Гпк честь и достоинство

Автор: | 11.02.2019

Честь, достоинство и деловая репутация: защищаем правильно!

Честь, достоинство и деловая репутация гражданина, а также деловая репутация юридического лица подлежат защите. В случае нарушения данных нематериальных благ пострадавший вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены порочащие сведения, или другим аналогичным способом (п. 1 ст. 152 ГК РФ). Кроме того, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 9 ст. 152 ГК РФ).

16 марта 2016 года ВС РФ в очередной раз напомнил нижестоящим судам, как разрешать дела по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 года; далее – Обзор). Так, высший судебный орган подчеркнул: содержащиеся в оспариваемых высказываниях оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер (п. 6 Обзора). Рассмотрим, как это положение применяется на практике.

Первая и вторая инстанции

Истцы обратились в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. В обоснование заявленных требований они пояснили, что ответчик во время телевизионного эфира обвинил истцов в коррупции. Истцы просили суд признать распространенные сведения не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, обязать телекомпанию опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении, а также компенсировать моральный вред.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленный иск, снизив размер компенсации морального вреда в пять раз, с 2,5 млн до 500 тыс. руб. в пользу каждого из двух истцов (решение Савеловского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2010 года № 33-21470). Кассационный суд оставил данное решение без изменений (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 июля 2010 года по делу № 33-21470).

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции и кассационное определение, согласно которым распространенные ответчиком сведения были признаны не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию; ответчик обязан компенсировать моральный вред, а телекомпания – опровергнуть оспариваемые сведения путем сообщения в эфире о принятом судом решении. Направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Суд решил: Решение суда первой инстанции и кассационное определение отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Надзорная инстанция

Не согласившись с принятыми постановлениями, ответчик обратился с надзорной жалобой в ВС РФ. Он настаивал, что спорное высказывание, прозвучавшее в телеэфире, – его личное мнение, не является обвинением и не может быть признано не соответствующим действительности и порочащим честь, достоинство и деловую репутацию истца. Несмотря на то, что оценочное высказывание невозможно проверить на предмет соответствия его действительности, представитель ответчика предоставил суду материалы, подтверждающие причастность истца к фактам коррупции. Напомним, обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец, в свою очередь, должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала: поскольку высказывание ответчика начиналось словами «Считаю, что. «, нижестоящие суды должны были установить, являлось ли оно утверждением о фактах либо представляло собой выражение субъективного мнения. Суд первой инстанции, а вслед за ним и кассационный суд не привели каких-либо правовых доводов, позволявших отнести оспариваемое высказывание к утверждению о фактах. Ссылка указанных судов на словарь русского языка С.И. Ожегова, согласно которому мнение – это «суждение, выражающее оценку чего-нибудь, отношение к кому-нибудь или чему-нибудь, взгляд на что-нибудь», не опровергает доводы ответчика о том, что он высказал свое собственное мнение.

При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ и проверить которые на предмет соответствия их действительности нельзя (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Антон Толмачев, генеральный директор компании «ЮрПартнерЪ»:

«Странно, что при рассмотрении указанного дела ни суд, ни стороны не инициировали проведение лингвистической экспертизы. Я считаю, что только филолог в состоянии оценить, содержатся ли в спорном высказывании сведения о фактах и событиях, возможна ли их оценка с точки зрения достоверности, носят ли они оскорбительный характер. Кроме того, эксперт может определить возможные интерпретации спорного высказывания другими лицами. После проведения экспертизы суду осталось бы только установить, порочат ли изложенные сведения честь, достоинство и деловую репутацию того, о ком они были распространены.

На мой взгляд, такой порядок сбора и оценки доказательств помог бы суду избежать субъективизма и принять единственно правильное решение».

Указанное дело представляет собой конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации. Поэтому при его рассмотрении ВС РФ обратился к практике ЕСПЧ, согласно которой «конвенционный стандарт требует очень веских оснований для оправдания ограничений дебатов по вопросам всеобщего интереса» (постановление ЕСПЧ от 3 декабря 2009 года. Дело «Александр Крутов (Aleksandr Krutov) против Российской Федерации» жалоба № 15469/04; постановление ЕСПЧ от 23 октября 2008 года. Дело «Годлевский против Российской Федерации (Godlevskiy v. Russia)» жалоба № 14888/03). Таким основанием нижестоящие суды признали нарушение защищаемых Конституцией РФ и ГК РФ ценностей – чести, достоинства и деловой репутации. Однако они не учли, что согласно п. 1 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Как неоднократно указывал ЕСПЧ, свобода выражения мнения представляет собой одну из основ демократического общества, основополагающее условие прогресса и самореализации каждого его члена. По мнению Cтрасбургского суда, свобода слова охватывает не только нейтральную информацию, но и ту, которая может оскорбить, шокировать или внушить беспокойство – таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Таким образом, нижестоящие суды при рассмотрении указанного дела не учли разъяснения Пленума ВС РФ и правовые позиции ЕСПЧ, а также допустили нарушение норм процессуального права. На этом основании Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (определение ВС РФ от 14 июня 2011 года по делу № 5-В11-49).

