1 1102 гк рф

Автор: | 08.10.2018

Неосновательное обогащение: судебное толкование

Внимание! При использовании материалов с сайта
ссылка на источник www.garant.ru обязательна

Обязательствам вследствие неосновательного обогащения посвящена отдельная глава Гражданского кодекса Российской Федерации ( ГК РФ). Согласно статье 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Таким образом, под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества за счет другого лица (обогащение) без каких-либо правовых оснований на это. В свою очередь в постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2004 г. N А33-8425/03-С2-Ф02-298/04-С2 разъяснены условия неосновательного обогащения:

  • происходит приобретение или сбережение имущества в смысле увеличения стоимости собственного имущества приобретателя, присоединения к нему новых ценностей или сохранения имущества, которое по установленным законом основаниям должно было выйти из состава его имущества (так раскрывается смысл обогащения);
  • отсутствие правовых оснований для получения спорного имущества;
  • приобретение или сбережение имущества за счет другого лица.

В каждом из условий фигурирует термин «имущество», который законодательно нигде не раскрывается. По смыслу статьи 128 ГК РФ под имуществом можно понимать и вещи, и имущественные права, и ценные бумаги, и деньги, и другие объекты гражданского оборота, которые можно каким-либо образом передавать или отчуждать. Однако в информационном письме Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» выражено мнение суда по поводу определения понятия «имущество»: «К объектам гражданских прав в соответствии со статьей 128 ГК РФ относятся вещи, иное имущество (товар), в том числе имущественные права. Понятие «имущество» является собирательным. Имущественные права как объект гражданских прав обладают определенными особенностями, которые должны учитываться сторонами при совершении сделок. Они не являются товаром в том смысле, который придает этому понятию Кодекс».

Как уже отмечалось, неосновательное обогащение имеет место при отсутствии у приобретателя правовых оснований на чужое имущество. Определение правовых оснований раскрыто в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 января 2000 г. N Ф04/229-741/А27-99, где говорится, что для применения статьи 1102 ГК РФ необходимо наличие объективного результата: факт неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания. «Под правовыми основаниями следует понимать разного рода юридические факты, дающие субъекту основание на получение имущественного права. Перечень юридических фактов, перечисляющих основания возникновения гражданских прав и обязанностей, предусмотрен статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В соответствии со статьей 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

  • из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
  • из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
  • из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  • в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
  • в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
  • вследствие причинения вреда другому лицу;
  • вследствие неосновательного обогащения;
  • вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
  • вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

При детальном рассмотрении условия «приобретения или сбережения имущества за счет другого лица» возникает вопрос: что же понимать под сбережением? В постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 апреля 2005 г. N Ф03-А04/04-1/4559 содержится определение сбережения имущества за счет другого лица. «Сбережение имущества означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты другому лицу положенного вознаграждения».

Таким образом, при наличии всех перечисленных условий приобретатель обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Роман Ларионов,
юрисконсульт компании «Гарант»

Статья опубликована в Финансовой газете. Региональный выпуск N 27

Неосновательное обогащение. Когда деньги не вернуть?

Как показывает практика, далеко не каждую сумму, получение которой не было предусмотрено законом или договором, можно назвать неосновательным обогащением. Любые ли деньги, перечисленные без видимых на то причин, можно вернуть обратно? В теме разобралась Анна Мишина.

Согласно пункту 1 статьи 1102 Гражданского кодекса, если кто-либо без законных на то оснований приобрел (или сберег) чужое имущество, то такая ситуация будет называться неосновательным обогащением. При этом приобретатель должен будет возвратить все, что он получил, как только ситуация прояснится. На первый взгляд, вроде бы все несложно и вполне логично. Однако, как показывает практика, далеко не всякое противоправное обогащение одного лица за счет другого является неосновательным. Ведь для этого необходимо совпадение сразу трех условий.

Во-первых, как уже было подчеркнуто, обогащение должно произойти при отсутствии к тому законных оснований. То есть не должно существовать ни фактической, ни письменно оформленной сделки, ни дивидендных отношений, ни прощения долга (ст. 415 ГК РФ), ни какой-либо другой предусмотренной законом возможности приобретения вещей или денег. Во-вторых, обогащение должно произойти именно за счет другого лица (т. е. оно должно понести потери в имуществе), а не возникнуть в результате предпринимательской деятельности. И в-третьих – приобретатель должен получить вещи или деньги и не понести расходов, которые обязательно бы возникли, если бы приобретение произошло при «обычных» обстоятельствах.

Получается что далеко не все выплаты, произведенные без договорных и законных требований, по своей сути являются неосновательным обогащением. Довольно часто предприниматели, торопясь вернуть средства, «видят» лишь то, что фирма-приобретатель, получив и удержав деньги, не имела на это права и нарушила их законные интересы. А произошло ли это за счет их самих, и была ли по этому поводу договоренность – проверить забывают. Отсюда – неверно сформулированные претензионные и исковые требования, и как следствие – дополнительные финансовые затраты и отказы в исках.

«Бездоговорной» аванс

Например, довольно часто предпринимателей вводит в заблуждение аванс, перечисленный ими еще до начала выполнения обязательств. При этом ошибка бизнесменов состоит в том, что обращаясь в суд фирмы-заказчики зачастую называют иск «о взыскании неосновательного обогащения». Имейте ввиду: в данном случае судьи стопроцентно откажут в иске. И совсем не потому, что невыполнивший свои обязательства предприниматель вправе оставить аванс себе. А потому, что неграмотно сформулирован предмет иска.

