался этим Миранда всё то время, что находился в Финиксе. При этом преступник изобретательностью не отличался, нападал на одних и тех же улицах в одних и тех же местах, и непонятно, каким образом ему удавалось избегать задержания.

Но, сколько веревочке ни виться. Фургон, в котором похищали девушек, запомнили и опознали. В итоге офицеры полиции Финикса Кэрол Кули и Вилфрид Янг арестовали Миранду и поставили его на опознание. Одна из жертв насильника и грабителя уверенно опознала в Миранде своего мучителя.

После двухчасового допроса Миранда во всём сознался и подписал все показания.

Важный момент — на каждом листе показаний Миранды вверху было напечатано «Это заявление сделано добровольно, без каких-либо угроз, принуждения или обещания иммунитета и с полным знанием законных прав, с пониманием, что любые мои заявления могут и будут использованы против меня».

Адвокат дьявола

Дело было очевидным, и никаких сомнений в его исходе не было. Понимал это и опытный 73-летний адвокат Элвин Мур, назначенный для защиты Эрнесто Миранды.

Но в середине 1960-х годов американские адвокаты и общественники вели отчаянную борьбу с полицейским произволом. Мур решил, что Миранда как нельзя лучше подходит на роль «жертвы правосудия».

На суде адвокат напирал на то, что Миранде не были должным образом разъяснены его права, а значит, его признание и другие улики, полученные с нарушениями, должны быть изъяты из дела.

Суд первой инстанции доводы Мура не убедили, и за похищения, грабежи и изнасилования Эрнесто Миранда летом 1963 года был осуждён на срок от 20 до 30 лет заключения.

Элвин Мур, однако, не смирился и стал опротестовывать решение, полагая, что оно нарушает Пятую поправку к Конституции США, гарантирующую гражданам возможность не свидетельствовать против себя.

Адвокат проиграл иски во всех инстанциях, но когда в 1966 году дело дошло до Верховного Суда США, грянула сенсация — высшая судебная инстанция страны согласилась с Муром. Суд решил, что любые показания, как признательные, так и оправдательные, могут быть использованы в суде только в том случае, если сторона обвинения может доказать, что подозреваемый перед допросом был информирован о праве на адвоката и о праве не свидетельствовать против себя.

Верховный Суд решил, что права Миранды были нарушены, и постановил пересмотреть дело, изъяв из него признательные показания.

Само решение Верховного Суда было встречено неоднозначно, даже среди самих судей случился раскол — сразу трое не поддержали вынесенный вердикт.

Тем не менее, дело вернули в суд первой инстанции, а американской полиции пришлось ввести обязательную процедуру зачитывания прав задержанным, которая теперь известна всему миру.

Нераскрытое убийство

Победа адвоката Мура, однако, судьбу самого Эрнесто Миранды не изменила — несмотря на изъятие признательных показаний из дела, оставшихся улик хватило, чтобы вновь вынести ему обвинительный приговор и вновь отправить в тюрьму на срок от 20 до 30 лет.

Образ жизни, однако, Миранда не поменял. И если за систематическое нарушение ПДД его просто лишили прав, то задержание за незаконное ношение оружия обернулось возвращением в тюрьму, поскольку Миранда нарушил условия досрочного освобождения.

Отсидев ещё год, Эрнесто Миранда освободился в последний раз. Он работал шофёром доставки, проводя свободное время за игрой карты в самых дешёвых питейных заведениях Финикса.

31 января 1976 года в полиции Финикса был получен сигнал о крупной драке в баре «Ла-Амапола». Прибыв на место, копы обнаружили мужчину с ножевым ранением. Пострадавшего доставили в Госпиталь Добрых Самаритян, где врачи констатировали его смерть.

Убитым оказался Эрнесто Миранда, чуть более месяца не доживший до своего 35-летия.

Подозреваемого полицейские задержали и поспешили зачитать ему права. Признаваться задержанный не стал, но, несмотря на это, вскоре был отпущен под залог.

После этого предполагаемый убийца Миранды сбежал в Мексику. В итоге за убийство Эрнесто Миранды никто так и не был осуждён.

«Правилу Миранды» повезло больше — на сегодняшний день оно действует в США дольше, чем прожил на свете человек, давший ему своё имя. И пока, несмотря на ожесточённые споры, возникающие вокруг него, отменять «правило Миранды» в Америке не собираются.

«Правило Миранды», возможно, появится в российском законодательстве

Российские сенаторы предлагают устранить пробелы в российском законодательстве, которые касаются «правила Миранды». Это право задержанного на адвоката и телефонный звонок родственникам. Оно десятки лет существует, к примеру, в американской практике. Ни в законе о полиции, ни в других российских законах нет единой формулировку зачитывания прав задержанному. Это остается на усмотрение стражей порядка. К тому же, как выясняется, «правило Миранды» не согласовано с другими российскими законами.

Правило Миранды (англ. Miranda warning) — юридическое требование в Соединённых Штатах Америки, согласно которому во время задержания задерживаемый должен быть уведомлен о своих правах, а задерживающий его сотрудник правопорядка обязан получить положительный ответ на вопрос, понимает ли он сказанное.