ВС РФ отметил, что наиболее сложным для судов является разграничение утверждений о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочных суждений, выражающих субъективное мнение и взгляды автора. При этом неправильная правовая оценка указанных высказываний влияет на обеспечение судом баланса между необходимостью восстановления доброго имени истца во мнении третьих лиц или общества и конституционными правами ответчика (п. 6 Обзора).

Исковое заявление о защите чести и достоинства

В РФ сложилась достаточно обширная судебная практика рассмотрения исковых заявлений о защите чести и достоинства, порядок восстановления которых в случае нарушения закреплен ст. 151 ГК РФ. Помимо этого, данному вопросу посвящен акт высшего судебного органа, где подробно приведены основные правила удовлетворения таких исков: Постановление Пленума ВС № 5 от 24.02.2005 г.

Честь и достоинство — нематериальные блага, которые не имеют имущественной оценки. Поэтому подаются такие иски с целью признать сведения, которые порочат честь, достоинство, деловую репутацию, не соответствующими действительности, получить официальное признание этого факта и компенсацию причиненного морального вреда.

Исковое заявление о защите чести и достоинства (33,0 KiB, 343 hits)

Пример искового заявления о защите чести и достоинства

Исковое заявление

о защите чести и достоинства

14.11.2015 г. в еженедельной районной газете «Прохновости» была опубликована статья, посвященная обеспеченным людям нашего района. В частности, часть статьи посвящена моей деятельности в качестве ИП и благотворительности. При подготовке материалов, в т.ч. когда я давала интервью журналисту 30.10.2015 г., ответчик стал выкрикивать обвинения в мой адрес: что я мошенница, нечестным способом зарабатываю деньги, обирая жителей всего села. Кроме того, он допустил высказывания личного характера в мой адрес, включая распущенность, алкоголизм. Интервью проходило на стадионе п. Прохоровка и высказывания Ответчика стали достоянием огромного количества жителей поселка, в т.ч. моих родителей, учителей моей дочери районной школы. Мало того, указанные сведения в отношении меня он разместил в сети «Интернет» на своей социальной странице на сайте «Одноклассники».

Распространенные ответчиком сведения порочат мою честь и достоинство, поскольку не соответствуют действительности, являются негативными и могут повлиять на мою репутацию и репутацию моей семьи и отношение к ней жителей поселка и людей, с которыми я сотрудничаю по работе. В результате действий Ответчика мои честь и достоинство, на защиту которых я имею право в соответствии со ст. 23 Конституции РФ и ст. 151 ГК РФ, опорочены.

Озвученные Ответчиком в публичном месте сведения не соответствуют действительности: к уголовной ответственности за мошенничество или по другим статьям УК РФ я не привлекалась, уголовные дела в отношении меня не возбуждались, претензии у органов государственной власти относительно соответствия моей деятельности закону отсутствуют, на учете в качестве больной алкоголизмом я не состою, полицией не задерживалась.

Таким образом, ответчик нарушит нематериальные блага, охраняемые законом, в виде чести и достоинства, защита которых возможна как признанием не соответствующими распространенные сведения, удаление их из сети «Интернет», так и компенсацией причиненного мне морального вреда.

Моральный вред выразился в причиненных мне физических и нравственных страданиях, необходимостью оправдываться перед знакомыми, учителями дочери, другими людьми. В результате я стала страдать бессонницей, а отказ Ответчика в удалении порочащих мою честь сведений из сети «Интернет» привел к нервному срыву и депрессии. Размер компенсации морального вреда оцениваю в 50 000 руб.