Например, не так давно питерские судьи разбирали такую ситуацию. Подрядная организация договорилась с заказчиком о ремонте помещения. Владелец жилплощади заплатил аванс, и работы начались. Однако через некоторое время заказчик решил, что работы идут слишком медленно, а их качество – не соответствует его ожиданиям. Поэтому последний предложил расторгнуть контракт и потребовал вернуть аванс. А когда подрядчик отказался, заказчик обратился в суд с иском о взыскании неосновательно удерживаемых денег. Но, ознакомившись с материалами дела, судьи были вынуждены отказать в требовании. И вовсе не потому, что подрядчика было не за что наказывать (наоборот, как показала экспертиза, он и стоимость затраченным материалов необоснованно завысил, и объем работ указал неверно). Все дело было в том, что, согласно предоставленным судьям бумагам, стороны достигли договоренности. В частности, подрядчик с заказчиком подписали предварительный расчет стоимости работ, передавалась техническая документация. Более того, при перечислении спорного аванса в качестве назначения платежа было указано, что это – оплата за ремонтно-отделочные работы. Исходя из этого, судьи указали, что между сторонами фактически существовали деловые договоренности, и аванс был перечислен именно в рамках этих отношений, пусть даже не оформленных контрактом. А деньги, внесенные в счет исполнения какого-либо обязательства, не могут в силу положений статьи 1102 ГК РФ признаваться неосновательным обогащением (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 26 мая 2015 г. № 33-7852/2015 по делу № 2-109/2015).

Другая компания попыталась «обойти проблему» существования договора, потребовав признать его незаключенным, а уже потом взыскать ранее перечисленный аванс. Но и здесь судьи не поддержали фирму. И дело было даже не в том, что арбитры отказались признавать контракт незаключенным. Ведь и из материалов дела, и из самой ситуации было понятно, что договоренность-то между сторонами существовала! Поэтому требование о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению, поскольку неосновательность перечисления не была установлена (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2015 г. № 11АП-10558/2015 по делу № А65-2341/2015).

Завышенная неустойка

Иногда неосновательным обогащением бизнесмены считают деньги, полученные их компаньонами в качестве неустойки. При этом предприниматели руководствуются информационным письмом ВАС РФ от 14 июля 1997 года № 17. Согласно изложенным в нем правилам, сумма неустойки должна быть четко соразмерна последствиям нарушения, но и при этом ни в коему случае не способствовать неосновательному обогащению «пострадавшего». Соответственно, как только предприниматели считают, что выплаченная контрагентам договорная неустойка была завышенной, они называют «переплату» неосновательным обогащением и пытаются вернуть себе эти деньги (см. постановления ФАС Северо-Западного округа от 4 августа 2011 г. № А42-8038/2010, постановление АС Северо-Западного округа от 17 августа 2015 г. по делу № А56-69428/2014).

Шанс вернуть излишне уплаченные проценты у компании есть. Это возможно, если неустойка была списана со счета должника по требованию фирмы-кредитора (п. 2 ст. 847 ГК РФ), или же она была зачтена в сумму основного (ст. 1102 ГК РФ) (см. постановления АС Волго-Вятского округа от 20 мая 2016 г. № Ф01-1680/2016 по делу № А43-23821/2015; Северо-Западного округа от 3 июня 2016 г. по делу № А56-52885/2015 и от 21 апреля 2016 г. № Ф07-1931/2016 по делу № А13-12361/2015, Центрального округа от 24 мая 2016 г. № Ф10-1228/2016 по делу № А08-6379/2015). А вот если компания сначала оплатила все штрафы самостоятельно, а потом решила, что перечислила слишком много, то она будет уже не вправе требовать уменьшения неустойки называя такую переплату неосновательным обогащением (пп. 4 ст. 1109 ГК РФ). Об этом четко заявили «верховные» в постановлении № 7 от 24 марта 2016 года.

Безвозвратно

В заключение – пару слов о том, когда плательщику будет отказано в возврате перечисленных им вещей или денег, даже если они являются неосновательным обогащением. Сразу отмечу: перечень таких ситуаций четко прописан в законе и является «закрытым» (п. 4 ст. 1109 ГК РФ). Итак, «не сможет вернуться» то имущество, которое было передано во исполнение обязательства, но до наступления срока исполнения. Например, арбитры Северо-Западного округа отказались признать неосновательным обогащением перечисление денег по контракту, которое произошло задолго до установленного в договоре срока внесения платы (постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 сентября 2011 г. по делу № А56-43886/2010).

Далее, у приобретателя останутся и те деньги, которые компания перечислит и после истечения срока исковой давности. Поскольку все сроки четко установлены в законе, и предприниматели всегда имеют возможность их просчитать.

Кроме того, не подлежат возврату деньги, предоставленные как средство для существования. Сюда относится неосновательно выплаченная заработная плата и приравненные к ней платежи (пенсии, пособия, стипендии и др.) при условии, что их выплата не явилась результатом счетной ошибки или недобросовестности со стороны получателя (например, представления ложных сведений о стаже работы, наличии иждивенцев, тех или иных льгот и др.). Например, судьи Волго-Вятского округа не поддержали иск компании к гражданину о взыскании с последнего в пользу организации неправомерно увеличенной и полученной заработной платы. При этом служители Фемиды указали, что и статья 137 Трудового кодекса, и подпункт 3 статьи 1109 Гражданского кодекса не допускают взыскания с работника излишне выплаченной заработной платы (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 мая 2011 г. по делу № А29-13535/2009 и от 24 мая 2011 г. по делу № А29-407/2010).

И наконец, не будут возвращены деньги и вещи, которые хоть и были предоставлены во исполнение несуществующего обязательства, но передающий их предприниматель прекрасно знал, что передает их без оснований (в том числе – и на благотворительные цели).

Возвращать ли деньги фирме

Турфирма вернула деньги . Не смогли выполнить свои обязательства. А через две недели перевели ещё раз такую же сумму.Прошло уже полтора месяца.Никаких звонков о возврате денег.Что делать с деньгами,может оставить себе.отпуск то они мне испортили.

Ответы юристов (4)

Можете оставить себе, однако турфирма вправе обратиться в суд и взыскать данные денежные средства как неосновательное обогащение ст.1102 ГК рФ

«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 28.03.2017)КонсультантПлюс: примечание.
Положения ст. 1102 ГК РФ не исключают возможность взыскания в порядке возврата неосновательного обогащения денежных средств, полученных налогоплательщиком вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного по решению налогового органа имущественного налогового вычета по НДФЛ, в случае, если эта мера оказывается единственно возможным способом защиты фискальных интересов государства (Постановление Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 N 9-П).

ГК РФ Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

Позиции высших судов по ст. 1102 ГК РФ >>>

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Есть вопрос к юристу?

ГК РФ Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

На самом деле не все так однозначно. Если докажите, что они знали, что обязательства нет (а это будет несложно доказать предоставив банковскую выписку), есть все шансы деньги сохранить у себя.