Правило Миранды возникло вследствие исторического дела Миранда против Аризоны и названо именем обвиняемого Эрнесто Миранды, чьи показания были исключены из материалов дела, как полученные в нарушение пятой поправки. Миранда, тем не менее, был осуждён на основании других материалов дела.

Правило Миранды было введено решением Верховного суда США в 1966 году с целью обеспечения права не свидетельствовать против себя (nemo tenetur se ipsum accusare). С тех пор любая информация, полученная от задержанного в ходе допроса до того, как ему были зачитаны его права, не может считаться допустимымдоказательством.

В последние десятилетия 20 века, по примеру США, аналогичные правила были приняты во многих других странах.

Судебное решение в деле «Миранда против Аризоны» определило только перечень прав, о которых должно быть сообщено подозреваемому, оставив выбор конкретной формулировки на усмотрение должностных лиц правоохранительных органов, осуществляющих задержание.

Формулировки в разных штатах различаются, наиболее типичной является следующая:

Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?

В штатах, граничащих с Мексикой (Техас, Нью-Мексико, Аризона, Калифорния) обычно упоминают право связаться с консулом для неграждан США:

Если вы не гражданин США, вы можете связаться с консулом своей страны, прежде чем отвечать на любые вопросы.

В некоторых штатах, например Виргинии, добавляют строку «. вы имеете право в любой момент отказаться отвечать на вопросы.», чтобы показать, что согласие на допрос не означает отказ от прав, данных пятой поправкой.

Право на молчание в Австралии базируется на нормах общего права.

Вы не обязаны что-либо делать или говорить, если сами этого не желаете. Любые ваши слова или поступки могут быть использованы в качестве доказательств. Всё ли вам понятно?

По статистике, правом на молчание пользуются только 4-9 % обвиняемых.

Согласно § 136.1 StPO (Strafprozeßordnung, уголовно-процессуальный кодекс) обвиняемый в начале первого допроса должен быть проинформирован о следующих пунктах:
— о предъявляемом ему нарушении и соответствующих ему уголовным нормам,
— о возможности высказаться по поводу обвинений или не делать высказываний,
— в любое время и до допроса проконсультироваться с выбранным им защитником.

Во Франции задержанный должен быть уведомлён о максимальном сроке задержания, праве сообщить родственникам или работодателю о задержании, праве на медицинский осмотр и консультацию адвоката. Обвиняемый в совершении преступления должен быть уведомлён о своём праве хранить молчание, делать заявления и отвечать на вопросы. Все разъяснения должны быть сделаны на языке, понятном обвиняемому.

В Евросоюзе рассматривается предложение о введении универсальной формы — печатного уведомления о правах, которое действовало бы на всей территории стран-участниц Евросоюза. Тем не менее, существуют серьёзные препятствия на пути этого нововведения. Во-первых, законодательства европейских стран сильно различаются между собой. Во-вторых, сама форма не лишена недостатков. Самым серьёзным из них, по мнению противников, является отсутствие права на молчание, по сути, самого главного из прав.

В соответствии со ст. 223.1. УПК РФ при привлечении лица в качестве подозреваемого оно должно быть письменно уведомлено об этом, причем в уведомлении должно содержаться описание конкретного преступления, в котором подозревается данное лицо. Кроме того, при вручении уведомления дознаватель обязан разъяснить подозреваемому его права, указанные в ст. 46 УПК РФ, которые включают право на адвоката и право отказа от показаний. Эти нормы в определенной степени можно считать аналогом «правила Миранды».

В то же время российская норма сформулирована более сложно для понимания, а строгая форма разъяснения прав отсутствует. Ст. 223.1 введена в УПК относительно недавно, а её нормы относятся только к предварительному расследованию в форме дознания, которое производится в основном по преступлениям небольшой тяжести. Сходные нормы имеются и в статьях, описывающих процедуру предварительного следствия, однако сформулированы ещё менее четко. В кодексе не установлены конкретные последствия ненадлежащего уведомления подозреваемого о его правах, хотя существует общая норма о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением требований закона (ст. 75, ч. 1). В ряде комментариев к УПК содержатся утверждения о возможности «опровержения» нарушений требования о надлежащем уведомлении, если будет доказано, что отсутствие этого уведомления не повлияло на добровольность дачи показаний, что подтверждается и судебной практикой.

С другой стороны, УПК РФ предусматривает фактическое право отказа обвиняемого и подозреваемого от показаний, данных в ходе досудебного производства в отсутствии адвоката (ст. 75, ч. 2, п. 1), то есть в российском уголовном процессе отчасти действует противоположная зафиксированной в «правиле Миранды» норма, а именно: «не все, что будет сказано вами, может быть использовано против вас в суде». Однако закон не устанавливает четкого определения в отношении отказа от показаний, полученным от лиц в статусе свидетеля и лишь позднее переквалифицированных в обвиняемых, а также на использование «вторичных» вещественных доказательств, полученных на основании показаний, полученных с нарушением закона (например, если подозреваемый, не будучи уведомлен о своих правах, выдал местонахождение тайника с похищенным или с орудиями преступления). В целом нормы российского законодательства, внешне сходные с «правилом Миранды», в большей степени направлены на предотвращение самооговора подозреваемых под психологическим или физическим воздействием в ходе расследования, нежели на формальное соблюдение конституционного «права на молчание», как в США.