Для подтверждения изложенных в исковом заявлении обстоятельств прошу вызвать в качестве свидетелей: Васильчук Константина Игоревича (журналист), Попову Анну Семеновну, Иванникову Лидию Григорьевну, Дьячук Романа Владимировича.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 12, 150, 151, 152, 1100 ГК РФ, ст. 131, 132 ГПК РФ,

  1. Признать сведения, распространенные Ответчиком в сети «Интернет» и озвученные 30.10.2015 г. в публичном месте, не соответствующими действительности, порочащими мои честь и достоинство.
  2. Обязать Ответчика удалить размещенные в сети «Интернет» в отношении истца сведения и опубликовать опровержение.
  3. Взыскать с ответчика компенсацию причиненного морального вреда в размере 50 000 руб.
  1. Копия искового заявления
  2. Копия квитанции об уплате госпошлины
  3. Справка из отдела полиции об отсутствии судимости
  4. Справка из отдела полиции о фактах привлечения к административной ответственности;
  5. Справка наркологического отделения районной больницы

18.12.2015 г. Кагайцева С.А.

Составление искового заявления о защите чести и достоинства

Прежде всего, при составлении иска необходимо определить, будет ли в действиях ответчика состав преступления по ст. 128.1. УК РФ. Если да, до подачи иска необходимо обратиться в органы полиции. Тогда все, что необходимо для составления иска можно будет найти в материалах уголовного дела (даже если будет отказ, следователь установит, как, когда и каким образом распространялись сведения, порочащие честь и достоинство).

Если нет, то все эти обстоятельства, а именно: какие сведения и в чем порочат честь и достоинство, как они были распространены (публично, в сетях общего пользования, СМИ и др.). Бремя доказывания возложено на Ответчика, но если сведения не нарушают право на честь и достоинство, а просто не соответствуют действительности – доказать это должен истец.

Истцом по таким делам может быть гражданин, который считает свои права нарушенными, организация, другие заинтересованные лица (когда гражданин умер или признан умершим или безвестно отсутствующим).

Невозможно признать сведения порочащими честь и достоинство, если они содержатся в заявлении к органам государственной власти, которые должны их проверить, так как иная трактовка нарушило бы право на обращения.

Подача искового заявления о защите чести и достоинства

Для подачи таких исковых заявлений о несоответствии сведений установлен сокращенный срок давности – 1 год, о признании порочащими честь и достоинство сведений – 3 года.

Иск подается в районный суд по месту жительства ответчика при оплате госпошлины в размере 300 руб. Для подтверждения изложенных в иске сведений перед судом можно подать ходатайство о вызове свидетелей.

Истец может выступить с требованиями: признать те или иные сведения порочащими (или не соответствующими действительности), требовать официального опубликования опровержения или своего ответа в тех же СМИ, удаления сведений (замене и отзыву документа, где они содержатся), компенсации морального вреда и убытков.

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

Панкратова Н.А., старший преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮА.

В статье 1 Конституции РФ зафиксировано положение о России как демократическом правовом государстве. Провозглашение приоритета человека, его прав и свобод по отношению к другим социальным ценностям — один из важнейших принципов такого государства. Именно в связи с этим ст. 2 Конституции РФ закрепляет, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Признание за человеком этой ценности гарантируется независимо от того, что он о себе думает и как его оценивают другие. Достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления (ст. 21 Конституции РФ). Эта гарантия дается любому человеку — охраняется достоинство не только взрослого и дееспособного лица, но и ребенка, и душевнобольного. В случае нарушения каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции).

В обеспечение ст. 21 Конституции РФ действующее законодательство предусматривает различные средства защиты чести и достоинства личности. Так, УК РФ устанавливает уголовную ответственность за преступления, связанные с посягательством на честь и достоинство личности — клевету (ст. 129 УК), оскорбление (ст. 130 УК), хулиганство (ст. 213 УК) и т.д.

Существуют и гражданско-правовые средства защиты чести и достоинства. Специальное общее правило о гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации закреплено в ст. 152 ГК РФ, введенного в действие с 1 января 1995 г.

Согласно п. 1 указанной статьи гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Правила этой статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (п. 7 ст. 152 ГК РФ).

Разграничение гражданско-правового и уголовно-правового способов защиты чести и достоинства. Как уже отмечалось, действующее российское законодательство предусматривает защиту чести и достоинства как в порядке гражданского судопроизводства, так и в порядке уголовного судопроизводства.

На это было обращено внимание в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». В частности, в нем разъяснялось, что при наличии в действиях лица, распространившего порочащие другое лицо сведения, состава преступления оскорбления или клеветы, потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Какой именно способ защиты выберет заинтересованное лицо, зависит только от его собственного усмотрения. При этом необходимо учитывать следующие моменты.