Турфирма сможет обратиться с требованием о возврате неосновательного обогащения (кондикция), если дойдет до суда- высока вероятность, что эти деньги взыщут.

Пока фирма не направила требование, можете оставить себе.

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Оставьте себе, если пришлют запрос на возврат, верните.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Комментарий к статье 1102 Гражданского кодекса РФ

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

Комментарий к Ст. 1102 ГК РФ:

1. Обязательство из неосновательного обогащения, или, что одно и то же, кондикционное обязательство, относится к числу охранительных обязательств. Его содержание образуют требование о возврате неосновательного обогащения, которое иначе называют кондикцией (condictio) или притязанием из неосновательного обогащения, и корреспондирующая этому требованию обязанность возвратить неосновательное обогащение. Пункт 1 коммент. ст. связывает возникновение обязательства из неосновательного обогащения со следующими предпосылками:

1) наличие обогащения на стороне приобретателя. Под обогащением приобретателя понимается полученная им имущественная выгода. Она может состоять в приобретении права (например, права собственности или требования), приобретении владения вещью, пользовании чужим имуществом или чужими услугами, а также в освобождении от долга (см.: Oser H., Schonenberger W. Das Obligationenrecht. Allgemeiner Teil (Art. 1-183). 2 Aufl. Zurich, 1929. S. 430; Крашенинников Е.А. Фактический состав возникновения обязательства из неосновательного обогащения // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2008. Вып. 15. С. 58 — 59).

Неосновательное обогащение приобретателя чаще всего возникает через предоставление самого потерпевшего или третьего лица. Так, например, А., будучи признанным судом недееспособным, продает свой компьютер Б. и через какое-то время (после того как суд признает А. дееспособным) передает его в собственность покупателю. Поскольку передача компьютера в собственность есть абстрактная сделка, она обосновывает переход права собственности к Б. и при недействительности лежащей в ее основании каузальной сделки. Поэтому А. не причитается виндикационное притязание против Б. Но так как Б. приобрел право собственности на компьютер и тем самым обогатился без правового основания, он обязан возвратить неосновательное обогащение своему контрагенту по абстрактной сделке.

Примером неосновательного обогащения, возникшего у приобретателя через предоставление третьего лица, служит следующий случай. А. уполномочивает Б. на то, чтобы распорядиться от собственного имени вещью А. Соответственно этому Б. продает и передает вещь в собственность В. Если договор купли-продажи является ничтожным, а передача вещи в собственность — действительной, то В. приобретает право собственности на вещь через лишенное правового основания предоставление Б. Но неосновательное обогащение В. возникает за счет А., который вследствие распоряжения Б., действительного в силу данного ему уполномочия, утратил право собственности на вещь. В рассматриваемом случае притязание из неосновательного обогащения причитается не А., а Б. Ведь если бы оно причиталось А., то В. не мог бы противопоставить ему, что он, со своей стороны, имеет требование о возврате уплаченной им Б. покупной цены, потому что это требование направляется лишь против Б. Однако Б. не может требовать от В. перенесения на себя права собственности на вещь, так как он не являлся ее собственником. Причитающееся Б. притязание из неосновательного обогащения направлено на возврат ему владения вещью с одновременным обратным перенесением права собственности на того, кому оно принадлежало, стало быть, на А. (см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 11 Aufl. Munchen, 1977. Bd. 2. S. 477).

Неосновательное обогащение может также возникнуть через действие приобретателя, которое представляет собой вторжение в чужое право. Так, например, обстоит дело, если кто-то неправомерно использует не принадлежащую ему вещь. Полученная выгода здесь лежит уже в произведенном пользовании вещью. Поскольку возвращение этой выгоды невозможно в связи с характером полученного, возмещению подлежит ее объективная стоимость (п. 2 ст. 1105 ГК РФ).

О вторжении в чужое право речь идет и в следующем случае. А. (хранитель) продает принадлежащую Б. (поклажедателю) вещь В. (добросовестному приобретателю) и передает ему в собственность. Согласно п. 1 ст. 302 ГК В. приобретает право собственности на вещь за счет Б., который тем самым его утрачивает. Но В. получил право собственности через предоставление А., и в отношении предоставления А. — В. существовало правовое основание. Поэтому Б. не имеет кондикции против В. Но ему предоставляется направленная против А. кондикция из вторжения на то, что тот получил благодаря распоряжению, т.е. на покупную цену, потому что она есть эквивалент уплаченной Б. вещи и, следовательно, по распределяющей функции права собственности причитается не А., а Б.

И наконец, неосновательное обогащение может явиться результатом события. Это имеет место, когда перемещение имущества (например, заготовленного для сплава или сплавляемого леса), которое приводит к смешению движимых вещей разных собственников, вызывается фактическими процессами (например, половодьем или течением реки);

2) получение обогащения за счет потерпевшего. Обязательство из неосновательного обогащения возникает лишь в том случае, если обогащение приобретателя происходит за счет другого лица (потерпевшего). По мнению некоторых цивилистов, слова «за счет другого лица» предполагают, что обогащению имущества на одной стороне соответствует уменьшение имущества на другой стороне. Однако обогащение приобретателя может и не сопровождаться обеднением потерпевшего. Как справедливо отмечается в литературе, при неосновательном обогащении, возникающем через вторжение приобретателя в чужое право, слова «за счет другого лица» не означают, что на стороне потерпевшего должно наступить эффективное уменьшение имущества (см.: Buren B. Schweizerisches Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. Zurich, 1964. S. 309; Wieling H.J. Bereicherungsrecht. 2 Aufl. Berlin; Heidelberg; N.Y., 1998. S. 47). Достаточно того, чтобы выгода причиталась потерпевшему по распределению благ. При этом не имеет значения, получил ли бы он эту выгоду. Тот, кто неправомерно пользуется чужой вещью и благодаря этому сберегает затраты, должен возместить ее собственнику стоимость пользования, даже если собственник в это время не пользовался бы вещью и ее стоимость не уменьшилась вследствие пользования или уменьшилась лишь несущественно (см.: Larenz K. Op. cit. S. 475);

3) отсутствие правового основания обогащения. Вопрос о том, когда обогащение лишено правового основания, не может быть решен в общем порядке. На этот вопрос следует давать различный ответ в зависимости от того, возникло ли обогащение через предоставление потерпевшего или третьего лица, через вторжение приобретателя в чужое право или в результате перемещения имущества, вызванного событием.

Предоставление происходит не ради самого себя, т.е. не для вызывания непосредственно вытекающего из него правового результата, а для достижения какой-то косвенной цели (например, вещь передается в собственность для того, чтобы этим исполнить обязанность к передаче вещи или чтобы безвозмездно увеличить имущество другого лица). Эту цель принято именовать правовым основанием, или каузой (causa), предоставления. Правовое основание предоставления определяется предоставляющим, как правило, по соглашению с другой стороной (см.: Tuhr A. Der Allgemeine Teil des Deutschen Burgerlichen Rechts. Munchen und Leipzig, 1918. Bd. 2. Halfte 2. S. 81; Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des Burgerlichen Rechts. 14 Aufl. Tubingen, 1955. Halbbd. 2. S. 622). Если соглашение о каузе не состоялось (например, переданные в качестве займа деньги ошибочно принимаются в качестве дарения), отпало впоследствии (это, например, имеет место при отмене дарения — ст. 578 ГК РФ) или оговоренная сторонами кауза не осуществилась (например, после того как проценты по основному требованию были уплачены вперед, основное требование досрочно прекратилось), то предоставление, а следовательно, и возникшее через него обогащение страдает отсутствием правового основания.

При неосновательном обогащении, являющемся результатом вторжения приобретателя в чужое право, приобретатель не имеет права на такое вторжение. Поэтому некоторые цивилисты утверждают, что в этом случае обогащение лишено правового основания ввиду противоправности вторжения. Но если бы это утверждение было правильным, то кондикция из вторжения вопреки своему смыслу и своей цели приближалась бы к деликтным притязаниям. Между тем в праве неосновательного обогащения речь идет не о неправомерной деятельности, а о том, может ли обогатившийся удержать имущественную выгоду, полученную им за счет другого лица. Не подлежит никакому сомнению, что имущественная выгода, полученная приобретателем через его вторжение в чужое право, является выгодой, которая по распределяющей функции этого права причитается правообладателю. Именно это обстоятельство и делает обогащение приобретателя обогащением, лишенным по отношению к правообладателю правового основания (см.: Wilburg W. Die Lehre von der ungerechtfertigten Bereicherung nach Osterreichischem und Deutschem Recht. Graz, 1934. S. 27 ff.; Larenz K., Canaris C.W. Lehrbuch des Schuldrechts. 13 Aufl. Munchen, 1994. Bd. 2. Halbbd. 2. S. 169, 170).

Что касается неосновательного обогащения, возникшего вследствие события, то оно всегда лишено правового основания и поэтому может быть кондицировано потерпевшим.

2. Поскольку неосновательное обогащение приобретателя обычно возникает через предоставительную сделку, практически наиболее существенное значение имеют кондикции из предоставления. К ним, в частности, относятся:

1) condictio indebiti. Важнейшим случаем предоставления, страдающего отсутствием правового основания, является предоставление, которое совершается во исполнение в действительности не существующего долга. Возникающая в связи с этим condictio indebiti опирается на следующие предпосылки.

Предоставление, совершаемое с целью исполнения какого-то долга. Предоставление, с которым связана condictio indebiti, чаще всего состоит в передаче вещи в собственность. При этом в собственность может передаваться как родовая, так и индивидуально-определенная вещь. О возможности передачи приобретателю в собственность индивидуально-определенной вещи и, как следствие этого, приобретения им права собственности на такую вещь свидетельствует п. 2 ст. 1104 ГК РФ.

Несуществование долга. Под несуществующим долгом понимается долг, который никогда не существовал или ко времени предоставления уже был прекращен. Несуществующий долг, в частности, оплачивает тот, кто производит повторный платеж или платит больше, чем он должен.

Если условно обязанный в ошибочном предположении, что отлагательное условие уже наступило, совершает предоставление до наступления условия, то он вправе истребовать предоставленное обратно как неосновательное обогащение. Напротив, при исполнении долга, срок исполнения по которому еще не наступил, condictio indebiti не возникает (п. 1 ст. 1109 ГК РФ), потому что в этом случае долг, хотя бы и с ненаступившим сроком, существует.

Лицо, совершившее предоставление во исполнение чужого долга, который оно считает своим собственным долгом, может кондицировать предоставленное, так как его предоставление лишено правового основания. Если должник по альтернативному обязательству (ст. 320 ГК РФ) предоставляет вещь, ошибочно полагая, что лишь эта вещь является предметом его обязательства, то он вправе истребовать ее обратно (см.: Enneccerus L., Lehmann H. Recht der Schuldverhaltnisse. 14 Aufl. Tubingen, 1954. S. 868; Gernhuber J. Das Schuldverhaltnis. Tubingen, 1989. S. 268).

Заблуждение предоставляющего относительно существования своего долга. Заблуждение касается правового основания предоставления и поэтому не подрывает действительности предоставительной сделки (см.: Tuhr A. Allgemeiner Teil des Schweizerischen Obligationenrechts. Tubingen, 1924. Halbbd. 1. S. 376). Оно состоит либо в том, что предоставляющий верит в несуществующий факт (например, в заключение договора, который в действительности не был заключен), либо в том, что он не знает о существующем факте (например, об уже происшедшем прекращении своего долга). Если лицу известно, что долг не существует, и тем не менее оно совершает предоставление по несуществующему долгу, то закон отказывает ему в condictio indebiti (п. 4 ст. 1109 ГК РФ);

2) condictio ob causam futuram. Совершивший предоставление может истребовать предоставленное обратно и в том случае, если оговоренное сторонами правовое основание предоставления не осуществилось. Имеются в виду предоставления, рассчитанные на будущее обязательство, возникновение которого предоставляющий ожидает и, возможно, хочет вызвать через предшествующее предоставление: кто-то еще до заключения договора купли-продажи производит по нему платеж, выдает вексель по еще не возникшему долгу к уплате покупной цены и т.д. (см.: Larenz K. Op. cit. S. 492). Если в приведенных примерах ожидаемый договор купли-продажи не состоялся, то предоставляющий должен иметь возможность истребовать предоставленное обратно. Хотя его предоставление было изначально лишено правового основания, condictio indebiti здесь исключена, потому что в момент предоставления предоставляющий осознавал, что он не обязан к его совершению. Осознавая это, он хотел заранее исполнить предполагаемый им будущий долг, так как ожидал, что отсутствующее в момент предоставления правовое основание осуществится впоследствии. Поскольку же оно вопреки предположению предоставляющего не осуществилось, ему причитается condictio ob causam futuram.