Если во время рассмотрения дела по иску о защите чести и достоинства будет установлено, что в отношении ответчика возбуждено уголовное дело по тем же фактам, то производство по гражданскому делу должно быть приостановлено судом (судьей), рассматривающим его, до окончания производства по уголовному делу (п. 4 ст. 214 ГПК).

По данной категории дел потерпевший не может предъявить гражданский иск в уголовном деле, так как в соответствии со ст. 29 УПК гражданский иск может быть предъявлен в уголовном процессе только по вопросу возмещения материального ущерба от преступления. Однако потерпевший может обратиться к суду, рассматривающему уголовное дело, с ходатайством о принятии мер, направленных на опровержение распространенных порочащих его сведений.

Если же принятые меры, направленные на опровержение сведений, умаляющих честь и достоинство потерпевшего в порядке уголовного судопроизводства, окажутся безрезультатными, то он вправе требовать этого в порядке гражданского судопроизводства. В частности, в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ поясняется, что отказ в возбуждении уголовного дела по ст. ст. 129, 130 УК РФ, прекращение возбужденного уголовного дела, а также вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Указанное положение зафиксировано в связи с тем, что уголовная ответственность за клевету и оскорбление наступает только при наличии умысла в действиях виновного, а возможность гражданско-правовой защиты чести и достоинства не зависит от вины лица, являющегося распространителем порочащих потерпевшего сведений.

Особенности возбуждения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Возбуждение гражданских дел в соответствии со ст. 152 ГК РФ имеет ряд особенностей, связанных, во-первых, со специфичностью подлежащего защите права; во-вторых, с отсутствием по делам такого рода исковой давности; в-третьих, со своеобразием субъекта этого права.

Предмет спора о защите чести, достоинства и деловой репутации. В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предметом регулирования гражданского законодательства являются следующие виды правоотношений: имущественные и личные неимущественные правоотношения. Личные неимущественные правоотношения представляют собой отношения субъектов гражданского права, складывающиеся по поводу нематериальных благ и урегулированные нормами соответствующей отрасли права.

Наряду с другими к нематериальным благам ГК РФ относит достоинство личности, честь и доброе имя, деловую репутацию (ст. 150 ГК). Отношения, складывающиеся в обществе по поводу этих нематериальных ценностей, и есть предмет спора по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации. Честь, достоинство или деловая репутация выступают как объект этих отношений, то есть то, по поводу чего они складываются.

Достоинство в его традиционном понимании есть совокупность каких-то качеств, а также уважение этих качеств в самом себе, то есть самооценка индивидом собственных способностей, достоинств и недостатков, своего общественного значения (внутренняя оценка).

Честь, в свою очередь, есть достойные уважения качества личности, хорошая незапятнанная репутация, доброе имя, то есть социальная оценка индивида обществом, окружающими людьми (внешняя оценка).

Репутация же есть приобретенная кем-либо (чем-либо) общественная оценка, создавшееся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-либо (чего-либо), складывающаяся на основе имеющегося объема информации об объекте. Безусловно, репутация может быть как хорошая, так и плохая, в зависимости от пропорции положительных и отрицательных свойств объекта, подлежащего оценке.

Деловая репутация гражданина есть сложившееся мнение о деловых качествах (достоинствах и недостатках) конкретного физического лица в сфере делового оборота. Это мнение также складывается в обществе, социуме.

Каждый человек имеет ту или иную самооценку, так или иначе представляет свое место, положение в обществе. У него имеется свое представление о том, какой, на его взгляд, он пользуется репутацией. При этом он исходит из своего понимания имеющихся у него достоинств и недостатков, и того, как эти достоинства и недостатки могут быть оценены другими людьми, обществом. Это и есть достоинство человека, то есть его внутренняя самооценка своих качеств.

Внешняя же оценка этого человека окружающими не всегда может совпадать с внутренней оценкой человеком своих достоинств и недостатков. В обществе складывается свое понимание тех или иных благ, ценностей, их значимости, соответственно, и свое представление о достоинствах (недостатках) конкретного индивида. И это представление не всегда адекватно собственной оценке человека. Общество к тем или иным недостаткам индивида может относиться более благосклонно, чем к другим, в то время как сам человек может оценить их по-своему.

Исходя же из анализа действующего российского законодательства, для права не имеет значения то, что человек думает о себе, как оценивает себя, пока не будет установлено соответствие самооценки с тем, как его оценивает общество. Для права имеет значение та самооценка индивида, которая в той или иной степени совпадает с его общественной оценкой. Именно эта степень совпадения и подлежит защите, в том числе и в судебном порядке.