Рассматриваемая кондикция применима и при предоставлениях, совершаемых ради какого-то будущего встречного предоставления, которое не может быть предметом обязательства (см.: Tuhr A. Allgemeiner Teil des Schweizerischen Obligationenrechts. Halbbd. 1. S. 380; Larenz K. Op. cit. S. 493). Так, например, А. дает Б. 100 000 руб., чтобы тот назначил А. своим наследником или сделал в его пользу завещательный отказ. Если встречное предоставление со стороны Б. не происходит, то А. может кондицировать у него 100 000 руб.

Возникновение condictio ob causam futuram, так же как и возникновение требования, на установление которого направлена обязательственная сделка, совершенная под отлагательным условием, зависит от будущего неизвестного обстоятельства. Поэтому по аналогии с абз. 1 п. 3 ст. 157 ГК следует признать, что condictio ob causam futuram исключена, если совершивший предоставление недобросовестно воспрепятствовал осуществлению правового основания;

3) condictio ob causam finitam. Неосновательное обогащение может произойти в связи с тем, что правовое основание, существовавшее в момент предоставления, впоследствии отпало. Это, например, имеет место при уплате процентов по основному требованию, которое затем прекращается с обратной силой путем зачета; при исполнении отменительно обусловленного обязательственного договора, если отменительное условие наступает; при отмене уже осуществленного дарения (реального дарения или исполненного дарственного обещания). В таких случаях с отпадением правового основания предоставления у потерпевшего возникает condictio ob causam finitam.

Информационные письма Президиума ВАС РФ

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Президиум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

Приложение: обзор на 22 л.

Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении

1. При расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

Клиент обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с экспедитора сумм, перечисленных ему ранее по договору транспортной экспедиции, на основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации*.
Из материалов дела следовало, что договор расторгнут по требованию клиента. Одностороннее расторжение договора в соответствии с его условиями допускалось. До расторжения договора клиент перечислил экспедитору денежные средства в счет оплаты будущих услуг, однако эти услуги не были оказаны.
Ответчик не оспаривал факт получения оплаты. Отказывая в удовлетворении иска, он ссылался на пункт 4 статьи 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Ответчик также полагал, что на основании абзаца второго статьи 806 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции сторона, заявившая об отказе, имеет право требовать только возмещения убытков, вызванных расторжением договора.
Кроме того, по мнению ответчика, статья 1102 ГК РФ не могла применяться, так как она не содержит указания на то, что неосновательное обогащение имеет место и тогда, когда основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии.
Арбитражный суд указал, что положения пункта 4 статьи 453 ГК РФ и абзаца второго статьи 806 ГК РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала.
При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода.
Основания для удержания перечисленных клиентом денежных средств отпали при расторжении договора, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность экспедитора по оказанию услуг. Суд удовлетворил заявленное требование на основании статьи 1102 ГК РФ, указав, что в данном случае получатель средств, уклоняясь от их возврата клиенту, несмотря на отпадение основания для удержания, должен рассматриваться как лицо, неосновательно удерживающее средства.

2. Требование из неосновательного обогащения может быть заявлено и в случае причинения вреда.

Организация своими силами осуществляла строительство гаража для собственных нужд. В последующем строительство было приостановлено, гараж как не завершенный строительством объект принят на баланс организации.
Муниципальное предприятие без ведома собственника демонтировало гараж и вывезло бетонные плиты, использовав их в дальнейшем для собственных целей.
Поскольку возврат плит в натуре был невозможен, организация обратилась к предприятию с иском о взыскании убытков, возникших в результате противоправных действий ответчика. Истец требовал взыскать стоимость вывезенных плит и затрат, понесенных при их монтаже.
Полагая, что на стороне ответчика имеет место обязательство вследствие неосновательного обогащения, истец свои требования основывал на нормах статей 1102 и 1105 ГК РФ.
Ответчик в отзыве на иск указывал на то, что обязательство вследствие неосновательного обогащения отсутствует. В данном случае имело место причинение внедоговорного вреда. Кодекс предусматривает особые правила, определяющие порядок возмещения вреда, в связи с чем в силу подпункта 1 статьи 1103 Кодекса требования о возврате неосновательного обогащения не могут быть удовлетворены.
Суд при вынесении решения констатировал, что имели место противоправные действия ответчика по изъятию у истца имущества, возврат которого в натуре невозможен. В связи с этим у истца возникли убытки в виде реального ущерба в размере стоимости строительных материалов на момент их приобретения ответчиком и затрат, понесенных истцом при их монтаже.
В силу положений статьи 1103 ГК РФ нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению к требованиям о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица, если иное не установлено Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений.
На основании статьи 1105 ГК РФ приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.
Учитывая установленное статьей 1103 ГК РФ соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с требованиями о возмещении вреда, суд констатировал, что требования истца подчиняются правилам, установленным параграфом 1 главы 59 ГК РФ. Вместе с тем суд пришел к выводу о возможности субсидиарного применения норм о неосновательном обогащении к требованию о взыскании стоимости строительных конструкций, поскольку присвоение чужого имущества в данном случае привело к обогащению ответчика. В указанной части иск был удовлетворен на основании статей 1102, 1105 ГК РФ.
Требование о взыскании убытков в размере затрат на строительство было удовлетворено судом на основании статей 1064 и 1082 ГК РФ.

3. Потерпевший вправе требовать возмещения стоимости неосновательного обогащения на основании пункта 1 статьи 1105 ГК РФ и в том случае, когда неосновательно приобретенное имущество не может быть использовано по назначению ввиду его полного износа.

Организация обратилась в арбитражный суд к предприятию с исковым требованием о взыскании стоимости ранее переданного ответчику имущества на основании пункта 1 статьи 1105 ГК РФ.
Из материалов дела следовало, что истец, ошибочно полагая, что действует на основании договора о совместной деятельности, передал ответчику несколько единиц строительной техники. Установив факт незаключения договора, истец потребовал возврата техники и при отказе ответчика обратился в суд с требованием о взыскании стоимости имущества на момент его передачи ответчику. Истец обосновывал свое право требовать возмещения стоимости имущества тем, что возврат техники в натуре в связи с ее существенным износом экономически нецелесообразен.
В своих возражениях ответчик указывал, что, как следует из пункта 1 статьи 1105 ГК РФ, приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества в случае невозможности возвратить его в натуре. В материалах дела имеются документы, свидетельствующие о наличии у ответчика техники, являющейся предметом спора. По мнению ответчика, законодательство связывает возможность выплаты компенсации с фактической невозможностью возврата полученного в натуре, а не с нецелесообразностью такого возврата, поэтому у истца отсутствует право требовать денежного возмещения.
Суд отклонил возражения ответчика, указав, что по смыслу пункта 1 статьи 1105 ГК РФ невозможность возврата имущества в натуре может иметь место не только в случаях, когда имущество отсутствует у неосновательно приобретшего его лица, но и в иных случаях. В данном случае строительная техника практически утратила свое хозяйственное назначение ввиду полного ее износа и не могла быть использована по первоначальному назначению, что подтверждено материалами дела. При таких условиях суд признал право истца потребовать от ответчика возмещения стоимости имущества в связи с невозможностью его возврата в натуре.
С учетом изложенных выше обстоятельств суд удовлетворил иск о взыскании стоимости неосновательно полученного имущества.

4. Правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате ошибочно исполненного.

Между истцом (арендатором) и ответчиком (арендодателем) заключен договор об аренде нежилого помещения. По договору истец обязался ежемесячно возмещать ответчику фактически понесенные расходы по обеспечению теплоэнергией, которые оплачивались в составе арендной платы на основании счетов, предъявляемых ответчиком.
При проверке обнаружилось, что ответчик включал в расчет ряд отчислений, не предусмотренных договором.
Арендатор обратился с иском о возврате излишне уплаченных денежных средств на основании статьи 1102 ГК РФ как неосновательно полученных ответчиком. Арбитражный суд удовлетворил требования истца.
Ответчик оспорил решение. По его мнению, при вынесении решения суд не учел, что стороны связаны договорными отношениями. Нарушения договорных обязательств по общему правилу влекут взыскание убытков. У суда отсутствовали основания для применения норм о неосновательном обогащении к отношениям сторон по договору.
Отклоняя жалобу, апелляционная инстанция указала, что статья 1103 ГК РФ предусматривает возможность применения правил главы 60 Кодекса к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений.
Оплата была произведена в связи с договором, но не на основании его, так как договором не предусматривалась обязанность арендатора возмещать включенные в счет расходы.
Поскольку особых правил о возврате излишне уплаченных по договору аренды сумм законодательство не предусматривает и из существа рассматриваемых отношений невозможность применения правил о неосновательном обогащении не вытекает, суд обоснованно руководствовался положениями статьи 1102 ГК РФ.

5. На денежные средства, излишне уплаченные за товар покупателем, начисляются проценты в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ с момента, когда обогатившееся лицо узнало или должно было узнать о неосновательности своего обогащения.

Между двумя предприятиями был заключен договор купли-продажи ремонтного оборудования. После передачи товара продавец выставил счет на сумму 6 млн рублей. Покупатель в счет оплаты перечислил продавцу 200 млн рублей.
Обнаружив факт переплаты, покупатель предъявил продавцу требование о возврате излишне полученных средств, а также об уплате процентов за весь период пользования чужими денежными средствами на основании пункта 1 статьи 395 ГК РФ.
Продавец требование в части основного долга признал, но не удовлетворил его в связи с отсутствием средств. Требование об уплате процентов продавец отклонил, указав, что узнал о неосновательности перечисления средств лишь при получении требования об их возврате.
Покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании неосновательно перечисленных сумм, а также процентов за пользование чужими денежными средствами за весь период пользования ими на основании статьи 1107 ГК РФ.
Из материалов дела следовало, что цена оборудования была согласована в договоре, счет был выставлен на согласованную сумму. Оплата в большей сумме произошла вследствие технической ошибки. Получение денежных средств в перечисленном истцом размере ответчик не отрицал.
В связи с тем, что ответчику была перечислена сумма, превышающая согласованный размер оплаты, суд обоснованно пришел к выводу о том, что в данном случае имеет место неосновательное обогащение на стороне ответчика, и удовлетворил исковые требования в части взыскания суммы ошибочно перечисленных средств на основании пункта 1 статьи 1102 ГК РФ.
При этом суд отверг доводы ответчика о том, что у истца отсутствует право требовать возврата исполненного в силу подпункта 4 статьи 1109 ГК РФ, поскольку истец, перечисляя средства, знал об отсутствии обязательства. Суд указал, что подпункт 4 статьи 1109 ГК РФ может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней.
В части взыскания процентов суд удовлетворил иск за период с момента получения ответчиком требования о возврате излишне уплаченных средств, указав, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.
Однако в материалах дела имелись доказательства того, что ответчик узнал о неосновательности приобретения средств до направления ему истцом требования.
Иные отношения, кроме отношений по продаже оборудования на основании конкретного договора, между истцом и ответчиком отсутствовали. Ответчик сам выставлял счет на конкретную сумму, в платежных поручениях истца имелась ссылка на конкретный договор и счет-фактуру. При таких условиях ответчик должен был узнать о неосновательности приобретения средств с момента получения сведений об их зачислении на его счет и передаче ему банком документов, содержащих данные об основании их зачисления.
Исходя из изложенного суд кассационной инстанции решение в части отказа в иске отменил и удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами с момента, когда ответчик получил от банка соответствующие сведения о проведенной по его счету операции. В остальной части решение оставлено без изменения.

6. Требование о взыскании доходов, извлеченных из неосновательно приобретенного в натуральной форме имущества, не может быть заменено требованием об уплате процентов.