Фактически получается, что социальная (внешняя) оценка индивида подлежит защите в полном объеме, внутренняя же оценка защищается только в той степени, в которой она совпадает с внешней, так как защищается она лишь постольку, поскольку именно такую же оценку качествам человека дает общество.

В отношении же юридических лиц можно говорить только о деловой репутации предприятия (организации) как своеобразной оценке обществом его деятельности, которая строится на основе имеющихся сведений о такой деятельности. Для любого юридического лица его оценка, мнение общества о его качествах, достоинствах и недостатках всегда носит внешний характер, так как способностью иметь какую-либо самооценку обладают только конкретные физические лица. И эта внешняя оценка деятельности юридического лица также подлежит защите в полном объеме, в том числе и в судебном порядке.

Защита же чести, достоинства или деловой репутации граждан и юридических лиц — это прежде всего охрана их права на то, чтобы сведения об их поведении, их деятельности, влияющие на оценку их окружающими, соответствовали действительности.

Право на защиту чести, достоинства или деловой репутации реализуется путем обращения в суд с заявлением о защите чести, достоинства или деловой репутации. Однако предъявление заинтересованным лицом заявления в суд не означает, что гражданское дело будет возбуждено. Для возбуждения гражданского дела судья, действующий в этой стадии единолично, должен проверить наличие или отсутствие обстоятельств, указанных в ст. 129 ГПК, которые могут послужить основаниями для отказа в принятии заявления. К этим обстоятельствам относятся неподведомственность спора суду, неподсудность, отсутствие процессуальной право- и дееспособности и т.д.

Подведомственность дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, следовательно, не является исключением и данная категория гражданских дел.

Подведомственность суду дел о защите чести, достоинства или деловой репутации закреплена также ст. 152 ГК, ч. 2 ст. 45 Закона «О средствах массовой информации». Это же вытекает и из смысла общего правила ч. 1 ст. 25 ГПК, где оговаривается, что судам подведомственны дела по спорам, возникающим из гражданских (как имущественных, так и личных неимущественных) правоотношений, за исключением случаев, когда разрешение таких споров отнесено законом к ведению административных или иных органов.

Так, в порядке ст. 152 ГК не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законом порядок (п. 3 указанного Постановления).

Так, П. по постановлению судьи Ужурского районного суда Красноярского края 28 января 1993 г. был привлечен к административной ответственности по ст. 5 Закона СССР «Об ответственности за неуважение к суду» и подвергнут наказанию в виде административного ареста на 5 суток. Административный арест П. отбыл полностью.

В соответствии с постановлением председателя Красноярского краевого суда постановление районного судьи было отменено и производство по делу об административном правонарушении прекращено. В связи с этим П. обратился в суд с иском об опровержении порочащих его честь и достоинство сведений об аресте.

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в иске П. отказала. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 21 января 1994 г. решение суда оставила без изменения, указав следующее.

Требование об опровержении сведений об аресте отклонено обоснованно, т.к. в порядке ст. 7 ГК РСФСР (тогда еще действующего) не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных постановлениях, для их обжалования установлен законом иной судебный порядок. Как видно из дела, каких-либо публикаций в печати о привлечении П. к административной ответственности не было, поэтому нет и оснований для помещения в печати опровержения.
———————————
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. N 6. С. 2.

Также законом установлен иной порядок для обжалования мотивов увольнения. Тем не менее суду подведомствен спор об опровержении сведений, приведенных в служебной характеристике, которые, по мнению заинтересованного лица, порочат его честь, достоинство, а также деловую репутацию. Главное здесь — определить, какова конечная цель заинтересованного лица.

Судебному рассмотрению подлежат требования об опровержении порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений независимо от того, в какой форме и каким способом они распространены (устно или письменно, сообщение отдельным гражданам, в печати, на телевидении, на собрании трудового коллектива и т.п.).

При этом законом не предусматривается обязательное предварительное обращение заинтересованного лица с требованием об опровержении порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к средству массовой информации, распространившему такие сведения, на что было обращено внимание в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г.

Кроме того, исходя из характера спорного правоотношения, а также из содержания ст. 27 ГПК и ст. 1 Положения о третейском суде, спор по делу о защите чести, достоинства или деловой репутации по соглашению

Гпк честь и достоинство

Подсудность дел о защите чести, достоинства или деловой репутации.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. В связи с этим при принятии заявления о защите чести, достоинства или деловой репутации к производству судья должен выяснить, какому суду оно подсудно.