Между истцом и ответчиком была достигнута предварительная договоренность о совместной производственной деятельности по заготовке леса. До заключения договора истец передал ответчику лесозаготовительную технику и оборудование в количестве 10 единиц стоимостью 2 914 500 тыс. рублей.
После передачи техники ответчик от подписания договора отказался. Требования истца о возврате техники были ответчиком оставлены без удовлетворения.
Истец, считая, что ответчик незаконно владеет указанной техникой и неосновательно обогатился за счет ее использования в своем производстве, обратился с иском о возврате имущества или взыскании его стоимости, а также об уплате процентов за незаконное использование имущества.
При этом истец указывал, что определить точный размер подлежащих возмещению на основании пункта 1 статьи 1107 ГК РФ доходов, которые ответчик извлек или должен был извлечь из этого имущества, затруднительно из-за технической сложности расчетов. Истец применил правила пункта 2 статьи 1107 и пункта 2 статьи 395 ГК РФ, посчитав неосновательным обогащением стоимость лесозаготовительной техники, и начислил на эту сумму проценты по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации за период пользования техникой.
Стоимость техники была определена истцом на основании акта приема-передачи.
Суд установил, что возврат техники в натуре невозможен, и на основании пункта 1 статьи 1105 и пункта 2 статьи 1107 ГК РФ исковые требования полностью удовлетворил.
Между тем в данном случае объектом неосновательного получения являлось имущество в натуральной (неденежной) форме. Возмещение потерпевшему неполученных доходов от использования такого имущества предусмотрены пунктом 1 статьи 1107 ГК РФ. Истец не представил доказательств, позволяющих определить размер полученных ответчиком доходов, а также данных о размере доходов, обычно извлекаемых при использовании аналогичного имущества.
Положения пункта 2 статьи 1107 ГК РФ применяются только в случаях, когда имело место обогащение в денежной форме. В связи с этим решение суда в части взыскания процентов по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации на сумму стоимости неосновательно полученного ответчиком имущества за период пользования им было вынесено с нарушением норм материального права.
Исходя из изложенного апелляционная инстанция отменила решение суда в части взыскания процентов и в этой части отказала в удовлетворении исковых требований. В остальной части решение оставлено без изменения.

7. Денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, могут считаться неосновательно полученными лишь в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения.

В арбитражный суд обратилось акционерное общество (арендатор) с иском к товариществу с ограниченной ответственностью (арендодателю) о применении предусмотренных статьей 167 ГК РФ последствий ничтожной сделки — договора аренды. При этом истец на основании статьи 1102 ГК РФ требовал взыскания с ответчика сумм, перечисленных ему ранее в качестве арендной платы.
Из материалов дела следовало, что помещение, являющееся предметом договора аренды, было фактически предоставлено истцу и использовалось им до момента предъявления данного иска.
Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал по следующим основаниям.
В соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
В результате исполнения ничтожной сделки истец фактически пользовался предоставленным ему помещением и в силу статьи 167 ГК РФ обязан возместить другой стороне в денежной форме стоимость этого пользования.
Арендная плата является формой оплаты собственнику за право пользования переданным в аренду имуществом. Размер перечисляемой истцом платы не превышал обычных ставок, уплачиваемых за аренду аналогичных помещений в данной местности.
При таких условиях суд признал, что перечисленная истцом плата не может рассматриваться как неосновательное обогащение собственника имущества.
В соответствии со статьей 1103 ГК РФ к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке правила о неосновательном обогащении могут применяться, если иное не вытекает из существа соответствующих отношений. В данном случае характер отношений сторон свидетельствовал об отсутствии обогащения на стороне ответчика-арендодателя, поэтому суд правомерно отказал в иске.

8. Возможность извлечения и размер доходов от использования ответчиком неосновательно приобретенного имущества должны быть доказаны истцом.

Организация обратилась в арбитражный суд с иском к предприятию о взыскании доходов, которые последний должен был извлечь из переданного ему имущества за все время пользования на основании статьи 167 и пункта 1 статьи 1107 ГК РФ. Ответчику переданы вертолеты по договору аренды, ничтожность которого была подтверждена судом.
Как следовало из материалов дела, техника не могла быть использована, поскольку была передана ответчику без свидетельств о регистрации и удостоверений о годности воздушных судов к полетам, наличие которых в обязательном порядке предусмотрено статьями 13 и 17 Воздушного кодекса СССР, действовавшего в период заключения договора. При отсутствии этих документов воздушные суда к эксплуатации не допускаются.
Истец не представил документы, подтверждающие факт использования вертолетов ответчиком и получение им доходов от их использования.
В связи с этим отсутствовали основания для применения норм о неосновательном обогащении, предусматривающие обязанность лица, неосновательно приобретшего имущество, возместить доходы, которые были получены или могли быть получены от его использования (п. 1 ст. 1107 ГК РФ).
Учитывая изложенное, арбитражный суд в удовлетворении заявленного требования отказал.

9. Банк, за счет которого произведено ошибочное зачисление средств получателю, вправе истребовать их от последнего как неосновательно приобретенное имущество.

Банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Как следовало из материалов дела, банк-истец дважды зачислил на расчетный счет ответчика сумму за отгруженные товары. Повторное ошибочное зачисление было произведено на основании поручения, полученного от банка-посредника (то есть банка, привлеченного для исполнения поручения плательщика), который в результате ошибки продублировал ранее направленное банку-истцу платежное поручение. Денежные средства на корреспондентский счет банка-истца были зачислены банком-посредником лишь по одному поручению. Второе поручение банк-посредник просил аннулировать, однако указание об отмене ошибочно данного поручения поступило банку-истцу после повторного зачисления средств на счет ответчика.
Суд исковые требования удовлетворил, указав, что согласно установленным правилам безналичные расчеты между юридическими лицами производятся через банки, но не за счет последних. В данном случае средства были зачислены повторно за счет средств банка-истца.
В соответствии со статьей 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно полученное имущество и уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами.
Средства за счет банка-истца были получены ответчиком без предусмотренных законом или сделкой оснований, и истец вправе их истребовать как неосновательно полученные по правилам об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

10. Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное.

В соответствии с соглашением о возмездной уступке права требования банк уступил другому банку право на получение от заемщика денежных средств, предоставленных ему по договору займа.
До получения уведомления о состоявшейся уступке заемщик произвел частичное исполнение обязательств прежнему кредитору. Новый кредитор обратился к прежнему кредитору с иском о взыскании неосновательно полученных денежных средств на основании статьи 1102 ГК РФ.
При этом истец указывал, что ответчик в порядке, установленном главой 24 ГК РФ, уступил свое право требования по договору займа истцу. По соглашению между истцом и ответчиком право считалось перешедшим к истцу с момента подписания ими договора о возмездной уступке. Свои обязательства истец выполнил и обусловленные договором суммы ответчику перечислил. Уступив права другому лицу, прежний кредитор сам утратил правовое основание для получения средств от должника-заемщика.
Поскольку права требования по обязательству перешли к новому кредитору, получение прежним кредитором от должника денежных сумм не имело правового основания. При таких условиях прежний кредитор обязан возместить стоимость полученного им лицу, за счет которого он обогатился.
Ответчик в своих возражениях ссылался на пункт 3 статьи 382 ГК РФ, в соответствии с которым, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Ответчик полагал, что новый кредитор в силу указанной нормы не вправе требовать полученное от прежнего кредитора, поскольку удовлетворение такого требования противоречит правилу о возложении риска на нового кредитора и означало бы истребование надлежаще исполненного.
Суд не согласился с доводами ответчика и удовлетворил исковые требования на основании статьи 1102 ГК РФ. При этом суд указал, что пункт 3 статьи 382 ГК РФ устанавливает правило, обеспечивающее защиту интересов должника, запрещая предъявление к нему повторного требования новым кредитором.
Возложение на нового кредитора риска последствий ненаправления должнику письменного уведомления не означает освобождения прежнего кредитора от обязанности передать новому кредитору неосновательно полученное. Новый кредитор несет риск неполучения этих средств от прежнего кредитора в силу, например, неплатежеспособности последнего.

11. Положения подпункта 4 статьи 1109 ГК РФ не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке.

На основании договора купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу. В последующем арбитражный суд по иску покупателя констатировал ничтожность договора.
Покупатель также обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании с продавца сумм аванса на основании статей 167 и 1102 ГК РФ.
Продавец в отзыве на иск указывал, что о ничтожности сделки покупатель не мог не знать в момент ее совершения, поскольку при ее заключении были нарушены требования закона. Покупатель перечислял суммы аванса, зная об отсутствии обязательств, поскольку сделка, противоречащая требованиям закона, не порождает правовых последствий, кроме связанных с ее недействительностью (п.1 ст.167, ст. 168 ГК РФ). При таких условиях в соответствии с подпунктом 4 статьи 1109 ГК РФ неосновательно полученное не может быть истребовано от приобретателя.
Решением суда исковые требования были удовлетворены. Суд указал, что при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями пункта 2 статьи 167 ГК РФ, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных подпунктом 4 статьи 1109 ГК РФ. В силу статьи 1103 ГК РФ в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

12. Денежные средства, перечисленные третьим лицам во исполнение недействительной сделки, подлежат возврату стороной по данной сделке.

Акционерное общество закрытого типа обратилось в арбитражный суд с иском к жилищно-строительному кооперативу о взыскании стоимости исполненного по недействительной сделке и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании подпункта 1 статьи 1103 и пункта 2 статьи 1107 ГК РФ.
Между истцом и ответчиком был заключен договор на реализацию инвестиционного проекта по расширению здания. Во исполнение своих обязательств истец по поручению ответчика погасил за ответчика его задолженность перед «Мосводоканалом», а также уплатил за ответчика средства в фонд долевого участия в развитии водопроводных и канализационных сетей, сооружений и централизованных источников энергоснабжения.
В последующем договор между истцом и ответчиком был признан арбитражным судом недействительным.
Арбитражный суд в иске о взыскании стоимости исполненного и процентов отказал, поскольку подпункт 1 статьи 1103 ГК РФ не может быть применен к возникшим правоотношениям. Стороны непосредственно друг другу что-либо в натуре не передавали. Произведенные истцом выплаты денежных средств третьим лицам не дают оснований для возникновения денежных обязательств между сторонами. Обогащения на стороне ответчика не возникло. Денежные средства от истца ответчик не получал и, следовательно, ими не пользовался. В связи с этим начисление процентов суд признал необоснованным.
Данное решение было отменено судом кассационной инстанции по следующим мотивам.
Факт погашения истцом в соответствии с договором за ответчика долговых обязательств последнего перед третьими лицами подтвержден материалами дела. В связи с произведенной оплатой ответчик сберег денежные средства за счет истца, приобретя право пользования теплом, электроэнергией, водой.
При признании договора между сторонами недействительным основания для сбережения денежных средств ответчиком отпали. Истец в соответствии с подпунктом 1 статьи 1103 ГК РФ и пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ вправе требовать возврата неосновательно сбереженных средств и процентов от обогатившегося лица.

13. Расторжение договора, обязывающего должника произвести платеж третьему лицу, не влечет обязанности последнего вернуть полученное плательщику на основании пункта 2 статьи 1107 ГК РФ.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с банка неосновательно полученных денежных средств и процентов на основании статьи 1102 и пункта 2 статьи 1107 ГК РФ.
Из материалов дела следовало, что истец перечислил банку денежные средства в оплату за выданную гарантию. Истец не являлся ни бенефициаром, ни принципалом по данной гарантии. В платежном поручении на перечисление средств истец указал, что оплата производится на основании и во исполнение договора банка с принципалом о выдаче гарантии.
Банк в соответствии со статьей 313 ГК РФ принял платеж как надлежащий и выдал гарантию.
Оплачивая услуги по выдаче банковской гарантии за принципала, истец действовал на основании договора с организацией-принципалом, по которому истец был обязан оплатить выдачу банковской гарантии банку, а организация-принципал, передать истцу товар на уплаченную банку сумму.
Товар поставлен не был, и по требованию истца договор с организацией-принципалом был расторгнут. В связи с этим истец потребовал возврата ранее перечисленных банку средств как неосновательно удерживаемых, поскольку с расторжением договора с принципалом основания для платежа банку отпали.
Арбитражный суд в иске отказал, указав, что банк не может считаться неосновательно обогатившимся за счет истца, так как основанием получения им средств являлся договор с принципалом и это основание не отпало. Имущественная выгода возникла на стороне принципала, поскольку его договорная обязанность была исполнена истцом, принципал же вследствие этого неосновательно сберег денежные средства.