Согласно правилам родовой подсудности иски по делам о защите чести и достоинства рассматриваются по первой инстанции районными судами. Если же они связаны с государственной тайной, то подлежат принятию к рассмотрению верховным судом автономной республики, краевым, областным, городским судом, судом автономной области или автономного округа (ст. 114,115 ГПК).

Применительно к правилам территориальной подсудности иски по данной категории гражданских дел предъявляются по месту жительства ответчика, т.е. по месту постоянного или преимущественного его проживания. Если ответчиком является юридическое лицо, иски предъявляются по месту нахождения его органа, т.е. по месту государственной регистрации, если иное не указано в учредительных документах, либо его имущества (ст. 117.ГПК).

Если иск должен быть предъявлен к нескольким ответчикам (например, к редакции газеты и автору статьи), проживающим или находящимся в разных местах, то подсудность определяется по правилам ст. 121 ГПК, т.е. по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца.

В ситуации, когда иск о защите чести, достоинства или деловой репутации предъявляется к лицу, осужденному к лишению свободы (например, за клевету или оскорбление), подсудность определяется по последнему месту жительства ответчика до осуждения.

По искам о защите чести, достоинства или деловой репутации допускается применение правил договорной подсудности (ст. 120 ГПК), когда стороны по соглашению между собой определяют, в каком суде будет рассматриваться их спор. Однако по данной категории гражданских дел не применяются правила альтернативной (ст. 118 ГПК) и исключительной (ст. 119 ГПК) подсудности.

Лица, участвующие в деле о защите чести, достоинства или деловой репутации. В соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК правом на обращение в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса имеет всякое заинтересованное лицо. Главное, чтобы этим лицом был соблюден установленный законом порядок обращения в суд.

Как известно, любое гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, обращающегося за защитой своего права или охраняемого законом интереса (по делам искового производства – истца). Это в полной мере относится и к спорам по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации.

Истцами по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации являются лица, в отношении которых, по их мнению или мнению управомоченных на то лиц, распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие их честь, достоинство или деловую репутацию. Ими могут выступать юридические лица и граждане. И здесь, прежде всего, должна идти речь о гражданской процессуальной правоспособности, поскольку процессуальные действия вправе совершать только правоспособные субъекты. Мы можем говорить о стороне гражданского процесса как таковой, когда субъект обладает гражданской процессуальной правоспособностью.

В связи с этим, в п. 4 постановления № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. отмечается, что при распространении порочащих сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии со ст. 48 ГПК могут предъявить законные представители. Законными представителями несовершеннолетних, согласно этой статье, являются их родители, усыновители, опекуны или попечители. Детям же, находящимся на полном государственном попечении в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, опекуны (попечители) не назначаются. Выполнение их обязанностей возлагается на администрации этих учреждений (п. 1 ст. 147 СК). Следовательно, представители администраций указанных учреждений могут предъявлять заявления в защиту чести и достоинства несовершеннолетних детей, находящихся на полном государственном попечении.

В отношении ограниченно дееспособных граждан следует отметить, что по данной категории гражданских дел они выступают самостоятельно, поскольку в таких делах не затрагиваются их имущественные права и обязанности. Следовательно, они сами должны обращаться в суд в защиту своих чести и достоинства.

Российское законодательство предусматривает возможность защиты чести, достоинства или деловой репутации граждан не только при жизни, но и после их смерти. Так, согласно ч. 2 п. 1 ст. 152 ГК по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

При этом ни закон, ни упомянутое постановление Пленума Верховного Суда РФ (ч. 2 п. 4) не связывают заинтересованность в этом лиц с их родственными отношениями с умершим гражданином. Следовательно, с таким иском могут обратиться не только родственники умершего, но и его близкие, не являющиеся его родственниками. Заявители должны быть заинтересованы в том смысле, что распространение не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство умершего лица сведений порочит в известной степени и находившихся с ним в близких отношениях самих заявителей. Для возбуждения гражданского дела в порядке ст. 152 ГК достаточно предположения о том, что данные сведения о ком-либо порочат честь и достоинство заинтересованного заявителя.

Наряду с конкретными физическими лицами правом на защиту своей деловой репутации обладают и юридические лица, если они считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения. Их гражданская процессуальная правоспособность возникает с момента их создания, т.е. с момента их государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК). Иски в защиту деловой репутации юридического лица могут быть предъявлены его органами, действующими в пределах полномочий, предоставленных им законом, уставом или положением, либо их представителями, чьи полномочия определяются руководителем организации и подтверждаются доверенностью (ч. 2 ст. 43, ч. 3 ст. 45 ГПК).

Кроме самих заинтересованных лиц, в защиту их прав и охраняемых законом интересов может обращаться прокурор (ст. 4,41 ГПК).

Прокурор наделяется процессуальной правоспособностью в силу наличия компетенции в определенной сфере общественных отношений. Наличие у прокурора гражданской процессуальной правоспособности не подлежит проверке.

Предъявление иска прокурором в защиту чужих интересов обусловлено содержанием его полномочий, о которых говорится в ст. 35 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»[4]. В соответствии с указанной статьей в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде свои права и свободы, прокурор предъявляет и поддерживает в суде иск в интересах пострадавшего.

Так, в Указаниях Генерального прокурора Российской Федерации от 16 ноября 1992 г. № 48/8 «Об участии прокурора в гражданском и арбитражном судопроизводстве» оговаривается, что прокурор может предъявлять заявления в защиту интересов конкретных лиц, нуждающихся в социальной и правовой защите (несовершеннолетних, инвалидов, престарелых, многодетных, а также одиноких родителей и т.д.).

Таким образом, нигде не содержится перечень дел, по которым прокурор должен обращаться в защиту интересов других лиц. Следовательно, он сам в каждом конкретном случае должен решать вопрос о том, есть ли основание для предъявления иска.

Вышеизложенное предполагает высокую степень ответственности прокурора при предъявлении иска о защите чести и достоинства в интересах других лиц, в частности, в интересах несовершеннолетних или недееспособных. Здесь прокурору необходимо учитывать мнение, пожелания законных представителей этих категорий граждан, так как вполне реальна ситуация, когда законный представитель может быть не согласен с действиями прокурора, более того, выступать против действий прокурора.

В этом случае возникает своеобразная конкуренция представительства, так как и прокурор, и законный представитель наделены равным правом выступать инициатором возбуждения гражданского дела в порядке ст. 152 ГК. В таких ситуациях именно прокурор должен определить грань, где кончаются общественные интересы и начинается частная жизнь гражданина, вмешательство в которую недопустимо.

Кроме того, прокурор может вступить в начатый по инициативе других лиц процесс с теми же целями защиты чужих прав и законных интересов. Так, в соответствии с упомянутыми Указаниями Генерального прокурора РФ прокурор должен вступать в процесс для дачи заключения по делу в случае предъявления иска к средству массовой информации о защите чести, достоинства или деловой репутации. При этом на прокурора распространяется весь правовой режим гражданского судопроизводства.

Ответчиками по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации являются лица, распространившие порочащие их сведения (п. 6 постановления № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.). Ими могут также быть юридические и физические лица. Они привлекаются судом к ответу, поскольку предполагается, по мнению истца, что указанные лица по своей воле распространили не соответствующие действительности сведения, порочащие истца.

В отношении ответчиков тоже имеет значение вопрос о гражданской процессуальной правоспособности, который решается по общему правилу. Если порочащие сведения распространены несовершеннолетними в возрасте от 15 до 18 лет, ответчиками по иску являются они сами, а их интересы защищаются законными представителями, которые должны привлекаться судом.

Если же порочащие сведения распространены несовершеннолетними в возрасте до 15 лет, то в качестве ответчиков должны быть привлечены их законные представители как лица, не обеспечившие надлежащее поведение своих воспитанников, которые не могут быть стороной по гражданскому делу. Таким же образом должен решаться вопрос и о недееспособных лицах.

Лица, в отношении которых вступило в законную силу решение суда о признании их ограниченно дееспособными, выступают по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации самостоятельно, так как спор возникает из неимущественных правоотношений.

Пункт 2 ст. 152 ГК специально указывает на особого субъекта обязанности дать опровержение не соответствующих действительности сведений, которые были распространены в средствах массовой информации. В соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» под таковым понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Интересы средства массовой информации представляются их редакциями, так как именно главный редактор как руководитель средства массовой информации представляет ее в отношениях с гражданами и юридическими лицами, а также в суде (ч. 5 ст. 19 Закона «О средствах массовой информации»).

Как предусмотрено в ч. 2 п. 6 постановления № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г., если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации.

Так, Ш. обратился в суд с иском к редакции газеты «Трибуна» и старшему помощнику прокурора г. Сыктывкара Ч. Истец сослался на то, что изложенные в статье «Грязь на белых халатах» сведения не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство.

Решением Сыктывкарского городского суда от 29 сентября 1994 г. иск Ш. был удовлетворен. Президиум Верховного Суда РФ 10 июля 1996 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ оставил без удовлетворения, признав правомерным возложение ответственности на автора публикации и редакцию средства массовой информации.

Если порочащие сведения опубликованы под условным именем или без указания имени автора (например, в редакционной статье), в качестве ответчика по делу привлекается редакция соответствующего средства массовой информации. Если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Однако редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан либо деловую репутацию граждан или организаций, если:

1) эти сведения имеются в обязательных сообщениях;

2) они получены от информационных агентств;

3) они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

4) они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

5) они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с законом;

6) они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства (ст. 57 Закона «О средствах массовой информации»).

Следовательно, во всех указанных случаях к ответственности должно быть привлечено лицо – источник информации. Непривлечение редакции и автора к ответственности связано с тем, что они не обязаны проверять достоверность распространенных сведений в этих случаях. Применение же такой возможности допускается лишь при дословном воспроизведении этих сообщений, материалов или их фрагментов.

Как указывает Судебная Палата по информационным вопросам в Экспертном заключении № 2 от 8 июля 1994 г. «О порядке применения ст. 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», редакция, главный редактор, журналист не освобождаются от ответственности в соответствии с данной статьей, если к сведениям, полученным из указанных источников, они добавляют новые сведения, относящиеся к событиям и процессам, информация о которых почерпнута из этих источников и впоследствии признана не соответствующей действительности и порочащей честь и достоинство граждан и организаций.

Думается, суд должен привлекать к участию в деле в качестве ответчиков и лицо, являющееся источником информации, и редакцию, главного редактора, журналиста, так как в таких случаях важно установить, не внесены ли в ходе распространения информации дополнения к сведениям, полученным от источника, указанного в ст. 57 Закона, а это возможно только в стадии судебного разбирательства. По результатам выяснения этого обстоятельства суд должен решать вопрос об освобождении указанных лиц от ответственности.

Необходимость привлечения редакции средства массовой информации в качестве ответчика обусловливается и тем, что при удовлетворении иска потерпевшего на нее может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность (ч. 2 п. 9 постановления № 11 Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г.).

Помимо средства массовой информации в качестве ответчиков могут привлекаться любые иные юридические лица и граждане, распространившие порочащие сведения. Так, по искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках, ответчиками являются лица, их подписавшие, и предприятие, учреждение, организация, от имени которых выдана характеристика (ч. 3 п. 6 постановления № 11 Пленума Верховного Суда РФ).

С учетом изложенного можно сделать вывод, что по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации граждан и юридических лиц может иметь место процессуальное соучастие, чаще на стороне ответчика. Это объясняется тем, что в данных случаях суд не имеет возможности и права без привлечения всех участников отношений рассмотреть и разрешить спор по существу. Вытекает это прежде всего из того, что сопричинители вреда привлекаются к солидарной ответственности, и только по требования потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на них ответственность в долях (ст. 1080 ГК).

По делам же о защите чести, достоинства или деловой репутации как раз часто бывает, что порочащие сведения могут быть распространены несколькими лицами или о нескольких лицах, или то и другое вместе. Например, с процессуальным соучастием мы будем иметь дело, когда в средствах массовой информации публикуются различные письма читателей. В качестве ответчиков в данной ситуации должны привлекаться редакция средства массовой информации, а также автор письма, так как сам факт направления письма в редакцию является действием, направленным на распространение сведений.

Например, 10 февраля 1993 г. в газете «Россия» было опубликовано «Открытое письмо» президентам западных фирм – производителей аудио- и видеопродукции, подписанное семью известными российскими музыкантами. Фирма «Ю.С.С.Ю. Артс Групп, Инк.», Сидней Шарп и Тристал Дел обратились в суд с иском к газете «Россия» и авторам письма о возложении на ответчиков обязанности принести публичные извинения за публикацию, опровержения содержащихся в ней сведений, считая их не соответствующими действительности и порочащими их честь, достоинство и деловую репутацию.

Помимо изложенного, особенностью судопроизводства по делам о защите чести, достоинства или деловой репутации является то обстоятельство, что по таким делам не предусматривается участие третьих лиц даже в тех случаях, когда автор статьи – работник средства массовой информации, распространившего порочащие сведения. Это обусловливается спецификой подлежащего защите субъективного права.